Все рубрики
В Омске понедельник, 6 Декабря
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,7426    € 83,2406

Татьяна ХАЛИНА: «Это люди крупного бизнеса, им невдомек, как костюмы Армани можно сменить на калоши и панаму с сеткой от комаров»

18 апреля 2021 07:00
0
4180

Вместо Банка – банки… с иван-чаем. 

Променять почти два десятка лет службы в банковской системе на микробизнес, а понятный статус и стабильно высокий заработок на сбор таежных трав и ягод? Может, и нелегкая для воплощения затея, но вполне себе реальная. Такой путь выбрала Татьяна ХАЛИНА, став идеологом бренда купажированного иван-чая SIBIRTEA. Пандемийный год, уходя, улыбнулся экс-финансистке победой в номинации «Бизнес с сибирским характером» в омской премии «Предприниматель ГОроДА-2020», проводимой в рамках нацпроекта по поддержке деловых инициатив. Обозреватель «Коммерческих Вестей» Анастасия ПАВЛОВА, перед тем как продегустировать иван-чай с вишней, уточнила: каково это выживать и даже плодить успехи на стремительно наращивающем темпы развития рынке заготовки кипрея.

– Татьяна, 18 лет вы были погружены в числа... Пойти в экономисты побудили родители?

– Напротив, они меня отговаривали! Боялись, что без связей не найду себе работу в этой сфере. Но я справилась. Окончила Омскую банковскую школу (при ЦБ РФ), получила специальность в области финансов и кредита в ОмГУ, а затем работала в целой череде банков, поскольку они сливались друг с другом: КМБ, Диалог-Оптим, ТрансКредитБанк — ВТБ24 — ВТБ. В итоге дослужилась до директора дополнительного офиса с 25 подчиненными. Я знала многих клиентов-предпринимателей, объездила с деловой миссией буквально каждую деревню в Омской области. Но поглощения банков с каждым разом давались все трудней: знакомство с новыми руководителями, объединение штатов, необходимость приноровиться к совершенно новой электронно-информационной платформе, все ожесточающиеся планы продаж... И даже высокий заработок, позволявший мне быть главным кормильцем семьи, не оправдывал этих стрессов. Сказывалась и хроническая усталость: в молодости мы с мужем много путешествовали на машине по всей стране, ночевали в палатках. Когда у нас родилось двое детей, конечно, разъезды пришлось сильно сократить. Мы оба ужасно тосковали по природе.

– Но вы какое-то время совмещали банковскую карьеру с увлечением иван-чаем.

–Да, в 2011-м я ушла в первый декрет, а лето 2012-го мы с семьей проводили на даче моей мамы в районе Фадино. Там обратила внимание на поля очень красиво цветущего, яркого иван-чая. Заинтересовалась, собрала на пробу, стала знакомиться с темой. На тот момент российский рынок иван-чая только зарождался: появлялись первые производители мелкого и крупного масштаба в Вологде, Екатеринбурге, на Алтае, на Байкале, которые активно делились в сети способами его производства. Я прокручивала иван-чай в мясорубке, поскольку руками добиться выделения сока очень проблематично. А в этом и есть весь смысл приготовления чая. Перемалывая, выжимая лист, мы выгоняем сок на поверхность, он окисляется, запускается ферментация. При этом процессе запах иван-чая меняется с сенного – через фруктово-цветочные ноты – к запаху соленых огурцов. Сушили чай мы в обычной духовке. Экспериментировали с температурой, влажностью, выдержкой. Все это влияет на крепость и вкус напитка. Смешивали партии, пробовали разные виды ферментации: вакуумную, в морозильной камере, когда кристаллы разрывают клеточную структуру и выпускают сок. Можно добавлять в смесь непосредственно цветки иван-чая – в них содержится много пыльцы, которая обеспечивает медовый аромат и характерный сладковатый привкус. Подчеркну, что у всех производителей иван-чая свой фирменный рецепт, вы не найдете на рынке идентичных вариантов.

– С ваших слов получается, что этот рынок насыщен конкурентами.

– Мы соперничаем не друг с другом, а пытаемся составить конкуренцию производителям черного чая. Когда на кофейном рынке появился цикорий, поначалу никто не верил, что он сможет отбить позиции. А он занимает довольно существенную долю – 30%. На чайном рынке иван-чай пока занимает 5%-10%, но обороты стремительно растут. У нас даже не хватает мощностей, чтобы обеспечить спрос. Только в Китай ежегодно отгружается 150 тонн российского иван-чая. Самый большой плюс этого напитка – высокое содержание витамина C, отсутствие кофеина. Он обладает успокаивающим психику эффектом, что особенно актуально в наши дни.

– Так когда вы стали продавать плоды своего труда?

– Первоначально просто угощали своих приятелей и собирали честную обратную связь. В том числе отправляли образцы по почте – у нас много друзей живет в других регионах. Так отсеивались неудачные сорта, от которых мы впоследствии отказались. Само собой, это был незначительный приработок. В 2016 году я открыла магазин в Омске на «Ярмарке мастеров», на которой впервые продала чай незнакомым людям. К тому моменту мы все еще занимались многим вручную. Заказывали кустарные варианты оборудования – например, деревянный круг с ребрами, в котором закручиваются чайные листы. По вкусу крупнолистовой чай и мелко молотый (пропущенный через мясорубку) сильно отличаются. Первый слабее заваривается, поскольку выделяется меньше сока, но выглядит он более презентабельно. Но работать с иван-чаем сложнее. Листья классического китайского чая, камелии, более твердые, их тяжелее скручивать. Сушат их при температуре свыше 100°. А иван-чай очень нежный, ему достаточно 30-40°, обращаться с ним надо щадяще, иначе он превратится в кашу.

– Как развивались дальше?

– На той же «Ярмарке мастеров» я познакомилось с дизайнером из Красноярска, которая живет в Италии. Саша разработала нам логотип за 20 000 рублей, посоветовав сразу выходить на премиум-сегмент. Она же помогла с неймингом. Нужно было выбрать торговую марку, которая еще не зарегистрирована, ни с чем известным не перекликается, но имеет привязку к месту. Что-то универсальное, с прицелом на международный рынок, поскольку в Европе растет спрос на сибирские дикоросы, кедровые орехи, чагу и прочие экопродукты. SIBIRTEA могут одинаково прочитать как русскоговорящие, так и иностранцы. Опять же на ярмарке я увидела и упаковку, которая запала мне в душу, из картона цвета слоновой кости, имитирующего лен. Было понятно, что в коробочку такого уровня нельзя положить посредственный чай. Я стала разрабатывать купажи, которые имели бы ярко выраженный вкус, как чай с вареньем из моего детства. Мы добавляли только настоящие плоды и ягоды, никогда не работали с ароматизаторами.

– И что же вы используете?

– Садовые яблоки, малину, вишню, облепиху, корицу, сама выращиваю базилик, мяту, мелиссу. Апельсин, имбирь мы покупаем в свежем виде и засушиваем.

– Каковы были отзывы?

– Первая партия произвела фурор. Но было непросто. Муж полностью посвящал себя сбору листьев и ягод, а я плакала над роллером, который рвал и сжевывал листы. Треть собранного урожая, к сожалению, из-за этого оказалась бракованной. На новой сушилке сгорела еще часть партии. Все познавали методом проб и ошибок: покупали силиконовые шланги, уплотнительные кольца. После этого стало понятно, что на следующий год мы уже не станем экономить на профессиональном оборудовании.

– Вы говорите, что друзья вас поддержали. А бывшие коллеги?

– С ними сложнее. Неудивительно, ведь это люди крупного бизнеса, им невдомек, как костюмы Армани можно сменить на калоши и панаму с сеткой от комаров. Но сейчас, помимо Москвы, мы работаем с Калининградом, Салехардом, Красноярском, Краснодаром, Сочи, Беларусью, Италией, Канадой. Кроме частников, у нас покупают чай магазины, кофейни и рестораны. Я веду бизнес-аккаунт в WhatsApp, магазины в Facebook, Instagram, Вконтакте. За все это время мы не давали никакой рекламы, о нас узнавали только по сарафанному радио.

– В какой момент вышли на этап серьезного производства?

– Мы шли к нему все восемь лет! Я отработала первый квартал 2019 года, уволилась и решила всерьез посвятить себя чаю. Профессиональное оборудование заказала на сайте «Алибаба». Жарочная печь стоит около 300 тысяч рублей (их у меня уже три), роллер, скручивающий листы, около 200 тысяч. Еще нужны бамбуковые поддоны. Суммарно же за эти годы мы вложили в бизнес более двух миллионов рублей. Раньше все делали вдвоем, впервые помощников наняли только в 2020 году. В нынешнем, с учетом спроса на наш товар, придется не меньше 10 человек пригласить только для сбора. Еще несколько человек мне понадобится для приема заказов, общения с клиентами, ведения соцсетей, так как мы на все лето уезжаем в Тарский район, в деревню Курляна-Дубовка, а там нет связи.

– Почему именно туда?

– Там живут наши знакомые, к которым мы регулярно ездили в гости. А когда увлеклись иван-чаем, стали там же его и производить. В прошлом году, поняв, что производство себя оправдывает, мы купили соседний дом. Иван-чай в районе Фадино, конечно, сильно отличается от таежного, растущего в 400 км от Омска. Если степной лист достигает 15 см в длину, 1,5 см в ширину, быстро выгорает и цветет всего месяц (как правило, в июне или июле), то в тайге иван-чай подлежит сбору практически все лето, поскольку там прохладнее и влажнее, зеленая масса с одного растения в разы больше, а размер может достигать 30 см на 5 см. В Фадино приходится работать чуть ли не круглосуточно, чтобы набрать нужный объем, в Тарском же районе можно собирать чай гораздо в более спокойном режиме. Вдвоем за сезон мы в состоянии получить около 700 кг готовой продукции. Чай усыхает в пять раз. То есть собрав 100 кг листьев, получаем 20 кг чая.

– Какую ценовую политику выбрали?

– Щадящую. Несмотря на то, что я профессиональный финансист, мне психологически сложно установить высокую цену на свой продукт. Друзья сильно ругают меня за это, поскольку я достаточно долго продавала чай практически по его себестоимости, совершенно не учитывая вложенного труда. В 2019 году 50 г чая стоили у меня 200 рублей. А ведь только одна упаковка для этой фасовки обходится мне 57 рублей. Около пяти рублей стоит наклейка. Еще необходимо добавить стоимость пакетика, в который завернут чай. Купаж, опять же. Один кг лесных ягод стоит 3000 рублей, а еще нужно добавить стоимость электроэнергии при сушке – северные ягоды имеет плотную кожуру, их необходимо выдерживать дольше обычных. В каждую пачку чая уходит около 10 граммов купажа. 2000 рублей стоит свежий розмарин, его тоже надо сушить, он станет в четыре раза легче. В 2020 году меня все-таки убедили продавать пачку иван-чая на 50 рублей дороже, а сейчас ее стоимость уже 300 рублей.

– Последний год каким выдался для вас?

– В ноябре 2019-го моя подруга сподвигла меня участвовать в конкурсе «Мама-предприниматель». Мой проект вошел в тройку лучших. Там я познакомилась с руководителями местных бизнес-объединений. Потом мы заняли в конкурсе «Сибирский сувенир» второе место в гастрономической категории. В июне 2020-го получили от Службы занятости грант на 500 000 рублей, который помог нам взять в аренду помещение под цех в городе, купить необходимое оборудование. В Таре у нас заготовочный цех, где мы собираем и ферментируем чай, заготавливаем купажи, а в Омске мы купажируем чай, фасуем и упаковываем. В октябре мы посетили выставку ПИР-ЭКСПО где и познакомились с сегодняшними партнерами из Москвы и Калининграда. За лето 2020-го заготовили 200 кг чая и 100 кг купажа. В линейке у нас сейчас 18 сортов.

– Видела у вас в соцсетях подарочные наборы.

– Это эксклюзивные заказы от моих бывших банковских клиентов, со многими из которых я осталась в дружеских отношениях. На день рождения одному из них подарила свой чай, оценив его качество, он попросил меня сделать наборы для своих партнеров из Москвы. Один бокс стоит 3500 рублей. Другого бывшего клиента, ныне проживающего в столице, я пригласила к себе в цех, когда он сказал, что ему нужны сибирские сувениры. Неожиданно приехал вместе с коллегами. А те настолько остались впечатлены ароматной экскурсией, что выкупили у меня почти треть партии, предназначенной для Калининграда. Приятель до сих пор шутит, что мою компанию пора приобрести целиком на самом старте! Жена одного из этих столичных предпринимателей заказала такие же подарочные наборы учителям на 8 Марта. Плюс мы получили заказ на июль для важных гостей из столицы. Да и вообще урожай еще не собран, а заказов уже очень много. За сезон 2021-й мы планируем заготовить 1,5 тонны иван-чая. Специально так много, чтобы официально продвигать свою продукцию через магазины и рестораны по всей России. Но в первую очередь планирую охватить Омск и Москву.

– Смотрела с вами трансляцию с премии в рамках нацпроекта. Поздравляю!

– Я вообще не ожидала, что смогу победить. Первого марта нас наградили встречей с топ-командой 2GIS с участием генерального директора Веры ГАРМАШ, а также известными новосибирскими бизнесменами. Эта зима в принципе выдалась очень обильной на новые контакты. Недавно я провела встречу с предпринимателями и жителями Усть-Ишима, которую организовал замглавы района, рассказала им о потребности на рынке в травах и дикоросах, о процессе производства иван-чая и необходимом оборудовании. Сейчас сложно сказать о каких-то конкретных договоренностях, решается вопрос, кто будет курировать взаимодействие, к тому же есть проблема доставки в цех сырья из-за плохих дорог. Однако в целом я считаю поездку успешной, поскольку мне предложено пользоваться местной рабочей силой и дарами природы. Надеюсь, что это выльется в продуктивное сотрудничество.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 10 марта 2021 года.



Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.