Все рубрики
В Омске вторник, 16 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,8077    € 95,7849

Михаил КРАВЕЦ: «На сцене больше души и мастерства, а на льду – другое мастерство и сила воли»

6 сентября 2023 18:03
0
3510

Наставник омского «Авангарда» рассказал не только о театре, игроках и болельщиках, но и как планирует побеждать в новом сезоне КХЛ. 

Корреспондент «Спорт-Экспресс» Михаил СКРЫЛЬ взял обширное интервью у главного тренера ХК «Авангард» Михаила КРАВЦА, которое обнародовано 6 сентября на сайте омского клуба (публикуем полностью).

«СЭ»: Поразило, сколько болельщиков пришло на открытую тренировку «Авангарда». Вы тоже удивились?

– Честно, да, удивился, увидев столько болельщиков. С другой стороны, все ожидаемо. В прошлом сезоне много зрителей приходили и на открытые тренировки, и на игры. Хоккей любят в Омске. Это радует.

– Некоторые тренеры не любят, когда подсматривают тренировки, и холодно относятся к подобным мероприятиям. А вы?

– У меня такого нет. Люди болеют за нас. Игрокам, наоборот, приятно, что болельщики пришли на тренировку. Так хоккеисты и тренируются лучше. Мне нечего прятать. Тактика всем известна. Самое главное – как хоккеисты работают на льду.

– В таком хоккейном городе, как Омск, тренеру тяжелее работать из-за повышенного внимания? Думаю, вас часто узнают на улице.

– Действительно часто. Болельщики просят расписаться, сфотографироваться. Это нормально. Работа в таком городе и поддержка болельщиков только добавляют мотивации.

– Какое самое необычное место в Омске, где вас узнали?

– Один раз меня узнали в церкви. Правда, не подошли. Второй вариант – на колесе обозрения, когда меня узнали работники аттракциона. В театре еще был случай.

– Любите театр?

– В Омске очень хороший Академический театр драмы. Рад, что мы смогли несколько раз туда сходить. Надеюсь, в новом сезоне продолжим дружбу с этим театром.

– Ходите с семьей или командой?

– Планируем пойти командой. А так, ходили тренерским штабом с семьями.

– Что для вас театр?

– Артисты и хоккеисты – это все игра. На сцене больше души и мастерства, а на льду – другое мастерство и сила воли. Иногда нужно переключиться, отдохнуть и посмотреть, как другие играют.

– Давно увлеклись театром?

– В Санкт-Петербурге очень много театров. Жаль, что редко удавалось посещать. Несколько раз был в БДТ и других театрах оперы и балета. Мне это интересно, но не всегда хватает времени. В Омске это время появилось. Театр очень популярен – поэтому посетили.

– Интерес к хоккею в Омске можно сравнить с Москвой, Подмосковьем или Санкт-Петербургом?

– По посещаемости и отношению к хоккею Омск можно сравнить с Питером. Там тоже приходит большое количество болельщиков. В Москве много команд. Город активный, с пробками. Поэтому люди не всегда успевают сходить на хоккей.

– «Авангард» – ваш первый топ-клуб в КХЛ. Требования руководства отличаются от «Амура» или «Витязя», которые бьются за плей-офф?

– Спрос с любого тренера высокий. Задачи у «Авангарда» очевидно выше, чем у «Амура» и «Витязя». Поэтому и спрос серьезнее.

– Изначально в «Авангард» вы приехали на помощь Дмитрию РЯБЫКИНУ. Сразу понимали, что можете дойти до главного тренера?

– Нет, конечно. Даже не думал об этом. Конкретно ехал помогать Дмитрию Анатольевичу. Считаю, что свою работу делал честно и порядочно. Так сложилось, что меня назначили главным тренером.

– Мне рассказывали, что команда вас очень быстро приняла. Так ли это?

– Думаю, да. Некоторых ребят я знал. Все зависит от того, как тренер ведет себя с командой: какие у тебя цели, какое отношение, что ты хочешь сделать для того, чтобы игра улучшилась. Нужно найти общий язык с каждым игроком, понять, что у них в голове, чтобы объединить в одну семью и дать возможность играть в хоккей.

– Как вам это удалось за короткий срок?

– Я общался и индивидуально с каждым игроком, и с командой в целом, разумеется. Узнал, что каждый хочет делать в команде, к чему он стремится. Естественно, рассказал, что я хочу от игрока, как я хочу видеть на льду и вне льда. Были, конечно, и командные беседы, и сплочения коллектива. Ребята сразу включились в работу. Все понимали, что надо выбираться из ямы, в которую мы попали.

– С хоккеистами какого типажа вам сложно работать?

– Сложно – со всеми. Просто нужно найти ниточку, за которую потянуть, чтобы раскрыть хоккеиста. Очень важно помочь хоккеисту раскрыться и комфортно почувствовать себя.

– Самое главное, что вы сделали, – дали игрокам больше свободы в атаке. Особенно ТКАЧЕВУ, НАЙТУ и БУШЕ. Намеренно понимали, что этого не хватает, или получилось само собой?

– Я всегда понимал, что любому хоккеисту нужно дать шанс проявить себя и сыграть от лучших качеств. Какие сильные качества НАЙТА, БУШЕ и ТКАЧЕВА? Мастерство, владение шайбой, обыгрыши – атака и голы. Естественно, нужно было обратить на это внимание и дать им такую возможность, не забывая про оборону. Мы так и договорились с ними. Пожалуйста, творите впереди, делайте что хотите в чужой зоне. Но не забывайте, что нужно отработать назад. И НАЙТ с БУШЕ здорово играли в меньшинстве.

– А ТКАЧЕВА легко заставить правильно играть в обороне?

– Его не нужно заставлять. Надо только доверять и верить, что он все сделает правильно.

– Понимаете, что не получилось у Дмитрия РЯБЫКИНА?

– Я не могу обсуждать работу другого тренера.

– Спрошу иначе. Понимаете, что вам нужно избежать, чтобы не повторилась такая ситуация?

– Я об этом не думаю. Не волнуюсь из-за того, что «Авангард» вдруг начнет проигрывать много матчей. Я верю в каждого хоккеиста. Команда поменялась практически на 70–80 процентов. В связи с этим мы изменили тактику. Сейчас нужно наигрывать ребят, дать им возможность понять, что мы в них верим, что хотим, чтобы они играли лучше, совершенствовались и знали о том, что к нашей цели мы придем только вместе. Надо вместе радоваться победам, а в случае поражений не выставлять кого-то крайним, а находить выход из ситуации.

– Раскройте мысль про тактику. Как изменится игровая модель «Авангарда»?

– Команда будет играть агрессивнее и плотнее в отборе шайбы.

– Эта модель ближе вам как тренеру и будет достигнута за счет новичков? Все понимают, что в прошлом году вы не влияли на селекцию летом.

– В прошлом году большинство хоккеистов играли одной системой по три-четыре года. Естественно, я не стал ничего менять. Сейчас, как уже сказал, процентов 70–80 новых игроков. Пришли новые быстрые хоккеисты. Решили тренерским штабом, что изменим построение в средней зоне, будем играть в более скоростное и агрессивное давление с хорошим возвратом назад.

– После сезона все ждали, чем закончится выбор главного тренера «Авангарда». Изначально клуб общался с ХАРТЛИ, но оставил вас. Как это проходило с вашей стороны?

– Конечно, я переживал и хотел вернуться в «Авангард». Сначала были положительные высказывания от руководства. Потом, как вы сказали, пошли разговоры про Боба ХАРТЛИ. Но в конечном итоге позвонил Антон Алексеевич КУРЬЯНОВ. Я, конечно, хотел вернуться назад и принял предложение.

– Вас не беспокоило такое колебание по отношению к вам?

– Я понимал сложившуюся ситуацию и сам очень хотел работать в «Авангарде».

– Успели изучить предложения от других клубов?

– Предложения поступали, но без конкретики. Естественно, я первым делом ждал слова от «Авангарда».

– Не боялись остаться не у дел? ХАРТЛИ мог резко согласиться и прилететь в Омск.

– Я – не из трусливых. Я давно работаю тренером. Нашел бы другую работу. Вы, журналисты, любите писать, а я люблю тренировать.

– Почему подписали только однолетний контракт?

– Я не задумываюсь об этом. Даже некогда тратить время на размышления. У меня есть команда, я люблю тренировать. Хоккей – моя жизнь на протяжении долгих лет. Задумываюсь только о том, как подготовить команду к сезону, чтобы пришел результат и порадовались болельщики, близкие и сами ребята.

– Понимаете, почему в России клубы не подписывают с тренерами длинные контракты? Роман РОТЕНБЕРГ подписал пятилетнее соглашение – но это исключение.

– Будем надеться, что с Романа Борисовича начнется новая эпоха и другим тренерам начнут предлагать длинные контракты. Хотелось бы, чтобы мы шли к этому. Когда руководители подписывают главного тренера, они должны понимать, что хотят от него. Если они доверяют тренеру, то контракт должен быть минимум на два года.

– То есть два года достаточно, чтобы построить команду?

– Это минимальный срок, от которого стоит отталкиваться.

– Учитывая ситуацию с вашим контрактом, вы влияли на переговоры с ТОЛЧИНСКИМ и ГРИЦЮКОМ?

– Уже было поздно. Все переговоры закончились – ТОЛЧИНСКИЙ и ГРИЦЮК перешли в СКА. Мне хотелось сохранить многих ребят с прошлого сезона. Жалею, что это

– Что привело к такому конфликту?

– А в чем конфликт?

– В том, что не договорились по контрактам.

– ГРИЦЮКА и ТОЛЧИНСКОГО любят в Омске. Наверное, и хоккеисты должны подумать, в каком клубе они хотят играть, где их сердце и где они, продолжив карьеру, получат удовольствие от хоккея. Значит, они решили, что в СКА им будет лучше. Никакого конфликта нет. Каждый сам выбирает, в каком клубе развиваться. Это не значит, что «Авангард» не хотел их оставить. Стороны не сошлись по другим вопросам: по зарплате, игровому времени. Может быть, ГРИЦЮКУ казалось, что он мало играет. Хотя знаю, что раньше он играл еще меньше. И я верил, надеялся на него и выпускал. Потому что понимал, что Арсений – талантливый игрок и хороший человек, который может помочь команде. Что и показал плей-офф. По ТОЛЧИНСКОМУ – вообще никаких вопросов. Сергей нам сильно помогал. Я был бы рад, если бы он играл за «Авангард».

– Что помогло ГРИЦЮКУ перезагрузиться после неудачного начала сезона?

– Арсений сам себе помог. У него все есть. Просто нужно было делать свою работу, а мне, тренеру, дать ему возможность играть.

– Есть мнение, что Арсений не справился с чрезмерным вниманием после серебра Олимпиады.

– Это и задача игрока – справиться с внешними наплывами: славой, олимпийским серебром, реализованным буллитом. И продолжать дальше расти. На этом нельзя останавливаться. У него есть мечта – НХЛ. Это здорово. Если Арсений будет продолжать работать в полную силу и играть каждый матч так, как в плей-офф, он добьется этого.

– «Авангард» действительно мог обменять ТОЛЧИНСКОГО по ходу прошлого сезона?

– Все это разговоры и слухи.

– Как вы расстались с Александром КРЫЛОВЫМ? Был отдельный разговор после сезона?

– Отдельного разговора не было. Я поблагодарил его за работу и предоставленный шанс. Он поблагодарил меня за работу.

– Уход КРЫЛОВА для многих стал шоком. А как для вас?

– Для меня тоже было удивительно. О причинах, почему это произошло, я понятия не имею.

– Что можете сказать о вовлеченности КРЫЛОВА в «Авангард»?

– Он очень любил команду, хоккей и хотел всегда побеждать. От этого шли высокие требования. Конечно, мы хотели обыграть «Ак Барс», но не получилось. На это есть причины, которые мы уже обсуждали. Как руководитель он сделал все возможное для команды.

– А какие требования к вам предъявлял КРЫЛОВ, помимо результата?

– Только по игре, работе и победам.

– Мог ли КРЫЛОВ влиять на тактику?

– Такого никогда не было. Он мог спросить, почему мы сделали такой шаг, а не другой. Но никогда не говорил, как нам нужно играть. Только узнавал по ситуации, что происходит. Эти объяснения нужны для руководителя – так он понимает, как главный тренер видит ситуацию.

– Какая была первая мысль, когда узнали, что Корбэн НАЙТ может покинуть «Авангард»?

– Естественно, все расстроились. Неприятно. НАЙТ – ведущий центральный первого звена. Хороший человек. Корбэн так решил – это его жизнь и его выбор. Не могу его осуждать.

– Не переживали, что Рид БУШЕ не приедет вслед за ним?

– Переживал, конечно. Спасибо Риду, что приехал и хорошо готовится к сезону.

– Вы пытались повлиять на решение НАЙТА?

– Я не звонил Найту, но Антон Алексеевич очень много с ним разговаривал. Сергей Евгеньевич ЗВЯГИН тоже участвовал в переговорах. Я знал всю информацию. К сожалению, не получилось уговорить Корбэна.

– Уход НАЙТА повлиял на летнюю селекцию, которая немного запаздывала. Ведущие форварды в топ-6 присоединились только на домашнем турнире. Вас это волновало?

– Всегда хочется, чтобы игроки проходили сборы с самого начала, но так не получилось. Не очень хорошо, когда одни игроки тренируются, потом приезжают другие, и новичков приходится ставить в первые звенья по их таланту и мастерству, а кого-то приходится задвигать. Однако все игроки имели возможность показать себя. Ни один человек, который проявил себя на предсезонке, не будет переведен в ВХЛ или МХЛ, а останется в основном составе.

– В «Авангарде» много талантливой молодежи. Как команде КХЛ их переварить?

– Наша молодежная команда хорошо выступила в прошлом сезоне. Дошла до финала! Но это все равно молодежный хоккей. И даже не ВХЛ. Здорово, что у нас много талантливых ребят. Чтобы их переварить, мы будем их подключать – что мы и сделали в начале предсезонки. Некоторые будут играть в ВХЛ, где работает грамотный тренерский штаб. Им надо добавлять в мастерстве, становиться мужественнее и перейти во взрослый хоккей. Главное, чтобы все понимали: здесь – не школа. Это не переход из девятого класса в десятый. Уже нужно сдавать экзамены, чтобы попасть в институт. Просто так в институт не берут. Нужно сдать экзамены в ВХЛ и заслужить свое место при шансе, который появится в команде КХЛ.

– Какие экзамены должен сдать молодой игрок?

– Он должен играть так, как требует тренер. Нападающий должен забивать, уметь бороться, играть в атаке и обороне. Много компонентов. Для нападающего важны очки и голы. Защитники должны быть жесткими, быстрыми, хорошо начинать атаку и разрушать. Так есть шанс попасть в КХЛ.

– По предсезонке кто из молодых игроков ближе к оценке «отлично» за экзамен?

– РЕЙНГАРДТ играет достаточно уверенно. МУРЫЛЕВ, ГУЛЯЕВ, ВЕНГРЫЖАНОВСКИЙ – все они провели предсезонку на хорошем уровне.

– Что мешает Глебу ТРИКОЗОВУ сделать шаг вперед?

– Я бы не сказал, что он этот шаг не сделал. Ему немного не хватает энергии, в некоторых моментах он тормозит. Хотя достаточно хорошо проявляет себя в атаке с шайбой. Не стесняется, много бросает. Остается добавить в борьбе, в возврате и в игре в обороне.

– Не рискованно идти в сезон с Василием ДЕМЧЕНКО как единственным взрослым вратарем? Он много матчей провел в прошлом сезоне, а сейчас нас снова ждет длинная регулярка.

– Риски есть в любых ситуациях. Мы верим во всех наших вратарей – думаю, все будет хорошо.

– Вы не предлагали КУРЬЯНОВУ подписать еще одного проверенного вратаря?

– На том этапе, когда меня назначили, уже поздно было обращаться с этим вопросом. Вратарей уже не было на рынке.

– Либор ШУЛАК тоже был подписан, когда вас еще не утвердили главным тренером?

– Про Либора я знал давно. Считаю, что это хорошее приобретение и он поможет команде.

– ШУЛАК остается первой опцией защитника на большинство? На предсезонке вы ротировали ведущую спецбригаду, пробовали в ней других защитников.

– Бросок Либора добавляет больше возможностей первому звену забить гол. На предсезонке была не ротация. Мы и в чемпионате будем использовать этих защитников. Все зависит от того, сколько мы сыграем в меньшинстве. Если ШАРИПЗЯНОВ играет восемь минут «4х5», то, конечно, в большинстве выйдет другой защитник. Будем смотреть по количеству смен и усталости. Риски травм нужно тоже учитывать. Вместо одного защитника должен уметь играть другой.

– Запомнились ваши месседжи в прошлом сезоне, например, в адрес коллеги Алексея ШЕВЧЕНКО про раздевалку. Откуда это идет?

– Алексей любит писать, я – тренировать. Когда виделись с ним на моем втором матче и мы проиграли «Трактору», он так был доволен соперником и их раздевалкой. И я сказал в тот момент: «У нас тоже все хорошо в раздевалке, мы будем играть лучше и побеждать». Иногда журналисты сами создают прецеденты. Это доставляет вам удовольствие, но у вас своя работа, а у меня – своя.

– Получается, читаете прессу и Telegram-каналы?

– Не так много. Иногда мне кто-то говорит об этом, иногда могу сам заглянуть и узнать, как люди рассуждают о нашей работе.

– Это может повлиять на ваши взгляды на игру, команду или отдельных хоккеистов?

– Никогда.

– Потому что не считаете мнение авторитетным?

– Потому что у меня есть свое мнение, которое я считаю правильным для команды. Конечно, я стараюсь учиться, смотрю другие варианты. Нужно брать лучшее, откидывать плохое и двигаться дальше.

– Хотя бы раз было такое, что вы что-то не знали про «Авангард» и прочитали только из прессы?

– Нет, такого никогда не было.

– Многие тренеры в летней подготовке отходят от серьезных нагрузок. А как у вас?

– Со временем все меняется. Например, условия для тренировок. Ребята имеют возможность готовиться самостоятельно, собираясь в группы с тренером по ОФП в своих городах. Это очень хорошо. Хоккеисты, которые хотят двигаться вперед, делают это. Считаю, что можно собираться и с 1 августа, как это сделало «Торпедо», чтобы дать ребятам больше отдохнуть и побыть с семьей. Профессионализм повысился. Нужно доверять игрокам, а потом уже требовать. Все сами готовятся к сезону и понимают, для чего это нужно.

– Почему тогда «Авангард» не собрался 1 августа?

– Уже было поздно менять предсезонный план.

– У «Авангарда» никто не пришел на командный сбор с лишним весом?

– Практически нет. Те, кто раньше испытывал такие проблемы, продолжают бороться с ними. Возможно, поэтому им и не получается пробиться в основу.

– Вы в КХЛ работаете с 2012 года. За 11 лет лига стала конкурентнее?

– Однозначно. Хотелось бы, чтобы конкуренция только повышалась. Чтобы стало больше таких команд, как ЦСКА, СКА, «Авангард», «Салават», «Динамо». Чтобы по аренам, зрителям, отношению руководства и деньгам все были практически в равных условиях в возможности выбора игроков.

– Главный тренер «Адмирала» Леонид ТАМБИЕВ говорил, что уже сейчас может назвать трех полуфиналистов. Это проблема лиги, что фавориты известны заранее?

– Я даже не хочу об этом думать. Моя задача – думать о команде и заниматься игрой.

– Но ведь ЦСКА, СКА и «Ак Барс» опережают другие клубы в плане возможностей по подбору игроков.

– Всем остальным клубам надо догонять их. Чтобы и ваш клуб был на таком же уровне. Я считаю, что «Авангард» можно отнести к названной вами тройке.

– Мне кажется, что конкуренцию как раз повышают команды-сенсации из середняков. Как «Адмирал» или «Торпедо», которые вышли во второй раунд.

– Это хорошо, что появляются такие команды. Тренерскому штабу удалось научить ребят играть в тот хоккей, который они показали в прошлом сезоне. «Торпедо» играло в более атакующий хоккей. «Адмирал» – это оборона и вратарь. Рад, что они проявили себя и доказали, что можно играть и без больших бюджетов. Но конечный результат прежний – первое место все равно у ЦСКА.

– Какое ваше отношение к перекрестному плей-офф?

– Для болельщиков это разнообразие. Для нас – новые правила. Давайте посмотрим, что получится. Думаю, будет интересно. Если другие команды будут выходить на новый уровень по селекции и зарплатным ведомостям, то и в плей-офф будут другие пары.

– Что бы вы предложили КХЛ, чтобы сделать лигу лучше?

– А что может сделать КХЛ? Добавить кому-то денег?

– Например, запретить превышать потолок зарплат летом или переподписывать контракты после обмена.

– Не хочу вдаваться в эти нюансы. В лиге есть люди со светлой головой, которые понимают ответственность своей работы и делают все правильно.

– «Адмирал» и «Торпедо» показали, что добиваться среднего результата можно и со скромным бюджетом. Значит, это не только вопрос денег, но и подхода и управления.

– Естественно. Дело в подходе и работе тренерского штаба. Но, думаю, если бы у Тамбиева был больший выбор по игрокам, то и результат был бы лучше.

– «Адмирал» действительно такая противная команда?

– Все матчи с «Адмиралом» мы сыграли в ничью. Выиграли только один по буллитам. Остальные уступили в овертайме. Команда выполняла свою работу. Хоккеисты голодные, отличный вратарь. Это неудобная команда, но против нее нужно уметь играть правильно.

– А как?

– Надо терпеть и больше играть в чужой зоне. Быть готовым к контратакам, не давать большинства и самим реализовывать моменты.

Фото © hawk.ru, Максим КАРМАЕВ, архив KVnews



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.