Все рубрики
В Омске четверг, 25 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 86,5502    € 94,3758

Дмитрий ПОТЕМКИН: «Мы ввели управляемое банкротство, чтобы банки нас не разорвали»

6 мая 2009 14:53
0
3388

— Дмитрий Сергеевич, с чем связан иск налоговой службы?
— Производство по делу возбудили в связи с нашим долгом, но на сегодня рассмотрение иска отложили, поскольку сумму требований налоговой службы, по поводу которой был подан иск, мы оплатили. В процессе выяснилось даже, что произошла некоторая переплата. Рассмотрение иска перенесено и вскоре будет выяснено, обоснованны ли вообще требования о банкротстве.
Завод сейчас устойчиво работает, мы запустили его около года назад. Причем запускали даже не на своей глине, а привезенной из чужого карьера, поэтому кирпич поначалу шел не очень кондиционный. Сейчас мы работаем только на качественной глине из своего карьера, и качество за этот год повысилось просто колоссально. «БРИККЕР КЕРАМИКА» — единственный завод в Омской области, выпускающий серийно кирпич прочностью 200 и 300 единиц. Технология производства была заранее рассчитана в Германии, мы возили туда глину на исследования и апробацию для работы именно на этом заводе. Потом завод был разукомплектован и привезен в Омск.
— Завод вышел на проектную мощность – 65-80 млн штук кирпича в год?
— Капитальное строительство, в котором закладывается мощность завода, было выполнено. В последующем шла дооснастка, и сегодня нам нужно докупить еще несколько единиц оборудования для того, чтобы разогнать завод на рассчитываемую скорость. Мы построили около 70% сушек, остальные достраиваются, и когда все завершим, выйдем на запланированную производительность.
У нас есть огромное желание доинвестировать средства и выполнить все намеченное. Самая важная цель – наладить выпуск поризованного кирпича, чтобы он получился по-настоящему эксклюзивным во всем регионе, легким и с хорошими теплозащитными свойствами. Поризованный кирпич – это новый вид материала, в массе глины которого включаются добавки, выгорающие при обжиге. За счет этого сама глина получается как бы вспененной, и это позволяет вести строительство зданий без применения дополнительных теплоизоляционных материалов.
Тот отделочный и рядовой кирпич, который мы сегодня выпускаем в объеме примерно 1 млн штук в месяц, — это так называемый пустотелый кирпич. От обычного кирпича он отличается наличием отверстий-пустот.
— Возникают ли проблемы со сбытом?
— Продажи идут в том же объеме, что и выпускает завод. Если в самом начале кризисной ситуации у нас произошло некоторое накопление кирпича на складе, то сейчас там всего около 700 тысяч штук, что меньше обычных месячных запасов. Сегодня я занимаюсь продвижением кирпича на новосибирский рынок. Там строительный рынок уже активизировался, есть и свои производители кирпича, но практически отсутствует пустотелый отделочный кирпич нашего класса. Однако еще приходится менять мнение соседей о нем, пояснять, что пустотелый кирпич легче, благодаря этому уменьшается нагрузка на фундамент и так далее.
Мы решили, что не будем работать напрямую с новосибирскими строительными компаниями, а станем действовать через представительство. Чтобы зайти на рынок Новосибирска, специально держали на складе 1 млн штук кирпича. Теперь нашли там партнера, который будет продвигать нашу продукцию. На ближайший квартал стоит цель — выйти на реализацию 300 тысяч штук кирпича в месяц, а к концу года – подойти к миллиону штук. Но сегодня по-прежнему основные поставки у нас осуществляются в Омске, также было несколько поставок в дальние сибирские регионы на стройки Севера.
— Сохраняется ли спрос со стороны омских застройщиков?
— Спрос есть, только платить за него строители не могут. Есть большие проблемы с неплатежами. На сегодняшний день уже плохо управляемая просроченная дебиторская задолженность за поставленный кирпич составляет 5 млн рублей.
— Наверно, строители все чаще переходят на бартерные платежи или расчет квартирами?
— Мы рассматриваем и такие предложения, но предлагают почему-то квартиры на тех этажах, которые еще не построены. Это нам абсолютно не интересно. На самом деле экономическая ситуация тяжелая, наши поставщики тоже хотят, чтобы с ними рассчитались и за электричество, и за газ, и за все остальное, но они плату квартирами не берут. Среди самых крупных наших должников – фирма «Сибирский вариант», это посредник, который поставляет стройматериалы на строительство микрорайона «Врубелево». Он имеет долг 4 млн рублей. Второй должник – «Пригород-Строй», который возводит «Ясную Поляну», его долг – 1 млн рублей.
— Каков план выпуска кирпича на 2009 год?
— Мы вышли на производство 1 млн штук ежемесячно, можем увеличить выпуск и до 3 млн штук в месяц. Но, наверное, большее количество кирпича в нашем регионе продать все равно не удастся. А возить кирпич на расстояние дальше тысячи километров уже невыгодно.
— Что представляет собой ЗАО «Проликс», которое тоже переживает банкротство?
— На базе ЗАО «Проликс» и строился этот завод, данная фирма является заказчиком и инвестором строительства. А сертификация продукции и непосредственно производство было выделено в отдельное предприятие — ЗАО «БРИККЕР КЕРАМИКА». Завод создавался с участием кредитных ресурсов. Но с наступлением кризиса требования банков стали слишком жесткие. Для меня кризис начался осенью 2008 года, когда банки запустили судебные процессы с целью досрочно взыскать свои средства, но готовился кризис, наверное, еще с весны. В тот момент абсолютно прекратилось потребление нашего кирпича. Мы стали неспособны осуществлять ежемесячные платежи. Но я считаю, что и тогда можно было договариваться с банками, уже начинать реструктуризацию долгов. Однако в то время считалось, что эти деньги надо срочно вернуть. Первоначально даже возникали совершенно дикие идеи – все забрать, поделить и тем самым сразу закрыть инвестиционные кредиты. Поэтому в первые месяцы кризиса мы были вынуждены сами ввести эту управляемую процедуру банкротства, чтобы не позволить остановить производство и чтобы банки нас просто не разорвали.
В настоящее время мы собираем всех кредиторов и совместно решаем проблемы. Сегодня уже наблюдается некоторое понимание, что производственную сферу нельзя разрушать таким образом. Инвестиционные кредиты не могут быть возвращены мгновенно. Могут быть периоды, когда эти кредиты трудно обслуживать – когда производство падает вместе со строителями, потребителями кирпича. Это время надо просто пережить.
— Банки и другие кредиторы предъявили к взысканию значительные суммы в десятки и сотни миллионов рублей, как планируете справиться?
— Те частные средства, которые были соинвестированы в этот завод, сопоставимы с привлеченными кредитами. Кроме того, сама стоимость построенного завода во много раз превышает требования всех кредиторов. Рыночная стоимость этого завода составляет округленно 60 млн евро (по текущему курсу это около 2,6 млрд рублей). Общая сумма требований кредиторов — примерно 1,25 млрд рублей. Мы не собираемся кого-либо «кидать», чего многие боятся, а со временем планируем погасить свои обязательства перед кредиторами. Мы просто не можем вернуть их мгновенно. Нам нужно, чтобы производство работало, это и будет основным источником погашения кредитов — это хороший и уже работающий инвестиционный проект.
Мой отец – Сергей Федорович ПОТЕМКИН – вместе со мной в этом проекте выступает инвестором как частное лицо. Он придумал этот бизнес, вложил в него свой опыт и личные средства. Поэтому завод можно рассматривать и как некий семейный бизнес, за который мы в ответе.
— Как вообще вам пришла идея заняться строительным производством?
— В 2004 году были выкуплены объекты фабрики первичной обработки шерсти по ул. 10 лет Октября, 182. Фабрика была разобщена по нескольким компаниям, мы ее объединили под одним управлением. Причем сначала даже попробовали окунуться в бизнес фабрики, вложили свои деньги в закупку сырья, собрали, привезли и помыли шерсть. Специалисты были сохранены, качество шерсти было хорошее, но российская легкая промышленность к этому времени пришла в полный упадок, и мы столкнулись с колоссальной проблемой сбыта переработанной шерсти. Поэтому на следующий год мы прекратили этот бизнес, очень долго искали, кто же купит моечное оборудование. Часть его продали, часть просто вырезали – оно было очень старое. Но промышленный потенциал фабрики, имеющей подъездные пути, подвод газа, воды, собственные канализационные сети, мы сохраняли и даже улучшали. Возникла идея переоборудовать корпуса бывших складов шерсти в более интересный бизнес – производство современного кирпича. Причем раньше мы никогда не работали в строительной сфере. Сергей ПОТЕМКИН в свое время был директором Завода пластмасс, потом – Омскхимпрома. Были и другие осуществленные проекты, например компания «Полимер-Пак». К тому времени уже и я пришел в бизнес, и мы вместе поднимали эту компанию.
— Сегодня для вас этот бизнес не единственный, поскольку вы являетесь еще и директором Автоцентра Styer и одним из официальных дилеров авто марки Ford, как обстоят дела в этой отрасли?

— На сегодняшний день на продаже машин дилеры практически не зарабатывают, только на сервисе. Тот, кто успел продать много автомобилей, сейчас держится за счет сервисных услуг. Сегодня уровень продаж машин упал практически на 50% по отношению к прошлому году. В прошлом году мы рассчитывали на продажу примерно 60-70 автомобилей в месяц и вышли на этот показатель. В 2009 году мы продаем 30-35 автомобилей. Но в то же время по объему сервисных услуг за все месяцы 2009 года мы сделали больше, чем в прошлом году. У нас были и проекты новых автосалонов, но сегодня в автобизнесе самое главное – просто выжить.
 

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.