Все рубрики
В Омске вторник, 28 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 53,3641    € 56,0535

Виктор ШАЛАЙ: «СибАДИ заявил, что ни к кому присоединяться не собирается. Что ж, насильно мил не будешь»

2 декабря 2015 10:50
2
4811

На прошлой неделе стало известно, что институт сервиса принял решение о присоединении к Омскому техническому университету. Зачем эти вузы объединяются, какого эффекта в результате ждут и как это будет происходить? – с такими вопросами обозреватель «КВ» Лев АБАЛКИН обратился к президенту ОмГТУ Виктору ШАЛАЮ.

– Виктор Владимирович, какие именно решения принял ОГИС?

– Единогласное решение ученого совета института сервиса состояло из двух пунктов: а) принять вместе с нами участие в конкурсе, б) присоединиться к ОмГТУ. Думаю, им это было непросто, они 6 лет стояли намертво, ни к кому не присоединялись.

– Хотя предложения такие были и раньше?

– Да. Мы на ученом совете приняли аналогичное решение. Единогласно: все 47 человек, участвовавших в голосовании. Нам очень импонирует позиция ректора ОГИС Дмитрия МАЕВСКОГО в том, что он понял идеологию развития будущего опорного университета, которая заключается в том, что мы должны создавать бренды мирового уровня. У них есть школа дизайна, которая может претендовать на это. Помимо проектирования костюмов должно быть и изготовление брендовой одежды. Такие мастерские мы видели в Миланском техническом  университете (Politecnico di Milano) – они зарабатывают для вуза половину денег. Там практически цеха стоят. Аналогично тому, что мы делаем в ОмГТУ в машиностроении: точим детали и тут же делаем науку. Второе общее с ОГИС направление – биотехнологии: машины, аппараты, оборудование для изготовления пищевых продуктов.

– Ученые советы проголосовали за участие в конкурсе. О каком конкурсе идет речь?

– Конкурс по созданию региональных опорных вузов. Их может быть в регионе два – технический и гуманитарный. А может быть один. Или ни одного. Сегодня в России 8 федеральных университетов, 29 национальных исследовательских. Но вся Россия ими не покрыта. Государство приняло решение о создании в каждом регионе одного или двух региональных опорных вузов, которым дадут деньги на развитие, приоритетные контрольные цифры набора, аспирантуру, магистратуру, дополнительные субсидии по науке.

– Об этом как о перспективе мы говорили с вами еще в начале года у нас в редакции на «кухонных посиделках». А почему именно сейчас вдруг начали объединяться?

– А сейчас объявлен конкурс. Все: первый его этап заканчивается 18 декабря. Мы должны уже подать документы.

– Но кроме вас кто-то еще может из Омска подать заявку?

– Результатом конкурса должно быть выполнение определенных критериев. Например, студентов должно быть не менее 10 тысяч.

– Результатом или правом на участие?

– Результатом. Через пять лет у опорного вуза должно быть не менее 10 тысяч студентов дневного отделения, бюджет – более двух миллиардов рублей и ряд других показателей. Но это еще не все. Когда мы федеральному Министерству образования сказали, что мы и сами уже почти достигли этих показателей, а значит, можем претендовать на статус опорного университета, нам ответили: нет, в первую очередь конкурс предполагает объединение вузов. В России очень много небольших вузов, которые необходимо по мнению министерства присоединить к лидерам. Для этого обозначены «пряники»: опорный вуз будет иметь автономный статус. Плюс куча других полномочий. А вот все, кто не попадет в число региональных опорных университетов, будут проходить по списку «прочих вузов», им не дадут магистратуру, не дадут контрольных цифр набора, закроют все непрофильные специальности. Короче говоря, они станут вузами, которые будут выпускать только бакалавров…

– То есть техникумами?

– Практически.

– Кроме вас кто-то участвует в первом конкурсе?

– Нет, не участвует.

– То есть вы это показали перспективу омского госуниверситета, СибАДИ и ряда других наших вузов?

– Мы все это обсуждали на совете ректоров. Более того, министр образования Омской области попросил высказаться по этому поводу каждый вуз. Из всех вузов только классический и технический университеты объявили, что да, мы хотим участвовать, но ищем партнера. Потому что обязательно должен быть партер. В течение трех лет федеральное министерство будет выделять дополнительно 200 млн руб. ежегодно вузу, который присоединился, и вузу, к которому присоединились, – по 100 миллионов каждому.

– А почему институт сервиса? Раньше разговор шел о СибАДИ.

– В ОмГТУ сейчас 8,5 тысячи студентов и 1,7 млрд руб. бюджет. Так что любой присоединившийся к нам технический вуз, даже самый маленький, сразу дает нам требуемые показатели. Конечно, мы полагали, что лучше бы к нам присоединился СибАДИ, поскольку он рядом, там больше студентов, мы друг друга во многом дополняем. Но в условиях конкурса записано, что объединение должно быть добровольным. И когда мы все это озвучили на совете ректоров, Автодор заявил, что ни к кому присоединяться не собирается. Что ж, насильно мил не будешь. А институт сервиса занял иную позицию. И для нас это оказалось даже лучшим вариантом.

– Почему?

– Во-первых, в ОГИС те специальности, которых у нас нет. Мы друг друга не дублируем – никого не надо сокращать. Во-вторых, их числовые показатели – 140 преподавателей, более 200 млн рублей бюджет и более 2 тысяч студентов – достаточны, чтобы мы сразу же на этапе присоединения выполнили все требуемые параметры. Третье, они не такие большие, чтобы на них ушло много денег. Для того чтобы поднять им зарплату, денег, которые нам выделят, хватит, еще и на другие направления останется.

– А у них средняя зарплата меньше, чем у вас?

– В нашем вузе самая высокая в регионе зарплата. К тому же все показатели – публикационная активность, объем НИР на одного сотрудника – делятся на количество людей. Если мы возьмем ОГИС – там 140 человек, у нас – 840… В институте сервиса объем НИР на одного работника – 75 тысяч рублей, а у нас 250 тысяч. А необходимо 200. Если мы их присоединим, мы на эти 200 тысяч легко выходим. А если бы к нам присоединили 600 преподавателей из СибАДИ, то наших средств не хватило бы, чтобы закрыть их дыры. И тогда надо было бы достигать этих показателей большой кровью: либо сокращением коллектива, либо существенной интенсификацией работы. Поэтому для нас ситуация оптимальная.

– Вы автоматически выигрываете конкурс?

– Нет. Сейчас необходимо получить добро от губернатора. Таковы условия конкурса. Далее до 18 декабря должны сдать документы, в том числе укрупненные планы развития. А дальше ждем. Кто-то попадет в первую волну, кто-то нет. В 2016 году будет второй аналогичный конкурс.

– Но независимо от того, попадете вы в первую волну или нет, объединение будет идти?

– Конечно – в какую-то из волн мы все равно попадем. Всего конкурс идет в три волны.

– В какую-то волну может подать документы уже и классический университет, объединившись, например, с педагогическим?

– Могут, но бюджет одного из них около 600 млн руб., другого – около 700 миллионов. Даже если им в течение трех лет будут давать на двоих еще 200 миллионов, им все равно до 2 миллиардов далеко. Это же какую интенсивную программу развития им нужно писать и осуществить на ближайшую пятилетку! Далее в одном из них 3 тысячи студентов, в другом – 4 тысячи. То есть по параметрам им объединения двух недостаточно – им еще кого-то надо искать.

– Опорный технический вуз с 10 тысячами студентов – это, конечно, хорошо. А есть ли такое количество желающих учиться? Недавно только, помню, был разговор, что школьников, сдающих ЕГЭ по физике, в регионе очень мало, а без этого экзамена в технический вуз не попадешь.

– У нас в текущем году набор на бакалавриат – 1300 человек и порядка 800 человек – магистратура.

– Это бюджетные места?

– Да. И мы немалые усилия прикладываем, чтобы выпускники школ Омской области сдавали физику. Мы создали интернет-лицей, с помощью которого можем доставить физику в любую деревню. Отвечаем на все вопросы и готовим к ЕГЭ.

– Появился ли тренд по увеличению сдающих физику?

– В текущем году в Омской области человек на 500 больше сдавало физику, чем годом ранее.

– Насколько я помню, последние годы говорилось, что немало абитуриентов поступают из Казахстана?

– В этом году 28%. Не было бы Казахстана, мы бы план по приему не выполнили.

– Сколько из них остаются в России?

– 50 на 50.

– Что даст вузу статус автономности?

– Сейчас у нас все деньги находятся в казначействе.

– Даже заработанные самостоятельно?

– Все лежит в казначействе. А когда ты автономное учреждение, то имеешь право положить в любом уполномоченном банке.

– То есть зарабатывать на этих деньгах.

– В свое время, пока нас на бюджетное учреждение не перевели, мы на своих текущих субсидиях зарабатывали порядка 50 млн в год. У нас были трехмесячные, шестимесячные и девятимесячные векселя в банках. Автономное учреждение вправе брать кредиты, учреждать предприятия. Пока мы можем создавать только так называемые малые предприятия. Вправе будем торговать. Сейчас у нас попечительский совет, а будет наблюдательный совет. В него войдут руководители омской промышленности, которые будут определять стратегию развития университета, содействовать исполнению этой стратегии, утверждать ректора. Это как совет директоров в акционерном обществе. Но будут и свои проблемы. Начнем платить налог на землю, полностью коммуналку. То есть возникнут и издержки. Но степеней свободы будет гораздо больше.

– То есть станете настоящим полноценным предприятием, как крупный завод, производящий не только выпускников, но и мелкосерийную товарную продукцию.

– И среднесерийную. Сейчас у нас на последнем этапе оформляется лицензия на право производства продукции в интересах Министерства обороны.

– Это какие направления деятельности имеются в иду?

– Без такой лицензии машиностроительные предприятия что-либо заказывать у нас не имеют права. У нас будет организована приемка военпредом. А это резкое увеличение объемов заказов. Нам, для того чтобы встать на уровень национальных, федеральных или международных университетов, в вузе должно быть НИР на уровне полумиллиарда. А у нас в этом году – 230 миллионов. Далее до 300 дотянем. Чтобы увеличить эти объемы, нужно организовывать процессы производства. Есть несколько наметок, как это сделать. Сейчас мы, например, начинаем разворачивать производство имплантов для медиков. Раньше это неактуально было, так как их можно было в Германии купить. А сейчас соотношение рубля и евро резко изменилось.

– Что еще даст объединение вузов?

– Омская область получит полноценный научно-образовательный комплекс, который будет реализовывать все виды образования: бакалавриат, магистрат, аспирантуру, докторантуру. При этом все это будет обеспечено государственными деньгами. Мы попадаем в число вузов, имеющих первоочередные льготы на открытие новых специальностей. Нам предоставят доступ к сетевой защите диссертаций, системы электронного образования запустим. Мы сможем развить новые направления деятельности. У нас есть задумки по энергетическому факультету, корпорация «Пожарная безопасность» готова сделать нас головным производителем систем очистки воздуха, систем пожаротушения. У нас есть направление, которое мы хотели бы развить, – центробежные компрессоры, вплоть до производства. Биотехнологии. Так что мы понимаем, куда вложить деньги для того, чтобы дальше развиваться. Сейчас мы делаем ресурсный центр образования для подготовки кадров для ПО «Полет», в дальнейшем мы можем и часть их технологических работ брать для себя. И для «Полета», для объединения имени Баранова, и для «Криотехники». Сейчас мы делаем это в виде изготовления каких-то деталюшек. Но мы можем и производственную цепочку наладить. Тут же – и процесс образования, и науки, и выпуска продукции. Конечно, мы не должны замещать предприятия, но встроиться в их жизнь обязаны, иначе инженеров хороших не будет.

Комментарии
ОдинЧерт 3 декабря 2015 в 23:47:
Хрен-то там:)))
Ирр 2 декабря 2015 в 15:28:
дай-то Бог
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.