Все рубрики
В Омске вторник, 21 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,3315    € 85,8785

Нелли МАЛЫШЕВА: «Что касается [ковидных] денег (по 5000 евро) немецкому бизнесу, — часть потребовали назад, — те, что были потрачены не по назначению… «Раздачей» воспользовалось много мошенников. Поэтому программу закрыли»

30 мая 2021 09:25
0
2340

Cильно изменились требования к модельным типажам – стали больше востребованы модели plus size или нестандартные». 

Прошел год спустя начала пандемии, Россия, кажется, идет на поправку. Чего, похоже, не скажешь о строгой Европе, в которой до сих пор действуют всевозможные ограничения. На прямой связи из Дюссельдорфа Нелли МАЛЫШЕВА, президент модельного агентства Nelly Models International, которая рассказала обозревателю «Коммерческих вестей» Анастасии ПАВЛОВОЙ, как меняется мир вокруг, модельный бизнес и мы сами.

— Нелли Николаевна, какая обстановка сейчас царит в Германии?

— Ковид, со всеми его последствиями и влиянием на устоявшиеся порядки, глубоко проник в наш быт и наш стиль жизни, изменив его до неузнаваемости. Надежды, на то, что когда-то полностью все восстановится, уже нет. Западные ученые предрекают как минимум 20 лет такой жизни, что станет для следующего поколения уже нормой. Непосредственно в Германии обстановка с противоковидными мерами довольно странная, не такая как в других странах Европы и тем более в других частях света. Немцы, как всегда, демонстрируют верх бюрократизма и перестраховываются, но, видимо, не безосновательно. Вторая волна короны накрыла нас первого ноября, сразу после празднования Хэллоуина, который отмечали уличными гуляниями и встречами в кафе. Я сама лично была 31 октября с друзьями в ресторане, мы решили встретиться перед новым локдауном, который должен был продлиться всего две недели. И тогда мы не могли даже предположить, что он затянется на долгие полгода, что вторую волну сменит третья и все временные меры получат силу закона. Да, теперь в Германии принят закон по противоковидным мероприятиям, которые вступают в силу автоматически при количестве зараженных более чем 100 человек на 1000 в каждом отдельном городе, округе, земле.

— А какие конкретно ограничения действуют?

— Масочный режим не прекращался и с определенного времени усилился тем, что ввели жесткое правило использования только одного типа респираторных масок – FFP2, которые по мнению Бундестага имеют более высокий уровень защиты. Только в такого типа масках необходимо ездить в общественном транспорте и посещать магазины. В других местах, в офисах, например, или просто на улице можно носить любые маски. Но до тех пор, пока со всеми этими масками разобрались, народ высказывал свои недовольства в соцсетях, были протесты на улицах. После протестов (или так совпало) стали приходить всем письма с двумя купонами на получение бесплатных масок такого типа, по шесть шт. на талон. Их можно было получить в любой аптеке, оплатив взнос в два евро. В моей аптеке дополнительно подарили еще одну, что было приятно. По началу отсутствие масок отслеживалось полицейскими, которых стало в разы больше, особенно на вокзалах и оживленных улицах города. Я слышала, что нарушителей штрафовали, в прессе даже приводились совокупные цифры полученных штрафов, но лично меня никто не штрафовал, только предупреждали надеть маску или натянуть ее повыше на нос. А тот закон, о котором я упомянула выше, грозит закрытием всего, если норма заболевших будет превышена, то есть очередным жестким локдауном. Это означает, что все учебные заведения переходят на онлайн обучение, все магазины, кроме продуктовых, закрываются, вводится комендантский час с 22 часов до пяти утра. Ну и, естественно, без масок и отрицательного ковид-теста никуда.

— Что с заболеваемостью непосредственно?

— Уровень заболеваемости был довольно высокий, потому локдаун продлевали и продлевали. Границы по Европе были открыты и народ «таскал» туда-сюда разные штаммы вируса. Потом имеют место особенности немецкой медицины. Дело в коечном фонде. Тут не рассчитано, чтобы люди долго в больницах лежали, это дорого. После операции максимум вас продержат два-три дня, а чаще в этот же день или на утро вас отправляют домой отлеживаться. Никто не будет держать вас 14 дней, как это делается в России. Даже сейчас, когда объявили о спаде, магазины, спортзалы, бассейны, выставочные центры и прочие общественные места не торопятся открывать. Каждый день мы узнаем о новых правилах, которые вводятся с частичным ослаблением защитных мер. Например, в некоторые магазины теперь можно попасть на шопинг, но для этого нужно зарегистрироваться онлайн на определенное время и при входе иметь с собой QR-код с отрицательным ковид-тестом (даже если сделана прививка). В принципе для немцев это привычная мера, ведь на прием к врачам просто так не попасть – нужно также заранее бронировать время визита онлайн или по телефону. Что касается тестирования, то по всему городу, в Дюссельдорфе, во всяком случае, открыты пункты, где за три минуты сделают бесплатный Schnelltest (шнельтест – быстрый тест), результаты которого вы получите на электронную почту или по QR-коду уже через 15 минут. Этот результат действует ровно 24 часа и можно успеть в магазин сходить, к парикмахеру, нужно только заранее иметь именную запись во все эти места. Если же вы хотите путешествовать в другую страну, то вам придется сдать уже ПЦР тест, действие которого длится 48 или 72 часа.

— А у соседей как дела?

— В Нидерландах уже давно сняты жесткие ограничения: магазины открыты, их можно посещать без теста и записи, но в масках. Кафе работают на уличных террасах, народ гуляет, радуется жизни. И конечно же, многие немцы ездят на шоппинг в приграничные города Нидерландов, что в свою очередь бьет по экономике Германии. Печально видеть пустующие витрины магазинов и кафе. Там, где раньше кипела жизнь – теперь затишье. По словам моих знакомых немцев, многие фирмы разорились и закрылись, особенно небольшие. Все крупные бренды позакрывали часть филиалов, даже банки сократили число офисов и число приемных часов – почти все операции делаются онлайн или по звонку в колл-центр. Такая роскошь, как персональный менеджер, ушла в прошлое.

— Теперь, год спустя после начала пандемии, предлагаю подвести итоги как со стороны обывателя, так и со стороны предпринимателя. Понятно, что государства были застигнуты врасплох. Но прямо сейчас как вы оцениваете принятые меры по безопасности, например, поддержке бизнеса? Было ли этого достаточно?

— Считаю, что поначалу, не все страны серьезно оценили масштабы пандемии и поэтому первоначальные меры были не такие жесткие как последующие, что было заметно и не сразу понятно людям. Как человек, как гражданин я все это понимаю и поддерживаю принятые меры. И даже как предприниматель могу понять. Но глядя на то, что происходит вокруг, как многие закрываются и не могут встать с колен... Это вызывает тревожное чувство. Все предыдущие кризисы давали шанс на выход из ситуации путем принятия других решений и оптимизации производства. Теперь же подобные меры не работают. Пандемия учит нас терпению и выдержке прежде всего и поиску опять же новых, но уже нестандартных решений. Использованию новых технологий, которые приходится изучать регулярно, так как более 90% коммуникаций теперь происходит онлайн. Что касается поддержки бизнеса, то у меня нет примеров среди моих знакомых кто бы получил значимую поддержку от российского государства. Лично я – ни копейки. Налоги с меня как с ИП, были востребованы в установленные сроки, никаких отсрочек никто не дал. Что касается тех мифических денег (по 5000 евро и больше), которые получили немецкие предприниматели, о которых писали в начале пандемии — часть денег потребовали назад, — те, что были потрачены не по назначению. Более того, этой «раздачей» воспользовалось много мошеннических организаций и таким образом огромные деньги утекли в неизвестном направлении или даже террористам, о чем писали СМИ, обвиняя государство в невольном содействии нехорошим людям. Поэтому эту программу закрыли сразу, когда были выявлены подобные упущения. Второй раз такую «раздачу» не стали осуществлять.

— Изменилось ли, по вашим наблюдением, отношение людей к себе, семье, здоровью, бизнесу, свободе перемещения и прочему? У вас лично произошло какое-то переосмысление себя, своей деятельности?

— В целом люди стали осторожнее, это заметно. В транспорте садятся в шахматном порядке, стараются рядом не стоять. В принципе, это вполне осуществимо, так как транспорт ходит полупустой. В продовольственные магазины вход строго с тележкой, которая и создает необходимую дистанцию 1,5 метра, везде метки и напоминания. Во всех помещениях, метро – стоят установки с антисептиком – это уже привычно. Люди, особенно пожилого возраста могут аккуратно попросить вас натянуть маску на нос, на что люди чаще реагируют благодарностью за напоминание. Что касается личного переосмысления – да такой процесс идет и по моему мироощущению он происходит логично и своевременно. Стала больше задумываться о личной самореализации, о наставничестве, о коучинге. Происходит концентрация мыслительных процессов и разбор накопленного опыта с дальнейшим его применением в нынешних условиях. И рождаются новые направления, которые раньше отодвигались на второй план, так как жизнь так быстро неслась и нужно было успевать решать текущие дела. А сейчас время будто поставлено на паузу или на медленное воспроизведение и теперь можно жить в настоящем и успевать параллельно мыслить о более высоких материях. Мысли о своей книге я не оставляю, наоборот, практически приблизилась к ее реализации – стартует мой блог как коуча для индивидуалистов. Почему индивидуалисты? Об этом можно будет прочитать в моем блоге и при желании даже получить консультацию.

— Когда вы последний раз были в России?

— В России я была в конце августа 2020. Вылетела сразу, как это стало возможным. Тогда воспользовалась воздушным коридором через Турцию, прямые рейсы из Германии были только вывозные. Прилетела с целью закрыть офис, который на тот момент пустовал уже пять месяцев, а перспектив его открыть на полную мощность не было. И это было интуитивное на тот момент решение, но как показало время – очень правильное. Это дало мне возможность сохранить в Омске подготовительную базу – мою школу моделей с уникальным составом преподавателей, которых я долго собирала. Школа работает, новые лица постоянно поступают в мой круг наблюдения. Со всеми общаюсь онлайн и при первой возможности планирую прилететь на живой кастинг. В Германии, у себя дома в Дюссельдорфе я организовала home office. Это отдельная комната, где исключительно рабочая обстановка, что всегда меня настраивает на рабочий лад. В соседней комнате – велотренажер, который я подарила себе на день рождения. Так что, когда нужно чуть размяться, то перехожу из «офиса» в «зал» и тренируюсь. Потом снова за работу. Рядом с домом зеленый парк, так что всегда можно прогуляться на свежем воздухе. Конечно же я скучаю по Омску и по моим моделям, и моей команде, онлайн общение не заменит живого, но к новым реалиям приходиться привыкать. Когда я была в России, еще на тот первоначальный момент, конечно же было заметно, что ношение масок не является для людей обязательным. То есть, правило было, но соблюдали его не все. А когда я поехала к маме в Абхазию, то попала в прошлое – там вообще никто не носил масок, и все вели себя, как и до пандемии. Это, по сравнению с жестким условиями в Германии, конечно же и удивляло, и расслабляло одновременно. Но, я, как щепетильная «немка», везде таскала с собой спрей с антисептиком и влажные салфетки и дезинфицировала все к чему прикасалась.

— Как пандемия, на ваш взгляд, изменила модельный бизнес?

-  Модельный бизнес, конечно же, претерпел изменения, так как в его основе лежит миграция моделей по всему миру. И больше всего пострадали именно российские модели, так как границы с Россией до сих пор закрыты со многими странами, где развит модельный бизнес. Границы то закрывались, то снова открывались и в эти периоды модели успевали влететь в страну, но затем границы закрывались, и модели оказывались в «ловушке», в связи с чем приходилось изобретать новые схемы логистики и изучать ежедневно меняющиеся правила пересечения разных границ. Развлечение еще то... На данный момент без проблем можно въехать только в две страны – Корею и Тайвань. Возможно, к лету откроется Турция и Европа, а может и Китай с Японией. Остается только ждать и надеяться на лучшее. А тем временем модели худеют, готовятся к контрактам. В этом плане ничего не изменилось. Работаем! Внутри самого модельного бизнеса по миру произошло много различных событий. Некоторые агентства закрылись, но также открылось много новых. Смогут ли они встать на ноги и наработать репутацию – большой вопрос, так как именно на фоне пандемии много материнских агентств имели проблемы с выплатой комиссии за модельные контракты, из-за чего вопрос репутации агентств сейчас стоит очень остро. Модельный рынок в Германии также сильно изменился. Стали больше ориентироваться на внутренних моделей, кто живет в Германии или имеет паспорта ЕС. Также сильно изменились требования к модельным типажам – стали больше востребованы модели plus size или нестандартные. Хотя именно в Германии это всегда было, но теперь стало нормой. Думаю, такая тенденция скоро охватит и остальные рынки по всему миру. Движение в этом направлении может только радовать, так как откроет возможности более широкому кругу моделей. А если проанализировать текущую рекламу мировых брендов и их подход к реализации идей, то можно заметить и там глобальные изменения. Появилось две основные тенденции – анимационная подача, то есть без моделей, и стиль лук-бук, когда коллекции подаются не с живых фешн показов. Порой это смотрится даже интереснее, но мне как модельному агенту видно, что работы для моделей стало меньше, а там, где все еще нужны модели, требования стали очень высокими. Что касается коммерческого направления, то там по-прежнему главенствует каталог, модели там нужны постоянно и это радует. Одно из пророчеств в начале пандемии, что живых моделей на каталогах заменят цифровые манекены, случится не скоро, а может не случится никогда. Ничто не заменит живого человека в умении носить одежду, в подаче и эмоциях – в этом машину нас не переплюнуть. Я уже не говорю об индивидуальности, что сейчас мейнстрим не только в моделинге, а вообще в мире.

Ранее интервью полностью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 19 мая 2021 года.



Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.