Все рубрики
В Омске четверг, 21 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 71,0555    € 82,6162

Игорь БОГДАШИН: «За последние 20 лет кальция в молоке стало меньше на 40 процентов»

4 декабря 2013 12:05
0
4406

С 21 по 23 ноября в торговом комплексе «Континент» прошла «Сибирская агропромышленная неделя-2013». Около 200 предприятий представили не только продукты питания собственного производства, но и современные технологии и новинки в сельскохозяйственном оборудовании. Один из участников форума, директор казенного предприятия Омской области «Центр питательных смесей» Игорь БОГДАШИН рассказал корреспонденту «КВ», как всего за три года ему удалось вытянуть предприятие из миллионных убытков и выйти на рентабельность.

– Игорь Викторович, интервью еженедельнику «КВ» вы давали два года назад. Что удалось сделать за это время?

– В марте 2013 года мы запустили на рынок новый кисло-молочный продукт – пролакту под торговой маркой «Милочка». Разрабатывался он исключительно для профилактики и лечения анемии.

– То есть такого продукта вообще не существовало на рынке?
– Не было. Наш продукт содержит особую композицию микробов. Мало того что в нем присутствуют железо и фолиевая кислота, так нам еще удалось соединить в одном флаконе лактобифидобактерии и болгарскую палочку. А совместить их вместе – сложная технологическая задача, так как в естественной среде они не дружат. Кроме того, в продукте содержатся пропионовокислые бактерии, которые эндогенно внутри организма синтезируют витамин B12.

– Но это не для детей?
– У нас ТМ «Медвежонок» – это исключительно детские продукты, а все, что старше трех лет, то, что для всей семьи, мы хотим в «Милочку» перевести.

– Судя по названию, это в основном для женщин?
– Мы говорим: для молодых городских женщин, которые следят за здоровьем всей семьи. Женщины же хранительницы домашнего очага.

– Вы говорили о взаимодействии с медакадемией…
– Они нам дают состав. Проводят исследования и говорят: у нас в Омской области у такой-то группы населения – нехватка того, того и того. По их данным, например, 60 процентов женщин репродуктивного возраста страдают анемией или преданемией.

– Это что?
– Низкий гемоглобин.

– Как продвигаются продажи?
– О продукте еще мало кто знает, поэтому медленно. Но торговые сети к нам лояльно относятся. Ведут переговоры, руки не выкручивают. Нам даже с «Магнитом» удалось договариваться, а они очень жесткие переговорщики по цене заходов и к новым товарам относятся всегда с недоверием. Но есть проблема – срок хранения нашего продукта пять суток. Для сетей это короткий срок. Поэтому они побаиваются.

– Где продается «Милочка»?
– В Торговом центре и в нескольких наших местных магазинах. С закрытием «Астора» распространять стало труднее. Сейчас согласование во всех сетях, которые представлены в нашем регионе, происходит на уровне Москвы. Еще одна новинка нашего производства – молочный кисель. Раньше в России такой кисель был обычным блюдом. Вспомните – молочные реки, кисельные берега. На одной конференции я услышал, что наши российские школьники мельче и по росту, и по мышечной массе – белка не хватает реально. И я подумал: а почему бы не сделать десертный кисель с добавлением белка. В качестве источника белка используется сухое молоко. На вкус он будет напоминать молочный ирис. На этапе согласования нашим продуктом заинтересовались поставщики микроэлементов. В итоге молочный кисель вышел под эгидой Всероссийского научно-исследовательского института молочной промышленности (ВНИМИ). Но мы полностью готовили всю документацию и вели исследования. Мы хотим его позиционировать как школьное и дошкольное питание. Договор о поставке сухого молока мы заключили с белорусами. Потому что в округе мы не нашли качественного сухого молока. А у белорусов его покупают и Danone, и Nestle, и Nutricia. Сейчас Белоруссия стала центром Европы по качественным молочным продуктам. Мы этот наш продукт можем обогащать как жирорастворимыми фракциями, так и водорастворимыми.

– Когда планируется выпуск?
– Думаю, к концу декабря выпустим первую партию. Особенность таких предприятий, как наше, в том, что сертификат мы можем получить, только когда представим действующий цех – не бумажный, не проект, а реально работающее производство. Нам говорят: когда у вас будет вся технологическая линия, на которой вы сделаете пробную партию, вот тогда и обращайтесь.

– Под какой торговой маркой будет выпускаться кисель?
– Скорее всего под «Милочкой». Хотя окончательно еще не решили.

– А деньги откуда? Собственные или заемные?
– Собственные.

– Откуда? Насколько, я помню, когда вы пришли на предприятие, оно было убыточным.
– В Центр питательных смесей я пришел ровно три года назад, в 20-х числах ноября, и предприятие тогда действительно имело убытки в 7 млн рублей. Постепенно мы стали повышать эффективность. За три года объем переработки увеличился с 1 тонны до 4 тонн в сутки.

– Но это не объемы молочных заводов. Как вашему предприятию при таких малых объемах удается оставаться рентабельным?
– Согласен, объем маленький. Но у нас и продукция не дешевая и молоко высшего сорта. Кроме того, мы сделали серьезный рывок, когда начали производить творог. Он считается обычно не очень рентабельным продуктом, но мы с нашим технологом придумали новую технологию, чтобы рука человека не касалась творога. Для этого была разработана специальная прессовая тележка. И у нас выход творога увеличился в два раза.

– Он у вас под «Медвежонком» идет?
– Да, он предназначен для детского питания и варится классическим способом (не мембранным). Но если у традиционного творога выход 1 к 8, то у нас получилось 1 к 4. Поэтому очень рентабельный продукт получился.

– Планируете патентовать разработку?
– Мы нашу тележку как полезную модель регистрируем. Это форма фиксации интеллектуальной собственности, когда это чертеж. Так проще регистрироваться. Считаю, что эта тележка – уникальная штука для мелкотоварных производств. Она нам позволила за прошлый год накопить некий финансовый «жир» и закупить оборудование. Мы в прошлом году в переоборудование порядка 10 млн руб. вложили.
Пригодился, конечно, опыт прошлой коммерческой деятельности. Мне удалось договориться с производителями оборудования на рассрочку платежа. А банки нам отказывали в лизинге, опасаясь, что мы убыточное и государственное предприятие. Новое оборудование окупилось за год, что позволило нам начать очередную реконструкцию. Она нам обойдется примерно в 5 миллионов. Все велось исключительно за свои деньги. Государство нам дает только госзаказ, и мы его выполняем.

– Чувствуется разница между работой на коммерческом предприятии и на государственном?
– По менталитету, по подходам все, наверное, то же самое. Раньше я думал, что госпредприятие по определению менее эффективно, теперь так не думаю. Вопрос – как поставлена задача перед менеджментом. Если она собственником-государством поставлена грамотно, то менеджмент может быть эффективным – золотой телец надо мною уже не висит: нет в голове постоянной мысли, что ты должен заработать денег и для себя, и для акционеров. Собственник не требует роста прибыли, задача поставлена – вывести предприятие из убытков. Это позволяет решать задачи, которые коммерческие компании просто не будут делать. Я могу вкладывать в развитие, в человеческий капитал – мы прилично подняли зарплату – и заниматься более рисковыми проектами, наукой – той же пролактой. Коммерческая фирма просто не стала бы этим заниматься. А мы ставим перед собой социальную задачу. С этим продуктом мы реально провели клинические исследования. 100 человек, преимущественно девушки, два месяца ели продукт. В итоге у них в группе даже без фармакологии в три раза – снизилось количество анемии и в три раза преданемии.

– Экспериментальная лаборатория расположена на кафедре медицинской академии? Кто руководил исследованиями?
– Доктор медицинских наук Денис ТУРЧАНИНОВ. Они нам рекомендуют составы. Совместно с ними мы хотим разработать еще детское спортивное питание. Проблема заключается в том, что тренировки посещает много детей, бывает, что по несколько раз в день, а их питанием мало кто занимается. Мы хотим сделать ежедневный продукт: сначала кисло-молочный, а потом сухой. После тренировки его можно будет выпить и получить белок с витаминами, микроэлементами. И самое главное в том, что не будет возникать разрыва между тратой энергии и ее получением. Дети ведь берутся, например, за штангу, а мышцы при этом из-за нехватки белка могут не соответствовать нагрузке. Тогда они могут получить травму. Растянуть сухожилие. Или вот мы видим, что у молодых спортсменов иногда сердце не успевает за нагрузкой. Сейчас в Омской медицинской академии готовят технико-экономическое обоснование проекту.

– Как оцениваете качество производимого молока на сегодня?
– Еще не так давно ТУРЧАНИНОВ проводил соответствующие исследования, и выяснилось, что за последние 20 лет кальция в молоке стало меньше на 40 процентов. Переход на интенсивное хозяйство неизбежно влияет на это, особенно при стойловом животноводстве. Сейчас в Финляндии даже ввели запрет на то, чтобы корова проводила в стойле более трети своей жизни. Она должна питаться травой с лугов. Нам ТУРЧАНИНОВ недавно задал вопрос, почему в нашем бифидине витамина С в два раза больше, чем в биолакте ВНИМИ, хотя мы туда этот витамин не добавляем. Вполне возможно, что наше сырье им богаче. Но при интенсивном хозяйстве его содержание все равно будет падать, и для поддержания нормынам придется продукт обогащать.

– С покупкой молока этой осенью проблем не возникло? Ведь практически все ваши конкуренты резко увеличили закупочные цены.
– Цены, действительно, выросли. Но, во-первых, договоры мы заключаем на год. Во-вторых, мы разработали специальную формулу: при покупке мы добавляем премию в размере 20 процентов от рыночной цены молока высшего качества. Эту цифру мы запрашиваем у министерства сельского хозяйства Омской области. Таким образом нам удается избежать споров и спекуляции со стороны производителей. Если вопросы возникают, спрашиваем: вы что, не доверяете минсельхозу? Они мнутся-мнутся и говорят: доверяем! И дискуссия заканчивается.

– Но существует и другая трудность – молока высшего сорта в Омской области, наверное, не очень много.
– Молока катастрофически мало. Мы очень сожалеем, что ОАО «Лузинское молоко» перестало нас снабжать. Год назад они в довольно категоричной форме заявили, что молока в следующем месяце для нас не будет. В то время они перешли к другому собственнику, запустили творожный цех, и молока им стало не хватать для своего производства.

– Где теперь приобретаете молоко?
– Нас выручил Владимир ПУШКАРЕВ (генеральный директор ЗАО «Нива». – Прим. «КВ»). У нас с ним не бывает срывов по срокам. Например, даже когда случился буран, замело дороги, он дал команду очистить в первую очередь путь к хозяйству, в котором мы приобретаем молоко.

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.