Все рубрики
В Омске воскресенье, 23 Января
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 76,6903    € 86,9054

Андрей ТКАЧЕВ: «Для бесконтактного оперирования будет достаточно иметь только радиочастотный электрод и источник энергии»

23 октября 2013 13:12
0
5257

23 мая подведены итоги программы «У.М.Н.И.К.-2013» (участник молодежного научно-инновационного конкурса) Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. Экспертный совет отметил шестнадцать разработок молодых омских ученых, в ближайшее время каждый из них получит грант в размере 200 тысяч рублей. «Коммерческие вести» знакомят читателей с авторами наиболее интересных изобретений.

Аспирант кафедры общей хирургии Омской государственной медицинской академии Андрей ТКАЧЕВ совместно с группой профессоров занимается разработкой проекта, который может серьезно улучшить и обезопасить медицину путем исчезновения во многих операциях таких инструментов, как скальпель, ножницы и радионож. Как он рассказал корреспонденту «КВ» Георгию ГОРШКОВУ, на изобретение соответствующего аналога может уйти около 5 лет.

— Андрей, расскажите о своем изобретении.

— Мы разрабатываем возможность применения радиоволнового электрода в хирургии, который позволит рассекать ткани бесконтактным способом. Недостаток современных хирургических инструментов состоит в том, что при коагуляции тканей для временной диастазы и для рассечения различных тканей используются интеграционные петли, иглы, которые имеют ряд больших недостатков. Например, при обугливании ткани струп оттягивается, и у пациента может снова возобновиться кровотечение. А радиоволна будет подаваться через вольфрамовую нить. После применения радиоволны образуется ровный, аккуратный струп. Еще один плюс нашего инструмента в том, что его можно будет использовать для микроскопического вмешательства не только в хирургии, но и в гинекологии, акушерстве, онкологии, торакальной хирургии в частности.

 

— Скальпель тоже не понадобится использовать?

 

— Да. Скальпель, ножницы, радионож предназначаются для контактного рассечения тканей.

 

— Аналоги вашему изобретению существуют?

 

— Аналоги бесконтактного оперирования существуют, но они отличаются от нашего изобретения. Например, аргоноплазма. Медицинским учреждениям приходится специально покупать аргон, а его еще и не очень просто найти. В нашем случае надо иметь только радиочастотный электрод и источник энергии. Да и тем более мы уже запатентовали свое изобретение. Если бы прямые аналоги в Российской Федерации существовали, то нам бы просто не дали патент.

 

— Сколько оборудование будет стоить?

 

— Вот именно изучением возможной стоимости оборудования мы пока не занимались. Цель нашего первого гранта пока только разработка. Сначала надо будет создать испытуемую модель. Но я думаю, устройство будет доступное по цене, потому что сейчас самое главное требование к лечебным учреждениям — это медико-экономический стандарт. Если наше устройство сможет конкурировать с другими, то будем продавать его в России.

 

— Как будете тестировать свое изобретение?

 

— На животных. Это будут крысы и морские свинки.

 

— На каком этапе сейчас находится разработка?

 

— В соответствии с нашим календарно-тематическим планом сейчас мы завершаем изучение данных по нашей теме из российской и мировой библиотек. В дальнейшем займемся разработкой моделей и проведением в течение года итоговых экспериментов. Их будем проводить также на животных. Затем, естественно, посвятим время обработке данных. К сожалению, для каждого такого этапа нужны деньги — это реалии современной науки.

 

— А где будете проводить эксперименты?

 

— На базе Омской медицинской академии, в центральной научно-исследовательской лаборатории. Она, в общем-то, и была создана для того, чтобы аспиранты и молодые ученые проводили там испытания.

 

— Этическая комиссия уже дала вам разрешение на эксперименты?

 

— Пока еще с членами комиссии мы не встречались. Но я не думаю, что там не возникнут проблемы, потому что мы не первые, кто проводит испытания на животных.

 

— А как у вас возникла идея и чем, на ваш взгляд, объясняется то, что такой разработкой до сих пор никто не занимался?

 

— Идея была рождена коллективом авторов в стенах кафедры общей хирургии. Причина, наверное, в том и заключается, что каждый задумывается, какой проект ему изобрести исходя из сферы своей деятельности. Конкретно это изобретение возникло тогда, когда мы работали со стенозом трахеи. Отмечу, что вообще мало кто берется за такие операции — это неблагодарная работа. Необходимость в такой операции возникает после того, как пациент долгое время находился на искусственной вентиляции трахеи. Если у него долго там находится трубочка, а результата нет, то ее опускают ниже. Но за это время может возникнуть затрудненное дыхание или даже асфиксия. Тогда хирурги и проводят соответствующую процедуру, но она очень сложная и не всегда заканчивается хорошо. КОПИН Ерген Жетписбаевич, будучи аспирантом кафедры общей хирургии, писал диссертацию по этой теме. В ходе ее создания коллектив авторов, среди которых профессор кафедры КОЗЛОВ Константин Константинович и заведующий кафедрой КОРЖУК Михаил Сергеевич, внесли идею, как создать специальное оборудование. А потом мы задумались, почему бы ее не применять еще и в других областях.

 

— Какова была ваша доля участия?

 

— Я этим исследованием занимаюсь в общей сложности три года с момента, как пришел работать на кафедру. Поначалу был в качестве клинического ординатора, затем получил статус аспиранта. На меня, как  самого младшего исследователя, возложены такие задачи, как обработка литературных данных, подготовка всей документации, представительство этого проекта на конкурсе "У.М.Н.И.К.". Плюс я поддерживаю контакт с Томским научно-исследовательским институтом приборостроения, где могут воплотить идею с электродом в жизнь.

 

— А как вам удалось выйти на Томск?

 

— Скажем, не по объявлению. Кафедра общей хирургии поддерживает творческие связи с лабораторией «Электропульс», в частности, профессор КОЗЛОВ Константин Константинович. Мы им уже отправили чертежи, они готовы обеспечить техническую часть.

 

— Как планируете распространять свое изобретение?

 

— Это задача другого этапа — "У.М.Н.И.К. на СТАРТ". Сейчас было важно донести идею до комиссии, чтобы она посчитала изобретение инновационным. Распространение будет уже следующим этапом, когда станем участвовать в других конкурсах на получение гранта. Тогда будем думать о создании малого предприятия.

 

— Почему решили участвовать именно в конкурсе "У.М.Н.И.К."?

 

— В Омской медицинской академии он известен всем со студенческой скамьи.

 

— То есть сами преподаватели уже стимулировали к участию?

 

— Да. Мы знали, что наши студенты выигрывают гранты. По всей академии об этом говорят. И я подумал, почему бы самому не попробовать.

 

— Первую модель будете опробовать именно в городской больнице № 1?

 

— Да. Но до этого момента пройдет какое-то время. Сами понимаете, подойти к пациенту с ноу-хау — непросто. Необходимо получить огромное количество разрешений, тысячу раз перепроверить модель в экспериментах, и только потом произойдет внедрение.

 

— Сколько времени на это может уйти?

 

— Ну, например, на создание лекарства, проведение для этого экспериментов и получение соответствующих допусков уходит примерно 15 — 20 лет. Я, правда, не думаю, что мы тоже будем заниматься своим проектом столько лет. Но лет пять точно уйдет.

 

— Вам сложно было победить в конкурсе "У.М.Н.И.К."?

 

— Сложно. В жюри присутствовали люди от медицины и люди от бизнеса. К вопросам  медэкспертов я, в общем-то, уже был готов, потому что ранее участвовал в конференциях, еще будучи студентом и ординатором. Да и к этому моменту я уже успел поработать на  медицинской стезе. А вот общение с бизнесменами для меня было в новинку, и некоторые вопросы просто обескураживали. Людей бизнеса интересовало по сути только то, как сделать проект подешевле и как подороже продать. Для меня, человека с медицинским образованием это было немного тяжело, потому что мы работаем на результат, на здоровье пациента, а тут абсолютно иное мышление.

 

— Сколько времени в день вы тратите на исследование?

 

— Времени уходит много. С утра — работа в клинике с больными, проведение операций, а уже после обеда занятия наукой. Если необходимо, занимаюсь исследованиями и в выходные. Иначе никак.

 

— Почему выбрали хирургию?

 

— Я всегда хотел стать врачом. Мама у меня  медицинский работник, она и привила мне любовь к медицине и людям. К концу школы определился уже конкретнее – буду хирургом.

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.