Все рубрики
В Омске суббота, 15 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 89,0658    € 95,1514

Ирина МУСАТОВА, председатель СПК «Кировский плодопитомник»: «У нас две беды: урожай и неурожай»

9 сентября 2023 14:50
0
3845

Каждую весну и осень в Омске появляется множество торговых точек, реализующих саженцы плодовых деревьев, кустарников. Но обещания продавцов часто не сбываются даже близко. Почему это происходит, какова ситуация с плодопитомниками в Омской области и на чем они строят свою экономику, обозреватель еженедельника «Коммерческие Вести» Анастасия ИЛЬЧЕНКО узнала у председателя Сельскохозяйственного производственного кооператива «Кировский плодопитомник» Ирины МУСАТОВОЙ. 

– Ирина Ивановна, сколько лет Кировскому плодопитомнику?

– В сентябре 1946 года была организована Областная опытная плодово-ягодная станция. И в 1954 году на ее базе появился Кировский плодопитомник. В 2000 году мы стали Сельскохозяйственным производственным кооперативом «Кировский плодопитомник».

– В названии первичной организации было слово «опытная». Получается, вы и научной работой занимались?

– Да, в 1940-х – 1950-х годах вели, а сейчас нет. Раньше в нашем штате были старшие и младшие научные сотрудники. На данный момент занимаемся питомниководством – выращиваем саженцы плодовых, ягодных культур, т.е. яблони, сливы, абрикоса, вишни, черной, белой, красной смородины, крыжовника, жимолости. Также выращиваем посадочный материал лесодекоративных культур. Имеем свои сортовые и семенные маточники, откуда берем семена для посева, подвой, привой. Мы работаем в основном на своем материале. Закупаем только перспективные сорта для закладки в маточники. Кроме питомниководства у нас есть сады, где выращивается продукция, – вишневый сад, яблоневый, ягодных культур – смородины, жимолости, крыжовника. Приглашаем людей на самосбор ягод и фруктов. 

– А ирга у вас растет?

– Массового спроса сейчас на нее нет, но в старых посадках сохранились участки, где она растет. Дело в том, что у нас два отделения плодопитомника. Одно находится в поселке Верхний Карбуш в семи километрах от города. Оно создано в 1988 году. А второе отделение, откуда и началась история Кировского плодопитомника, – это деревня Ближняя Роща в четырех километрах от поселка Лузино.

– Получается, ваши территории удалены друг от друга?

– Да, они находятся на расстоянии 25 километров. Это сложно в плане транспорта, логистики. В Ближней Роще очень благоприятный климат для возделывания сельскохозяйственных культур. Во-первых, черноземы. Во-вторых, само название говорит, что там есть естественные насаждения, которые защищают посадки от ветров, ветровой эрозии. Но там особенно отчетливо чувствуется кадровый голод, поэтому данные площади отводим под зерновые культуры.

– Сколько у вас площадей?

– У нас 240 га под пашней, где выращиваем зерновые культуры. Это, что называется, для поддержания штанов (смеется). Многолетних насаждений – 52 га. На этой площади располагаются и питомники, и маточники, и сады.

– То, что вы расположены рядом с городом-миллионником, это плюс или минус?

– Плюс в том, что к нам проще доехать, чем, например, в Черлакский питомник, для сбора ягоды, приобретения саженцев. Мы много лет работаем, и омичи знают о питомнике, довольно лестно отзываются и о нашем посадочном материале, и о ягодах. Минус в том, что местная молодежь уезжает работать в город, не хочет заниматься сельским хозяйством. Если из Черлака до Омска 200 километров и не каждый поедет, то от нас 10 минут, и все трудоспособное население работает в городе, а не в питомнике.

– С другой стороны, к вам городские жители легко могут приезжать на работу, студенты Омского ГАУ – на практику.

– Могут, но что-то мы их не видим. Постоянно объявляем вакансии, приглашаем, но желающих нет. Мы немного сотрудничаем с Омским аграрно-технологическим колледжем, их студенты у нас практику проходят, а из Омского ГАУ к нам не приезжают.

– Сколько у вас трудится человек?

– В сезон – 15–16 сотрудников, а постоянных – девять: двое рабочих, трое – охрана, два инженерно-технических работника.

– Как же вы справляетесь?!

– Маневрируем (смеется). Кроме руководителя хозяйства я еще занимаю должности главного агронома, бригадира, занимаюсь реализацией. Также и главный бухгалтер – и отдел кадров, и секретарь, и бухгалтер по материальной части. У нас мало кто из работников занимает одну должность. 

– Но ведь для засевания 240 га пшеницей нужны не только комбайны, но и люди…

– Они и на обработке, и на уборке. Когда не получается все сделать самим, приглашаем сторонние организации. У нас один тракторист. Техника изношенная, а на обновление парка средств мало. Имеют место поломки. А уборочная должна пройти быстро, по сухой погоде, поэтому иногда приглашаем помощников. Но нередко справляемся и своими силами. Вот сейчас у нас окулировка идет – прививаем благородную яблоню на дикую. Мы работаем без выходных, у нас ненормированный рабочий день. Как говорят в народе, летний день год кормит.

– С ягодами понятно, приезжают жители, собирают. А кто основной потребитель саженцев?

– На ягоды у горожан сейчас тоже не очень высокий спрос. На круглом столе по питомникам на выставке «АгроОмск» говорили, что вырастить урожай – полдела, нужно его реализовать. И это правда. Нередко у нас урожай на кустах остается. Лет пять назад мы обращались в Минсельхоз по вопросу организации в регионе переработки плодово-ягодных культур. Нам самим ее не осилить, даже если объединимся с другими питомниками. Мы связывались с «Омсквинпромом», «Вимм-Билль-Данн», но они работают с искусственными наполнителями, никому наша ягода не нужна. У нас бывают разовые поставки в рестораны, кафе, НПО «Мир» для своих работников однажды закупал. Но это капля в море. Сделали хотя бы один заводик по переработке на всю область.

А саженцы у нас покупает и местное население – в розницу, и Казахстан – оптом. Алтай тоже оптом закупает, в частности, известная компания «Биолит». Им очень нравятся наши яблони. С Новосибирском, Бердском работаем. Сейчас спрос на плодово-ягодные культуры немного вырос, садоводство становится популярным.

– На круглом столе, о котором вы упомянули, агрохолдинг из Кабардино-Балкарии предложил помочь в создании у нас интенсивного яблоневого питомника, позволяющего в условиях Закавказья собирать высокие урожаи. Но директор учебно-опытного хозяйства Омского ГАУ Владимир КУМПАН критично отнесся к идее. А на ваш взгляд, это реально?

– Однозначно нет! Ключевые слова Владимира Николаевича КУМПАНА: Сибирь для ягодных культур, а не для плодовых. У нас в ноябре может мороз ударить -40 градусов, когда еще нет снежного покрова. Тогда здесь даже районированные под Сибирь яблони вымерзают, даже те, что росли 5–8 лет, начали плодоносить. У нас был опыт, когда полсада вымерзло. А летом в Омской области случается аномальная жара, как в этом году. У нас всего 30% урожая ягодных культур сохранилось. Основная масса ягод просто сгорела, когда на солнце было +55 градусов, а температура почвы, как раскаленной сковороды, составляла +98°. Моя коллега из Черлакского плодопитомника Елена Александровна КРОСС на круглом столе правильно сказала: «Если считаете, что мы не умеем работать, научите нас – мы дадим площади».

– Сгорели? Но полив у вас есть?

– Нет, в отличие от Черлакского плодопитомника у нас нет водопровода. Еще в начале 2000-х годов, когда началась приватизация, кто-то из новых собственников демонтировал на своем участке водопровод, который к нам подходил. С тех пор мы без полива. Есть только передвижной водораздатчик, который используем, когда делаем новые посадки. Но вода по счетчику, практически золотая…

– У садоводов часто возникают вопросы к саженцам. Продавцы уверяют, что они районированные и могут выдерживать до -40 градусов, но по факту культура вымерзает в первый же год. Почему так происходит?

– Да, и к нам приезжают с такими вопросами. Спрашиваю: где покупали? Говорят: на трассах, на стихийных рынках. В питомниках саженцы все сертифицированные, нас проверяет Россельхознадзор, а на рынках много частных компаний, которые нигде не зарегистрированы, налоги не платят, ни перед кем не отчитываются. Они вырастили, продали и забыли. Кроме того, весной и осенью в Омск много саженцев привозят из Узбекистана. Разве они смогут пережить зиму в нашем климате?! Их можно отличить по внешнему виду – длинные, не под стать нашим. Я их называю «удочками». И перекупщики их с радостью берут, потому что материал приходит по 100 рублей. По 500 продают и остаются в хорошем наваре. А население страдает. На нашу продукцию мы нареканий не слышим. 

– Кому вы реализуете урожай зерна?

– Частным потребителям, ЛПХ и компании «Зерно Сибири». С ней работаем напрямую. Качество зерна разное, все зависит от года – бывает и хлебопекарное, и фуражное.

– А что с переработкой? Раньше она у вас была?

– У нас есть только морозильная камера на две тонны. Другой переработки в питомнике никогда не было. Насколько я знаю, раньше переработка существовала в Калачинском плодопитомнике. Они и соки жали, и компоты делали. Сейчас там хозяйство наконец-то возрождается. Сменилось руководство, новое пытается привести все в порядок. Но переработки сейчас нет ни у одного омского плодопитомника. У нас две беды: урожай и неурожай. Когда неурожай, плохо, а когда урожай – кусты ломятся от ягод, но их никто не собирает, потому что некуда девать. Ради чего работать?!

– У вас есть точки продаж саженцев в Омске?

– Нет, мы продаем только в Верхнем Карбуше. Раньше выезжали на губернские ярмарки, но сейчас в силу маленького штата и высокой конкуренции не участвуем. В регионе три официальных плодопитомника, но очень много неофициальных, которые ставят более высокие цены. Мало того, они и нас заставляют это делать – открытым текстом говорят: повышайте цены, иначе вообще не будете торговать. В итоге официальные питомники, можно сказать, выжили с ярмарок. Я знаю, что и Черлакский не приезжает. Раньше торговлю организовывали администрации округов, а сейчас коммерческие структуры, им кто больше заплатит, тот получит лучшие места, а нас с нашими ценами от производителя ставят в дальний угол. Поэтому нам стало невыгодно участвовать в ярмарках.

– И какие у вас цены?

– Например, яблоня в розницу стоит 300 рублей. 

– А с перекупщиками сотрудничаете?

– У нас несколько оптовых покупателей и в Омске. Но опт и розница – это разные вещи. Например, яблоня в опте стоит 150 рублей, из которых 90 – себестоимость, затраты, т.е. мы получаем с нее всего 60 рублей. А перекупщики берут у нас по 150 рублей, а продают за 500 рублей. И что выгоднее – выращивать или просто перепродавать?!

– Тогда непонятно, зачем перекупщики берут «удочки», если можно качественный посадочный материал у вас?

– Так они еще дешевле! Я обращалась в Россельхознадзор с вопросом, почему не запретят такую торговлю. Но по нашему законодательству, если саженец без сертификата, продавец платит 500 рублей штрафа и торгует дальше.

– Вы землю в аренду сдаете?

– У нас своей земли нет. Она вся в паях. Мы ее берем в аренду у собственников – наших бывших работников. Они являются акционерами хозяйства. Ближнюю Рощу арендуем у государства. Там 156 га. 

– В открытых интернет-источниках указано, что в 2022 году прибыль компании составила 10 тыс. рублей. Это действительно так?

– Все правильно. Доходы практически равны расходам. Но год на год не приходится. Почему такая низкая прибыль в прошлом году была? Во-первых, обвалилась цена на зерно – неурожай, зерновые сделки, санкции и прочее. Во-вторых, в питомнике осталось много несобранного урожая. В другие годы у нас бывала прибыль и по 300 тыс. рублей. Особенно большой она никогда не была, но и в убыток не работали. 

– Какая у вас основная статья доходов? 

– Выращивание зерновых и производство саженцев. Зерновыми выгодно заниматься, особенно когда цена хорошая. В прошлом году продавали по 9 тыс. рублей за тонну, а бывало, получали и по 17 тыс. рублей. При урожае около 400 тонн мы потеряли минимум 2 млн рублей, на которые могли бы какую-то технику купить.

– Представитель Минсельхоза на круглом столе упомянул, что субсидия для плодопитомников увеличилась с 2 до 10 млн рублей. Вы получили?

– Да, нам в 2023 году досталось 3,3 млн рублей. Но их нужно еще освоить. Там не все гладко, но мы стараемся. Субсидия увеличилась почти в шесть раз: в прошлые годы мы получали 550–560 тыс. рублей. Да, это очень хорошее подспорье, особенно в этом году, когда урожай практически сгорел: и 30% не осталось на смородине, малине. К тому же, если в прошлые годы деньги давали в конце сезона, то в этом – в начале, и мы можем из этих средств и заработную плату выплачивать, и покупать запчасти, ГСМ, средства защиты растений. Минсельхоз нам всегда помогает. 

– Расскажите, пожалуйста, о себе.

– Окончила Омский сельскохозяйственный техникум. В питомник пришла работать в 1991 году. Прошла все ступени – от сторожа, рабочей сада, менеджера по продажам, агронома, главного агронома. Уже два года являюсь руководителем предприятия. У меня свое подсобное хозяйство – куры, утки, небольшой огородик. Стыдно жить в деревне и не держать хозяйства. В свободное от работы время веду здоровый образ жизни. Передвигаюсь по питомнику только на велосипеде – до 20 километров проезжаю ежедневно. Никакого другого транспорта не приемлю. А зимой – лыжи, скандинавская ходьба. 

Фото © Максим КАРМАЕВ

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 16 августа 2023 года.



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.