Все рубрики
В Омске вторник, 16 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,8077    € 95,7849

Водителя ЛЮБОВЦЕВА мог отвлечь пьяный

24 мая 2017 10:41
0
2756

Александр ЧЕРТОЛЯС в Омском районном суде выступил с последним словом

Сегодня, 16 мая, в Омском районном суде заслушали последнее слово директора Пассажирского предприятия № 4 Александра ЧЕРТОЛЯСА и начальника автоколонны Валерия КОЧЕНЕВСКОГО. Их обвиняют в том, что они умышленно в составе преступной группы грубо нарушили режим труда работников предприятия, что повлекло за собой трагические последствия, в результате которых 16 человек погибли и 11 пострадали (ст. 238 ч. 3 УК РФ – оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц и ст. 143 ч. 2 УК РФ – нарушение требований охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц).

Напомним, 24 июня 2015 года на 20-М километре этой трассы произошла авария с участием автобуса ЛиАЗ, который развозил работников Сибирской птицефабрики, и автомобиля КамАЗ, груженного кирпичом. В аварии погибли 16 человек, в том числе 55-летний водитель автобуса Александр ЛЮБОВЦЕВ, работавший в Пассажирском предприятии № 4. Согласно данным следствия, в этот день он провел за рулем около 12 часов, о чем знали его руководители. В июне 2016 года суд Омского района вынес решение о виновности водителя в ДТП. Было установлено, что, находясь в утомленном состоянии, он потерял контроль над управлением транспортным средством и выехал на полосу встречного движения, где допустил столкновение с автомобилем КамАЗ с полуприцепом, груженным кирпичом.

Валерий КОЧЕНЕВСКИЙ отказался от последнего слова, а Александр ЧЕРТОЛЯС воспользовался своим правом высказаться. Он начал свое 40-минутное выступление со слов соболезнования пострадавшим и родственникам погибших в аварии.  В своей речи ЧЕРТОЛЯС обратил внимание суда на моменты, которые, с его точки зрения, были упущены во время следствия и суда. В частности, на отсутствие схемы посадки всех  пассажиров автобуса, а также на тот факт, что в нем находились нетрезвые люди: «В салоне автобуса находились два человека в состоянии алкогольного опьянения. Один из них в тяжелой степени. 3,86 промилле в крови – это практически алкогольная кома (официально коматозным состоянием считается содержание в крови от 4,0 промилле. – Прим. Ред.).Где он сидел и как себя вел? При выезде на трассу автобус совершил поворот на 90 градусов вправо. Этот человек элементарно мог не удержаться на сиденье и упасть в проход, чем отвлечь водителя, потому что падение пассажиров в салоне автобуса при обращении в травмпункт – это стопроцентное ДТП по вине водителя, за которое он будет наказан, а с момента поворота до столкновения прошло не более 3 минут. За это время автобус успел только набрать ту скорость, на которой произошло ДТП».

Александр ЧЕРТОЛЯС не согласен с обвинением, что на предприятии не велась работа по снижению сверхурочных. Он рассказал, что именно делалось: «Маршруты с низкой рентабельностью передавались частным перевозчикам. Это снижало  нагрузку на водительский состав предприятия. Факт можно отследить по договорам, заключенным с частными перевозчиками. Проводились обследования пассажиропотока, вносились изменения в графики движения автобуса, вводились отстойные графики. Об этом водители тоже говорили. То есть автобусы работали только утром и вечером, тем самым сокращалось время работы на маршруте».

После ДТП переработку запретили и заработная плата водителей существенно снизилась. «Предприятие за 1,5 года потеряло 50 процентов численности водительского состава. Если в 2010 году работало 338 человек, то в январе 2015 года на предприятии числилось 362 водителя, в октябре 2015-го – 277, в апреле 2017 года – 197. Аналогичная ситуация и по заработной плате. Если в  начале 2015 года она была на уровне 26-29 тысяч рублей в месяц, то после ДТП в июне было 24 тысячи, в июле – 22, в августе – 19, в сентябре и октябре – 20 тысяч рублей», – рассказал ЧЕРТОЛЯС и добавил: «Понимая, что снижение уровня заработной платы приведет к оттоку наиболее квалифицированной части водительского состава, я не давал КОЧЕНЕВСКОМУ команду обязать всех водителей предприятия работать не более чем баланс рабочего времени. Почему никто не задается вопросом, что автобус делал не на маршруте, а на так называемом заказе? Уже не первый год городской пассажирский транспорт финансируются по остаточному принципу и работа на заказе – это не что иное, как зарабатывание денег для предприятия, которых катастрофически не хватает. Ведь не зря же прокуратура направила представление мэру и в городской совет по поводу финансирования предприятия».

Александр ЧЕРТОЛЯС обратился к суду: «Почему следствие рассматривает только одну версию переработки? Их может быть много, но проработкой никто не занимался. Например, отвлечение водителя – как самого, так и посторонними лицами. Он мог захотеть попить. Все мы знаем, что в тот день была сильная жара, высокая температура – что за бортом, что в кабине автобуса. Он мог элементарно чихнуть. На это уходит 4-5 секунд, а это потеря контроля за движением автобуса. За это время на тех скоростях, которые зафиксированы в материалах уголовного дела, автомобили сблизятся на 170-180 метров. Вопрос состояния проезжей части не рассматривался, а свидетель КОМАРОВ, водитель автобуса Пассажирского предприятия № 4, здесь в суде утверждал, что на месте ДТП была «гребенка». Именно водитель КОМАРОВ выполнял подачу автобуса ЛиАЗ-62-12. Утром он привозил сотрудников на работу, а ЛЮБОВЦЕВ вечером забирал их». И лишь вопрос отвлечения водителя на телефонный звонок был проработан следователем после запроса адвоката ЗАВЬЯЛОВА.

Свои доводы Александр ЧЕРТОЛЯС резюмировал так: «Все это может говорить только о том, что материалы собраны поверхностно. Настоящая причина произошедшего не установлена. Но нужны стрелочники, так как резонанс на всю страну, и без виновных у нас никак»

В завершение своей речи ЧЕРТОЛЯС отметил: «Я готов нести ответственность, если моя вина как руководителя предприятия будет доказана. По поводу моего коллеги: я считаю его невиновным в ДТП. Он выполнял свою работу на основании трудового договора и должностной инструкции. Свою вину я не признаю и прошу суд принять справедливое решение».

Приговор Александру ЧЕРТОЛЯСУ и Валерию КОЧЕНЕВСКОМУ  судья Александр ПЕЧЕНИЦЫН огласит в Омском районном суде 29 мая. Напомним, прокурор Анна КОСТИНА просила назначить Александру ЧЕРТОЛЯСУ наказание в виде семи лет лишения свободы, КОЧЕНЕВСКОМУ –  пяти с отбыванием наказания в колонии общего режима, а также дополнительное наказание – лишение права заниматься деятельностью в сфере пассажирских перевозок – на два года каждому.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.