Все рубрики
В Омске воскресенье, 25 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,7519    € 100,4425

Черная пешка

20 января 2010 15:38
0
2745

Фантастическая повесть в жанре утопии является, по задумке автора, не продолжением романа Аркадия и Бориса СТРУГАЦКИХ «Обитаемый остров», а продолжением темы, обозначенной в романе только штрихами. Это альтернативный вариант так и не написанного братьями СТРУГАЦКИМИ романа-продолжения «Белый Ферзь». В «Черной пешке» встречаются ссылки на персонажей и сюжетные линии из других романов СТРУГАЦКИХ, но в целом сюжетная линия произведения самостоятельна.


Саракш, Островная Империя
Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай
Цугазайские Новостройки, Голубиная улица, дом 19, кв. 31
3 часа, 10-го дня 2-й недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения


Hа Бацузе спалось лучше некуда. Опасения насчет москитов оказались совершенно необоснованными, Всеслав постоянно держал окна распахнутыми настежь. Свежий ночной воздух замечательно пах йодом, солью и еще чем-то морским. Под утро в окна врывался ветерок с гор и приносил запахи зелени.
Утро этого выходного дня началось совершенно обычно.
Всеслав достал помазок, взбил пену, подержал бритву под струей горячей воды. Все бы хорошо, но вот в изготовлении лезвий островитянам явно не мешало бы совершенствовать технологии. Тупятся быстро. И бриться приходится в два прогона. А потом не обойтись без увлажняющего крема: кожа быстро сохнет. Он смотрел в зеркало, точными движениями убирал белые хлопья со щек.
Все произошло внезапно.
Сравнить это было не с чем. Больше всего это, пожалуй, походило на страшный, вместе с тем совершенно беззвучный и безболезненный удар в затылок от кото …





Саракш, Островная Империя
Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай
Цугазайские Новостройки, Голубиная улица, дом 19, кв. 31
3 часа 49 минут, 10-го дня 2-й недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения

…рого подкосились ноги, во рту появился металлический привкус и пришло головокружение.
Бидзанби Да пришел в себя, и оказалось, что он сидит на краю ванной. Кожу лица омерзительно стягивает засохшая мыльная пена. В руке бессмысленно зажата безопасная бритва.
-Что-то произошло. Произошло? Сейчас? Сейчас, это когда? Только что было три часа утра. Стрелка на трех пятидесяти. Почти полчаса… Не помню. Чего не помню?
Что со мной? Может быть, амнезия? Бред! Как в сериалах для домохозяек Желтого Пояса, гацу ба-дацу… Я, Бидзанби Да, эмигрант с Материка, ныне гражданин ОСТРОВНОЙ Империи, находясь в здравом уме… Место жительства: Новостройки, Голубиная… Место работы: университет, историко-филологический факультет… Личный вычислитель № 8075-В… Паспорт, сберегательная книжка и прочие документы лежат в левом ящике шкафа. Собирался после завтрака на продуктовый рынок – можно пешком, а можно на трамвае. Потом хотел зайти в магазин электротоваров. Это за парком.
Помню? Вроде бы все в порядке… А что кроме этого? Кто я еще?
Всеслав… Глебович… Лунин… нет, не могу, дьявольщина, раскалывается голова!



Саракш, Островная империя
Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай
Цугазайские Новостройки, Голубиная улица, дом 19, кв. 31
9 часов, 10-го дня 2-й недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения

Всеслав сидел на освещенном уличными фонарями балконе с большой чашкой свежезаваренного крепкого чая. К ночи он пришел в себя и теперь пытался разобраться в произошедшем.
Впервые ему стало страшно. До сегодняшнего утра в нем бесконфликтно уживались прогрессор-землянин В.Г. Лунин и саракшианец Бидзанби Да. Сбоев в работе установленного психологами «альфа-переключателя» личностей не наблюдалось. Психоблокировка оставалась на надлежащем уровне. На кондиционирование – никаких нареканий. А вот сегодня… Он сидел на холодном краю ванны, держал в руке извлеченное из кожаного футляра СМС и, преодолевая мучительную головную боль, вспоминал, как нужно активизировать режим связи. Средство мобильной связи мгновенно распознало ладонь хозяина, услужливо раскрыло панель. Но из памяти Лунина стерлись цифровые коды, исчезли навыки обращения с прибором. С трудом всплыло из глубины: «Тристан… Саракш-2… Вызов глайдера…» И густела мерцающая малиновая пелена перед глазами. Однако — стоило лишь отвлечься от всего, что было связано с личностью Всеслава Лунина — боль мгновенно и бесследно исчезала.
Бидзанби Да почти весь день пролежал на диване, глядя в потолок, покрываясь потом от приступов, сопровождавших каждую попытку возвращения в привычный образ землянина. Безусловно, квартиру покидать в таком состоянии не следовало и все походы по магазинам пришлось отменить. В полдень он сварил и съел овсяную кашу. Не потому, что был голоден, а оттого, что пришло время обеда. С десяток секунд проверял, выключены ли газ и вода. Медленно прошел к дивану, бросил на него подушку и плед. Попытка погрузить себя в часовой сон в «будильниковом» режиме отозвалась адской ломотой в висках.
Но он все-таки провалился в забытье.
И было больно…

Город исчезал. От него осталась только маленькая комната с желтыми стенами и без окон, старым оранжевым пластмассовым абажуром над тусклой лампочкой и полуоткрытой дверью. Мальчишка лежал на крашеном деревянном полу, уткнувшись в него лицом. Немели неудобно подвернутые под тело руки, опереться на них и встать было решительно невозможно. Он застонал, сжал зубы, рывком поднялся на четвереньки, потом, шатаясь, выпрямился. Переставляя непослушные ноги, двинулся к двери, толкнул ее плечом, больше всего боясь выронить Мишку. Снаружи кроме темноты не было ничего. А перед самым порогом лежал в луже крови убитый рыжий пес.
Тогда мальчишка закричал в темноту:
-Ма-ама!!
Большего не потребовалось.
-Я здесь, сынок.

Всеслав очнулся, когда уже стемнело. Осторожно постарался восстановить в памяти инструкцию по обращению с СМС. Представить лица Экселенца, Тристана, Слона, Джеральда Ли. Припомнить путь по улицам Окленда к зданию КОМКОНа-2. Получалось, но с огромным трудом, словно резал тупым ножом комья мокрой ваты. Хорошо хотя бы то, что исчезла кошмарная боль. Похоже, удастся прийти в себя, однако придется сообщить обо всем Лоффенфельду. И уповать, что тот не отправит незамедлительно на Землю.
На кухне Всеслав высыпал четверть пачки заварки в чайник, залил крутым кипятком. Вышел с чашкой на балкон. Сел на табурет, с наслаждением прижался лбом к прохладной стене.
-Что делать-то будем, чтимый Бидзанби? – прошептал он. – Такого ты даже предположить не мог, а? Совсем плохо.
Рядом застрекотала цикада.



Саракш, Островная Империя
Черный Пояс, о.Бацуза, город Цугазай
Цугазайские Новостройки
6 часов, 11-го дня 2-й недели Зеленого месяца, 9591 года от Озарения

Как почти все небольшие населенные пункты Бацузы, Цугазай был выстроен совсем недавно и по нетрадиционным архитектурным подходам. В джунглях проложили, руководствуясь принципом наименьшего ущерба природе, мощенные каменными плитами дороги, создали тщательно скрытую канализационную сеть, протянули по подземным тоннелям кабели электроснабжения и связи. И только потом начали строить здания, тщательно вписывая их в здешний ландшафт. Жилые дома и магазины, учебные корпуса и студенческие общежития буквально тонули в зелени. Мелкая живность не только не покинула лес, но еще и умножилась, искусно играя на страстном желании местной ребятни угостить печеньем «во-он того зверька».
Асфальтных пешеходных дорожек не было и в помине, их с успехом заменяли засыпанные песком тропинки. Часто попадались деревянные и бамбуковые скамьи под островерхими крышами, успешно защищавшими отдыхающих от тропических дождей.
Лунин возвращался с рынка и решил немного прогуляться по пути домой. Он прошел вдоль длинного пруда, с удобством разместился на одной из скамей, запрокинув голову на бамбуковую спинку и некоторое время сидя в полудреме. Вдруг кто-то потеребил его за палец. Всеслав повернул голову и встретил требовательный взгляд уцука – местного бурундукообразного грызуна.
-Дань собираешь, вымогатель? –осведомился Всеслав. Зверек пискнул.
-А вот я тебя сейчас на жадность проверю … — коварно пообещал Всеслав. Он порылся в сумке и достал румяное ароматное яблоко. Уцук никоим образом не возражал против проверки. Только вот яблоко было выбрано самое крупное – чуть ли не в половину веса самого грызуна. Зверек вцепился в плод и поволок его к дереву. Всеслав с любопытством следил за развитием событий. Уцук медленно полез вверх по стволу дерева, на верхушке которого, вероятно, было его гнездо. Тяжелое яблоко оттягивало его голову то влево, то вправо, загораживало обзор, и пару раз зверек натыкался на ветки. Препятствия он встречал недовольным ворчанием сквозь зубы, держащие яблоко мертвой хваткой. Добравшись до первой развилки, уцук тщательно уложил в нее добычу и некоторое время отдыхал, тяжело дыша.
-Пот со лба сотри лапой, – посоветовал, улыбаясь, Всеслав. Грызун проигнорировал предложение и продолжил подъем. Совершенно измотанный, он добрался до вершины. Гнездо было – лапой подать.
И тут яблоко упало.
Окрестности огласились разнузданным сквернословием на уцукском языке. Всеслав беззвучно смеялся, глядя вверх. Животное исчерпало запас ругательств не раньше, чем через три минуты, перестало пищать, изнеможенно спустилось и принялось с выражением исполняемого долга объедать яблоко прямо на земле.
На противоположный конец длинной скамьи плюхнулась тройка молодых людей студенческого вида в коротких синих штанах, в синих безрукавках с белыми надписями «Археология — 9591» на спине и в сандалиях на босу ногу. «Практиканты. – понял Всеслав, -выбрались в город из полевого лагеря».
-Едем через час! — объявил один из них, со всхлипом всасывая сразу треть стаканчика мороженого. –Интересно, пока мы были в городе, наши уже совершили эпохальное открытие, или нас ждут?
-Ясно, ждут, –убежденно ответил второй. – Что вообще они сделают, пока мы не привезем консервы? Все нормальные люди сначала открывают с тушенкой банки, потом — с находками стоянки.
-Поэт, –уважительно заметил третий. – Стихотворец. Банки — стоянки. Рифмы-то какие чеканные, а! Эпос! Вот кабы еще считать умел вдобавок ко всем талантам... Мы же почти пятерку сдачи могли выгадать на ящике молока, кабы купили в другом магазине.
-Подлинно, могли, о мудрейший! — воскликнул первый и проглотил остатки мороженого.
-Ребята, — сказал второй, — а шеф и впрямь надеется найти скелеты обезьянолюдей?
-Отчего нет? У шефа чутье. Помнишь, его аспиранты прозевали данные разведки, а он сразу все усёк: «Это не простая битая галька, а орудия труда! Роем!»
-Пора, парни, пойдемте на пристань, скоро катер прибудет.
-Грянем ««Вверх по речке, вверх да по Гуйцузе»?
-Не приведите боги! –испугался третий студент. — На катере горлань или в джунглях, от нормальных людей подальше. Идем!
Всеслав проводил задорных практикантов одобрительным взглядом. Недолго им работать. Через две недели закончатся каникулы. После Праздника Полей и Зверей начнется первый осенний месяц – Желтый. А вместе с тем откроется учебный год. Ремонтные бригады заканчивают свои работы в школах и вузах. На кафедре методики преподавания обществоведческих дисциплин тоже было произведено плановое переустройство с заменой мебели. Хлопотливый завхоз факультета истории и филологии дважды осведомлялся у Всеслава о его росте, чтобы подобрать вращающееся кресло и стол.
Уцук, объевший яблоко, вновь полез с огрызком наверх. На этот раз предприятие завершилось успехом.
— Его пример – другим наука», –нравоучительно заметил Всеслав. Уцук, не оглядываясь, ворчливо огрызнулся. В смысле: от такого же слышу.

Александр ЛУКЬЯНОВ 

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий

«Трактористы» вдвое больше попали в ворота «ястребов» и выиграли, но оставили шанс «Авангарду» занять первое место на «Востоке»

В последнем туре регулярного чемпионата омичи и магнитогорцы лично выяснят, кто из них лидер. 

24 февраля 22:39
0
556

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.