Все рубрики
В Омске пятница, 12 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 60,6229    € 62,5156

Полный текст: Омский бизнес энергично высказал БУРКОВУ наболевшее

30 апреля 2018 14:33
2
3786

Подробности первой встречи врио губернатора с предпринимателями

14 марта в библиотеке имени Пушкина состоялся первый (и как обещают, не последний) открытый диалог временно исполняющего обязанности губернатора Омской области Александра БУРКОВА с местными предпринимателями.

Желающих поведать главе региона свои бизнес-чаяния оказалось так много, что в последний момент пришлось даже искать площадку повместительней. Да и регламент в полтора часа был слишком скромным: Александра БУРКОВА еще долго не отпускали, словно рок-звезду, приезжающую в Омск с гастролями раз в пятилетку.

Подготовленное место на сцене БУРКОВ проигнорировал, расположившись за трибуной прямо перед первым рядом, опустил все пафосные предисловия. Ему ответили взаимностью, начав с места в карьер…

Про насущное

Обсуждение стартовало с поистине неисчерпаемой темы – питьевой воды в регионе, точнее, ее нехватки (подробнее об этом в ближайшем номере «КВ»). С этого момента Александр БУРКОВ принялся коллекционировать камни в огород своих подчиненных. Первый полетел в работников минстроя: Татьяна КОНДРАТЬЕВА, заместитель генерального директора ЗАО «Родник», несколько десятилетий занимающегося бурением скважин, напомнила БУРКОВУ, что свернулась программа Чистая вода. Региональная целевая программа «Чистая вода» (2010-2015) была широко разрекламирована при Леониде ПОЛЕЖАЕВЕ и была призвана обеспечить село качественной питьевой водой. В 2013 году минстрой признал ее реализацию неэффективной,1 января 2014 года программу закрыли. Курировал ее исполнение глава министерства Станислав ГРЕБЕНЩИКОВ.

Предпринимателям все стало понятно после выступления КОНДРАТЬЕВОЙ:

– Чтобы сохранить свой бизнес, мы уходим в Тюменскую и Новосибирскую области, снабжаем чистой водой население других областей. К нам обратилось несколько омских районов для проектирования водозаборов. Но изучая эту тему, мы пришли к тому, что просто скважиной нигде не обойтись – необходим полный комплекс подземного водозабора и обязательно водоподготовка. Денег на проектирование, изыскания, строительство у муниципалов нет. У всех течет техническая вода, люди топят снег, пьют воду из рек. Нам хочется работать в Омской области, приносить пользу нашим людям. Все расчеты практически по каждому району у нас есть.

– Я давал поручение минстрою разработать комплексную программу и определиться, где мы тянем водопровод, а где занимаемся бурением скважин. Но мы не понимаем, сколько это будет стоить, – развел руками БУРКОВ, но сказал, что намерен плотно изучить проблему.

Невезучий «Мостовик»

Досталось и подконтрольному министерству строительства и ЖКК Управлению дорожного хозяйства Омской области. Евгений ЛЕВЧЕНКО рассказал врио губернатора, как он и его сотоварищи, бывшие инженеры НПО «Мостовик», после падения гиганта создали собственную строительную компанию «Управление транспорта и строительства». Они отрабатывали солидные контракты – строительство ливневой канализации на Завертяева, благоустройство улицы Ленина и сквера Дзержинского, реконструкцию «Омской крепости» и другие.
В прошлом году компания выиграла тендер на реконструкцию автомобильной дороги Челябинск – Омск – Новосибирск – Рославка в Исилькульском районе, где заказчиком выступало Управление дорожного хозяйства Омской области. Цена контракта составила 20 миллионов рублей. «Когда мы начали строить дорогу, выяснилось, что карьеры не готовы, земли нет», – заявил ЛЕВЧЕНКО. Он потребовал от Управления дорожного хозяйства подготовить площадку, но получил отказ. В итоге компания сорвала сроки строительства и попала в реестр недобросовестных поставщиков. Они пытаются отстоять репутацию в суде, но получить новые заказы теперь практически невозможно. «В Омске специалистов не осталось, все разбежались, мы занимаемся судебными проволочками. А потом Управление дорожного хозяйства отчитывается: «Недоосвоили миллиард, потому что в Омске никто не хочет работать», – посетовал предприниматель, которому также пообещали принять меры.

Безземельные войны

Министерством экономики остался крайне недоволен глава КФХ «Горячий ключ» Юрий ЩЕРБАК. Он рассказал, как ему не удалось получить под инвестпроект земельный участок в п. Камышловском Любинского района, который он арендовал несколько лет:

— За два года я наконец-то вошел в реестр инвестиционных проектов и должен был получить без торгов землю, на которой работаю. Но землю передали Камышловскому поселению, которое никак не связано ни с правительством, ни с инвестпроектами. Ее выставили на торги. Я поднял шум, и торги остановили, но после праздников землю выставили снова. Министерство экономики приняло распоряжение, что мое КФХ полностью соответствует всем критериям, и земля дается мне в аренду. Потом оно же само отменило распоряжение, потому что Камышловское без объяснения причин отказалось согласовывать проект. Министерство имущественных отношений молчало до последнего, а потом отписалось, что участок слишком большой, чтобы мне его передать. Причем взяли это из закона о развитии фермерского хозяйства, а не об инвестпроектах.  КФХ обслуживает пять деревень, в которых больше нет других организаций кроме моей. Уже и квартир им понастроили, что теперь делать с людьми? А со скотиной? На мясокомбинат везти?

– Вы не участвовали в торгах?» – поинтересовался БУРКОВ. «А зачем? Я уже 130 млн вложил в хозяйство. Согласно постановлению губернатора от 2015 года тем, кто входит в реестр инвестпроектов, землю должны предоставить. Уже были похожие торги в селе Харламово. Москвичи подняли цену с 7,5 млн до 95 млн, в итоге земля до сих пор стоит заросшая».

К сцене вышел министр экономики Омской области Расим ГАЛЯМОВ:

– Мы в курсе претензий уважаемого фермера, история достаточно долгая. Естественно, все не так однозначно, как хотелось бы. Есть судебные решения о том, что земля использовалась вольно. Предлагаю перенести этот разговор на нашу площадку. Мы еще раз готовы пояснить объективные причины, из-за которых получен отказ. Я понимаю, что это первый диалог с Александром Леонидовичем, но ведь есть вопросы, в которых участвуют министры, обращайтесь к нам.

ЩЕРБАК не остался в долгу:«Кто будет вкладывать свои деньги в область с такой инвестиционной политикой? За мной 1800 фермеров, что мне им сказать?». «Ваш пример неоднозначен. Есть и положительная практика», – парировал ГАЛЯМОВ. «Я лично займусь этой темой», – прервал их БУРКОВ.

Зерно, которое простаивает напрасно

Минсельхоз не оправдал ожидания Алексея СТЕПАНЕНКО, директора ООО «Агрофирма «Омская». Он пожаловался, что в связи с низкими ценами на зерновые вынужден выходить на экспортеров, но напрасно прождал льготный тариф на ж/д перевозку: «Льготный тариф был дан другим предприятиям – одному-двум. Они просидели на нем. Какая-то часть средств осталась неиспользованной, но нам квоту не дали». «То есть изначально порядок квотирования кривой», – заметил БУРКОВ. «У меня сейчас готово к отгрузке 10 тысяч тонн зерна, подготовлены арендованные вагоны. Не хочется терять по 2 тысячи на тонне, чтобы платить ж/д тариф, если я не попадаю под льготы», – объяснил предприниматель.

– Как раз позавчера я был в Краснодаре на сельскохозяйственном форуме, общался с ТКАЧЕВЫМ. Мы подали заявку на увеличение средств на квоты. Остается вопрос, кто попадет под льготы, – добавил врио губернатора. «Я бы не хотел пролететь», – признался СТЕПАНЕНКО под одобрительный хохот зала.

Обработка вне закона

Ничем не помог региональный минздрав во главе с Андреем СТОРОЖЕНКО Дарье СИТНИКОВОЙ из компании «Дез-Гарант», 7 лет работающей в сфере дезинфектологии. Если ранее малый санитарный бизнес функционировал без медицинского лицензирования, то теперь Роспотребнадзор разослал в регионы рекомендательные письма бюджетным учреждениям, что те вправе требовать лицензию у компаний, занимающихся санитарной обработкой: «В январе было решение Верховного суда по прецеденту в детском садике в Свердловской области о том, что данная деятельность должна рассматриваться как лицензированная. И теперь начали кошмарить бизнес».

Девушка напомнила, что на носу сезон активности клещей, накануне родительского дня необходимо обработать кладбища, а летом пойдут оздоровительные и палаточные лагеря, которые также надо будет проверить: «Мы не можем обрабатывать территорию Омской области, потому что в решении суда сказано, что помимо лицензии должна быть аккредитация в национальной системе аккредитации. В нашем регионе такой нет ни у кого. Ситуация абсурдная. Что нам делать? Спрашивать добровольное медицинское согласие у крыс и тараканов? Уже проводятся конкурсы для компаний с лицензиями, расторгаются госконтракты». Причем, как оказалось, проблема затрагивает и клининговые компании, в нормах которых также упоминается дезинфекция.

Обойдемся без экономии

Еще один заместитель председателя правительства – Сергей ФРОЛОВ честно признался предпринимателю Олегу СЕМКИНУ, что ничего не понимает в той теме, о которой бизнесмен так жаждал поговорить – ресурсосберегающих технологиях. СЕМКИН пытался записаться на прием к БУРКОВУ, чтобы поделиться новой методикой закупки обслуживания аккумуляторных батарей с целью снижения бюджетных издержек, но его перенаправили к ФРОЛОВУ, который потратил на посетителя полторы минуты, а затем отправил восвояси, сказав, что чиновникам ничего не нужно. История развеселила зал – кажется, многие в свое время побывали в подобной ситуации.

Дорогой аэропорт

С министерством культуры не смогла найти общий язык представительница агентства делового туризма «Моментум» Анна ПИКУЛЬ, назвавшая свое детище «нано-нано-бизнесом». Она напомнила БУРКОВУ, что ресурсов у региона для развития туризма хватает, но используются они неэффективно. Деловой туризм, с ее слов, способен обеспечить мощный толчок развитию всех остальных видов туризма, загрузке объектов туристической сферы (отели, музеи, рестораны, театры), привлечению инвестиций и проведению крупных федеральных и международных мероприятий.

В связи с темой вспомнили о традиционной омской боли – завышенных сборах аэропорта и о том, как наш город огибают популярные маршруты. Предприниматели посетовали, как не хватает Омск-Федоровки, что отсутствие современного международного хаба тормозит развитие бизнеса в регионе.

– Почему авиакомпаниям выгоднее делать более дешевые перелеты из других городов? Аэропорт устанавливает непомерные тарифы по обслуживанию компаний? – нащупывал БУРКОВ общий язык с присутствующими. Это была беспроигрышная тема.

Со всех сторон обсуждалось то, что дело не в завышенных сборах аэропорта, а в регулярности его использования. Очевидно, что чем ниже тариф на обслуживание, тем больше рейсов способен аэропорт принять, а значит, заработать. В итоге БУРКОВ запросил сведения о цифрах у бизнесменов, «чтобы я получал информацию от вас, а не от аэропорта, у них может быть своя картина».

Классика в эфире

Говорили еще о многом – о современных интернет-порталах, трудностях с получением кредитов, «переобувании» юридических лиц, с которых потом невозможно высудить долги... Но, конечно, обсуждение не могло обойтись без упоминания скандально известного постановления №108-п «О порядке установления арендной платы за земельные участки, находящиеся в собственности Омской области». Чиновники пытаются уладить вопрос: готовят новый документ, который должен учитывать и интересы регионального бюджета, и интересы бизнеса, чтобы аренда земли не привела к массовому разорению предпринимателей. Нюанс в том, что новый регламент должен соответствовать российскому законодательству, иначе не исключены новые судебные споры с учетом того, что прецеденты отмены не соответствующих федеральным нормам документов уже были. И хотя в правительстве сейчас создана рабочая группа по подготовке нового регламента, которую возглавляет заместитель губернатора Татьяна ВИЖЕВИТОВА, директор ООО «Юридическая компания «ОМЭКС-ЛЕКС» Александр ДМИТРЕНКО передал врио губернатора пакет документов по постановлению, собранный предпринимательским сообществом, с просьбой взять эту проблему под свой личный контроль:

– Та ситуация, которая сейчас сложилась, показывает, что рыночная оценка была необъективна. Даже процесс выбора подрядчика вызывает вопросы – за оценку одного участка предлагалось всего 600-800 рублей, понятно, что за такие деньги нанять квалифицированных специалистов невозможно. Поэтому и сложилась такая ситуация, когда после переоценки арендная плата у 10% предпринимателей выросла в разы, а у 40% она осталась на том же уровне. Получается, что рыночную оценку могли сделать неправильно, и я предлагаю вернуться к кадастровой оценке, которая проведена более грамотно. Решить этот принципиальный вопрос должно, конечно, правительство.

Подытожить высказанные проблемы взялась глава Омской торгово-промышленной палаты Татьяна ХОРОШАВИНА, которая тоже с ходу поставила под сомнение компетенцию чиновников регионального правительства. «Давайте пофамильно», – лукаво предложил БУРКОВ, и зал взорвался хохотом. ХОРОШАВИНА не смутилась:

– Торгово-промышленная палата хотела сделать апгрейд – ввести наших людей в различные общественные советы. УМВД по Омской области сказало, что это возможно не раньше 2019 года, и то не факт. Остальные сразу отказали в этом. Создайте хорошие общественно-консультативные советы при всех органах власти, заставьте их работать – по-мужски. Вы получите отличный результат, уйдет половина этих вопросов. Если вы не будете нас слушать, то это все направится ПУТИНУ. Задача президента – как можно больше вопросов решать в регионе, чтобы они не уходили наверх. Уважаемые предприниматели, а вы в свою очередь не ходите по министерствам, у вас есть профессиональные объединения – приходите туда: к нам в Палату, в ООСП, в «ОПОРУ России». Давайте работать современно!

О налогах... и зоне

С вечной темой борьбы властей разных уровней выступил президент областного Союза предпринимателей Димитрий ГАЛАВАНОВ:

– Завтра у нас состоится заседание Законодательного собрания, на повестке в том числе стоит вопрос о принятии изменений в налог на движимое имущество. С ноября активно пытаемся участвовать в процессе, писали вам письма. В конце декабря встречались с помощником. Начало года прошло, к сожалению, без активности. На сегодняшний день норма, заложенная в закон, кажется нам некорректной. Закон давно не менялся, про него все забыли. Я уверен, что большинство сидящих здесь предпринимателей не понимают, что через месяц им принесут весточку из налоговой о том, что они задолжали новую сумму. Федералы отдали это на откуп регионам, чтобы на местах «пачкались». Это неправильный подход. Надо было изначально много говорить о порядке начисления налога на имущество, чтобы предприниматели успели к началу бюджетного года заложить эти затраты в бюджет. Этого не произошло. И еще один момент: та норма, которая, на первый взгляд, смотрится хорошо – обнуленный налог с привязкой к успешности – не совсем корректна. Она дискриминационна. Вы заложили норму, по которой успешный вправе получить льготы на налог на имущество, а тот, у кого проблемы, по сути, будет за них наказан. Не всегда проблемы бизнеса зависят от руководителя! Предлагаем приостановить это на стадии рассмотрения, обнулить на 2018 год без дополнительных условий, внимательно разобраться в деталях с привлечением предпринимательской общественности.

БУРКОВ ответил жестко:

– Давайте откровенно: сегодня мы единственный регион из 85, который обнулил налог на движимое имущество. Если мы убираем критерии оценки качества работы, тогда Расим Насирович будет не здесь, а в местах не столь отдаленных.

В зале радостно, без злорадства засмеялись.

Врио губернатора продолжил:

– Прокурор спросит, на каком основании мы даем льготы. У нас и так спор был сильный! Поймите, мы, госслужащие, сегодня под объективами: и ОБЭП, и прокуратура ставят нам условия. Налоговые льготы ежегодно мониторят, потом показывают нам, что льготы были, а эффективность низкая. Диалог жесткий, регионы крайние. Мы находимся в рамках. Когда приходит губернатор в федеральный Минфин, ему говорят: «Обнулили налог на транспорт? Мы недостачу вам гасить не будем». Соответственно, социальные статьи не исполним. И вопрос обеспечения региона чистой водой мы тоже не исполним. И вопрос строительства дорог тоже. Нам нужно находить баланс. Что касается налога на движимое имущество – это беспрецедентный шаг.

Про процессинг

Глава строительной компании «АСК», депутат Законодательного собрания Омской области Валерий КОКОРИН напомнил о проблемах процессинга и о том, что при областном парламенте есть рабочая группа, занимающаяся возвращением налогов в регион:

– Бизнес-сообщество Омска обеспокоено определенными проблемами, вы пришли на должность руководителя региона и тоже понимаете, что доходов бюджета на все не хватает. И сам Омск среди городов-миллионников по бюджетному обеспечению, и область находятся на последнем месте. Мы считаем, что эта ситуация возникла во многом из-за того, что у нас очень много предприятий входят в вертикально интегрированные корпорации. В том числе и Омский нефтезавод. Понятно, что наше бизнес-сообщество деньги умеет считать, но назову все-таки несколько цифр, которые, возможно, будут любопытны и для вас. Например, валовой продукт Омской области в 2017 году составил 661,1 млрд рублей, при этом 147 млрд рублей ушло в бюджеты всех уровней, в том числе и в бюджет Российской Федерации. Из них непосредственно в Омскую область попало всего 53,1 млрд рублей. Вертикально интегрированные предприятия применяют так называемый режим переработки, в нефтехимической промышленности он называется процессингом. Омский нефтезавод, применяя процессинг, получает за тонну переработки нефти всего 1918 тысяч рублей, причем в последние три-четыре года эта стоимость практически не меняется, даже наблюдается тенденция к снижению. А в результате при объемах переработки в 20 с лишним миллионов тонн в год валовой продукт ОНПЗ составляет всего 41 млрд рублей, плюс 660 миллиардов – валовой продукт Омской области. При этом нефтезавод компании «Лукойл-НОРСИ» перерабатывает нефти меньше на 20%, но, не работая в процессинге, имеет 326 млрд рублей объема валового продукта. Если экстраполировать эти объемы на Омский нефтезавод, то это будет почти 400 млрд рублей в год валового продукта. Итог: 661 миллиард плюс 400 миллиардов – это 1 триллион 60 миллиардов. С такими цифрами Омская область вполне может быть на первом месте по объемам производства, если вертикально интегрированные компании не будут прятать реальные объемы. Кроме того, реальная нагрузка на территорию региона в виде вреда экологии и других факторов составляет не 660 миллиардов, а больше триллиона рублей.

КОКОРИН выразил надежду, что работа над законом, который депутаты подготовили и передали в Москву и который отклонила Госдума, а Ассоциация нефтепереработчиков и нефтехимиков одобрила, возобновится: там признали, что применение процессинга в нефтеперерабатывающей отрасли ведет к разрушению региональных предприятий.

Комментируя это заявление, БУРКОВ напомнил, что кроме процессинга в регионе есть еще одна крупная проблема, влияющая на объемы поступления налогов, так называемые консолидированные группы налогоплательщиков:

– Благодаря КГН некоторые крупные предприятия являются налогоплательщиками в других регионах, и это тоже сегодня серьезная проблема, мы обсуждали ее на встрече с премьер-министром Дмитрием Анатольевичем МЕДВЕДЕВЫМ. Мы озвучивали, что если КГН сохраняется, то регионы тогда должны иметь гарантированные показатели и четкие критерии, по которым делается выбор между субъектами. Потому что если восемь предприятий входит в такую группу, то одному региону дают налоги, а остальным – нет. В итоге соседи пострадали, потому что выпали из списка. И нужно четко понимать критерии, что за них брать: либо численность населения, численность работающих на этом предприятии, либо стоимость основных фондов. Потому что сегодня мы не знаем, сколько нам заплатят эти восемь групп, работающие в Омской области, – 100 миллионов или 100 миллиардов. Это тоже серьезный вопрос.

Последним высказался уполномоченный по защите прав предпринимателей по Омской области Юрий ГЕРАСИМЕНКО: «Проблемы очень разнонаправленные, и одного кавалерийского наскока будет мало, чтобы их решить». Также он отметил, что нужно обязательно запротоколировать все обращения предпринимателей, чтобы разговор не остался просто сотрясанием воздуха. «Я для этого сегодня все и записывал», – улыбнулся БУРКОВ. Напоследок он пообещал, что такие встречи будут проходить регулярно, и попросил направить ему в письменном виде вопросы, которые не удалось задать, а желающих это сделать, судя по битвам за микрофон, было предостаточно.

Ранее полный текст статьи был доступен только в печатной версии газеты "Коммерческие вести" от 21 марта 2018 года



Комментарии
Бухглтер 30 апреля 2018 в 16:29:
Ну про процессинг чушь откровенная. Зачем сравнивать валовый продукт. Вы сравните, сколько лукойоловский нефтезавод налогов платит: то густо, а то почти ничего. Зачем нам такие скачки, как бюджет планировать без процессинга? Да никак. А пока ОНПЗ стабильные платежи обеспечивает, еще и в социальную сферу вкладывает. В отличие от других заводов. Их почему не заставить отчисления делать?
Михаил 30 апреля 2018 в 15:41:
Господин Кокорин лучше бы сказал, почему в полной мере не платит налоги за свои торговые центры. Сколько там долгов? При этом продолжает льготы для бизнеса выбивать. И ведь есть наглость про налоги рассуждать. Слуга народа(((
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.