Все рубрики
В Омске понедельник, 18 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 71,2371    € 82,7276

Незабываемые 3,5 тысячи километров с женой и собакой. Часть вторая

25 февраля 2021 12:55
0
847

Окончание поучительной истории про обозревателя «Коммерческих Вестей», который тестировал себя и автомобиль по дороге из Омска в Санкт-Петербург. 

 Начало в № 5

Автору нужно было попасть в город на Неве, а по пути он планировал более детально познакомиться со своей страной и ее дорогами. Ну и надежность автомобиля оценить хотел, разумеется. Все эти задачи были решены. За несколько тысяч километров федеральных и региональных трасс все участники автопробега (включая собаку) насмотрелись на бесконечные российские поля и леса, замерзшие реки, холодные синие озера, большие и малые города, ну и на дураков на дорогах. Если коротко, дураков хватает везде, дороги на Урале и в европейской части России лучше, чем в Омской области, «Билайн» давно пора было поменять на другого оператора, более надежного, ну а в том, что Mazda СХ-5 подтвердит свою репутацию комфортного и крепкого автомобиля, автор и не сомневался.

День четвертый. Шарья–Вологда. 600 километров. Федеральные трассы Р-157, А-123 и М-8 «Холмогоры»

Шарья – на редкость унылое место. Райцентр Костромской области, что-то типа Калачинска. Узловая железнодорожная станция. В остальном вообще ничего примечательного. Для ночной остановки этот городок выбрал был потому, что он равноудален от Кирова и Костромы. Заночевали в гостинице, которая так и называется «Шарья». Со времен СССР она изменилась мало. В тамошнем полулюксе нет даже чайника. Зато имеются унитаз и древняя душевая кабина, что по местным меркам – огромное достижение, не иначе. Тем не менее за постой заплатили в полтора раза дороже, чем за апартаменты в Тюмени и Перми.

Четвертый день автопробега не задался с самого утра. Обычно утро начиналось с того, что я диктовал конечную точку суточного пробега своему навигатору в iPhone, и он благополучно строил маршрут, по которому мы двигались. В то утро  навигатор как-то подозрительно хрюкнул, показал на карте не весь маршрут, а только Вологду, я в этот момент на что-то отвлекся и автоматически нажал кнопку «Поехали». О чем впоследствии жалел неоднократно. Да что там скромничать, жалел сто миллионов раз. А всего-то и нужно было – не трогаться с места, не убедившись, что бездушный прибор поведет нас туда, куда нам нужно.

Ну да, раньше навигатор не подводил. Но все когда-то случается впервые. В итоге мы поехали в Вологду вообще другой дорогой, о чем догадались далеко не сразу. Нет, теоретически я знал, что из Шарьи в Вологду есть два пути, но забыл, какие они кардинально разные. Попасть в Вологду можно не только западной дорогой, по федеральной трассе Р-243, через известные мне Кострому и Ярославль, как я и собирался, а еще и северной, частично совпадающей с бывшей федеральной трассой Р-157, которая ведет из неизвестного мне Уреня в загадочный Котлас через забытые всеми богами Никольск и Тотьму. От этой северной дороги, судя по отзывам бывалых автомобилистов, лучше было вообще держаться в стороне.

Что мы движемся в другую сторону от Костромы, первой сообразила супруга. Я поначалу отказывался верить в очевидное, но под давлением ее аргументов был вынужден признать свой навигационный промах. И хотя мы успели проехать 60 километров, нужно было не валять дурака, а сразу разворачиваться. Но интуиция меня тоже подвела. Не сработал тревожный сигнал. Хотя я просто обязан был насторожиться. Чудес не бывает, если в попутном направлении вы не встречаете вообще никого, под колесами хрустит лед, слегка посыпанный песком, вокруг девственный лес, как на новогодней открытке, а навстречу вам идут груженные кругляком тягачи, то это верный знак: дорога может подкинуть сюрпризы.

В общем, сглупил. Но к тому времени мы уже въезжали в Вологодскую область, ярко светило солнце, празднично блестел снег, уже попадались деревеньки, навстречу нам поехали не только лесовозы, оптимизма добавила и заправочная станция «Лукойла» (кажется, возле деревни Козловки). Я ведь как думал: красивую АЗС где попало не построят. На всякий случай мы пополнили запасы топлива, заодно расспросили оператора о качестве дороги до Вологды, она заверила, что все у нас будет ОК, поедем по нормальному асфальту. А вскоре показался и Никольск, вовсе не такой страшный, как ожидалось (8 тысяч населения, основан в XV веке, как пристань на реке Юг, 442 километра до Вологды).

В тот момент мне казалось, что я готов к любым неожиданностям. Но у судьбы фантазия побогаче моей, она подготовила сюрприз, который мне даже в голову не приходил. На 161 километре автодороги Тотьма–Никольск в мой Mazda CX-5 затормозил, разворотив всю его левую заднюю часть, предприниматель Виталий Дмитриевич из Вологды. Я мирно ехал через лес, никого не трогал, любовался природой Северных Увалов, впереди заметил знак объезда, который поставили дорожники, понял, что объехать препятствие не успею из-за фуры, которая неспешно поднималась вверх по встречке, спокойно притормозил, чтобы пропустить тяжелый грузовик, и в этот момент почувствовал предательский удар в задний бампер от сильно подержанного Opel Astra, за рулем которого был этот тип с серьгой в ухе.

Понятно, что от судьбы не уйдешь, но все равно было обидно. Ведь случилось это ДТП не на каком-то опасном оживленном перекрестке, а на совершенно пустой региональной дороге, где даже «Билайн» не ловится. Ну откуда посреди вологодского леса и вологодских болот оказались одновременно и бригада не совсем трезвых (как мне показалось) дорожников, и огромная фура с водителем-азербайджанцем, и этот Виталий Дмитриевич, управлявший автомобилем своей жены? Лично у меня нет никаких разумных объяснений. Такое впечатление, что на 161 километре автодороги Тотьма–Никольск все они ждали именно меня.

Что было дальше – понятно. Мы с супругой ходили кругами вокруг покалеченного автомобиля, снимая его со всех сторон на камеры своих телефонов, обменивались мнениями о происшествии, удивлялись отсутствию интеллекта у водителя, который на пустой дороге ухитрился не выдержать дистанцию и затормозить именно в наш бампер, а также отсутствующей связи с вышкой «Билайна», она нужна была в тот момент, как никогда. Примерно через час прибыли инспекторы ДПС, чтобы оформить ДТП, два молодых офицера не спеша опросили участников происшествия, долго сочиняли протокол, чертили схемы в нескольких экземплярах, причем младший лейтенант постоянно консультировался по всем вопросам у старшего. Разъехались мы часа через три, когда уже начинало темнеть.

И это еще хорошо, что разъехались самостоятельно. Глядя на криво стоящее заднее левое колесо своего автомобиля, я сильно сомневался, что это произойдет. Были серьезные опасения, что мы останемся куковать на этой дороге без связи и тепла, ожидая какой-нибудь помощи из далекой Вологды. И еще я прикидывал, какой космической ценник мне выставят за услуги, ведь придется гнать не только эвакуатор целых 320 километров, но еще и такси, чтобы забрать нас вместе с нашими чемоданами и мобильным домиком для собаки.

К великому счастью, Mazda CX-5 показал себя настоящим самураем. Не подвел. И 320 километров до Вологды проехал самостоятельно. В ближайшем райцентре (село имени Бабушкина) мы попытались найти помощь (или хотя бы получить консультацию), но безрезультатно, владелец единственного местного автосервиса в тот день по странному совпадению взял выходной и уехал в Вологду. Пришлось двигаться на авось. Причем в весьма суровых условиях. Если бы мне кто-то сказал, что после аварии мы попадем еще и в снежную бурю, я бы просто рассмеялся. Но факт есть факт, дикая метель началась, как только мы миновали Тотьму. До Вологды оставалось еще 200 километров.

Когда лобовое стекло атаковали первые снежинки, я подумал: фу, какая ерунда! Но вскоре въехали в сплошную снежную пелену. Не видно было ни осевой, ни обочин. Дальний свет оказался бесполезен совсем, ближний – частично. Кто попадал в такую ситуацию – знает. Становится не до смеха. Особенно неприятно было уворачиваться от встречных фур, которые тоже, как я подозреваю, двигались наощупь. Сначала я немного стыдился, что пришлось сбросить скорость до минимума, я ведь правильный пацан, не люблю всем мешать, но когда обогнавший нас внедорожник-пикап закрутило у меня на глазах, и он улетел в занесенный снегом кювет, сразу вспомнилась народная мудрость: тише едешь – дальше будешь.

Но все плохое заканчивается, к счастью. Закончилась и автодорога А-123, которой лишь недавно присвоен федеральный статус. В районе Чекшино мы свернули на федеральную трассу М-8 «Холмогоры», где цивилизация, дорожники, патрульная снегоочистка, ярко освещенные АЗС, и смогли остановиться наконец, чтобы передохнуть, размять ноги, выпить кофе-чай, закусить горячим круассаном, выгулять собаку. После остановки я впервые за день уступил место за рулем супруге. Внезапно кончились силы. Примерно за 40 километров до Вологды поутихла метель. А в самом городе снега оказалось не так уж много, да и тот к утру почти растаял, оставив после себя огромные лужи.

День пятый. Вологда. 1 километр. Вологодские улицы

Вологда – город компактный, примерно в пять раз меньше Омска по территории, состоит из исторического центра с остатками кремля и новых районов пополам с промзонами, где смотреть совсем нечего. Раньше про Вологду я знал лишь, что там плетут кружева, взбивают знаменитое сливочное масло, любят деревянную архитектуру и резные палисадники. Теперь еще знаю, что Вологде в недалеком будущем исполнится 900 лет, а первое письменное упоминание этого города относится к 1273 году, когда на него напал тверской князь Святослав Ярославич.

В сегодняшней Вологде (это уже не вина тверского князя) фактически не работает аэропорт. И нет дилера Mazda (ближайший – в Ярославле). Вологда даже не самый крупный город Вологодской области, как это ни странно. В столице региона проживают всего 310 тысяч человек, а в соседнем Череповце, построенном древлянами и кривичами на берегу полноводного Рыбинского водохранилища, статистика насчитывает уже 316 тысяч их потомков. Вот такие контрасты!

Проехать Вологду по-быстрому, за день, нам не удалось. Пришлось затормозить еще на сутки, чтобы отоспаться наконец и перевести дух после внезапно навалившихся приключений. Да и хотелось понять, в каком состоянии ходовая, а для этого нужен был специалист автосервиса. Ехать-то автомобиль едет, но выдержит ли он оставшиеся 650 километров до Санкт-Петербурга? Я на этот вопрос не мог дать ответа. С такими проблемами мне еще не приходилось сталкиваться никогда. А вдруг у него колесо отвалится где-нибудь после Череповца? Да и куда нам было спешить, собственно? Ну доберемся из Омска в Санкт-Петербург не за пять, а за шесть дней. Кто нас за это осудит?

Вокруг жилого комплекса на улице Гагарина, где мы арендовали апартаменты, автомастерских оказалось множество. Начать я решил с дилерского центра Mitsubishi, который располагался буквально напротив. Набрался наглости и попросился к ним в сервисную зону. Тамошние мастера в мое положение вошли, пообещали осмотреть мою ходовую, но попросили приехать вечером. Мол, время у них на неделю вперед расписано, и прямо сейчас никак не получится. До вечера мне ждать не хотелось, я заехал в соседний мультибрендовый сервис с незамысловатым названием «Механик» и уже через полчаса поставил свой автомобиль на яму.

Гостеприимные вологодские механики почесали в затылках, поискали что-то в интернетах и вынесли общий вердикт: нужно менять то-то и то-то, но этих запчастей на Mazda CX-5 в Вологде в данный момент нет, и даже если их заказывать, то ждать придется долго. Мол, есть вариант с эвакуатором, который довезет автомобиль до Санкт-Петербурга, но выйдет это не дешево. Дешевле, по мнению механиков, добираться своим ходом, никуда не торопясь. Автомобиль проехал три сотни километров до Вологды, вполне дотянет и еще 650 километров до Санкт-Петербурга. Ну разве что потом шины на задних колесах придется сменить.

Я прикинул, во что мне обойдутся хлопоты с эвакуатором, примерную стоимость доставки в Санкт-Петербург всей нашей семьи вместе с моей недружелюбной собакой, разделил на стоимость двух новых шин и прислушался к здравому смыслу. Вообще люди в Вологде отзывчивые, в этом «Механике» даже денег с меня не взяли. И пиццу в этом городе пекут вполне съедобную. И цены на бензин там не очень высокие. Только погода отвратительная. Но тут уж ничего не поделаешь, должны же быть и у Вологды недостатки.

День шестой. Вологда–Санкт-Петербург. 650 километров. Федеральные трассы А-114, А-118 и Р-21 «Кола»

От Вологды до Санкт-Петербурга дорога одна, заплутать трудно. Тем не менее я трижды проверил будущий маршрут на навигаторе, прежде чем мы тронулись с места. Выехали максимально рано, в начале седьмого. Заглянули на АЗС, заправились «под крышку», чтобы по дороге голова не болела хотя бы из-за топлива (рассчитали верно, полного бака хватило почти до Кудрово).

Перед рассветом, как известно, наступает самое темное время суток, но мы в это время ехали как раз по хорошо освещенным Окружному и Ленинградскому шоссе. Когда покидали город по федеральной трассе А-114, темнота тоже не мешала, из-за многочисленных дорожных ремонтов и сужений весь поток двигался медленно. Общая протяженность автодороги А-114 от границы Вологды до Новой Ладоги в Ленинградской области – 530 км. 330 из них приходятся на территорию Вологодской области, в силу вышеизложенных обстоятельств она стала мне уже слегка поднадоедать, поэтому первую половину пути я даже по сторонам не смотрел.

Да и что там было рассматривать? Обочины, кювет, за кюветом темный лес, иногда ограждения из ржавой колючки и знаки, предупреждающие водителей, дабы они были повнимательнее, потому что из леса может внезапно выскочить лось, – все это я уже видел многократно. Под Пермью даже с оленем едва не встретились, он на дорогу не успел выбраться, к счастью, а просто замер на обочине. В Ленинградской области дорога стала чуть интересней. И лес там поживописней (более сосновый, видимо), и рельеф появился опять, да и бэкграунд есть. В своей время ее построили, чтобы царские особы могли без проблем добираться до Никольского и Успенского монастырей в Старой Ладоге, а также до Тихвинского и Антониево-Дымского монастырей под Тихвином. Уже потом, при советской власти, просеку продлили до Вологды.

Как и ожидалось, до Череповца трафик был напряженным. Между двумя экономически активными городами, расположенными близко, всегда крутятся фуры и технологический транспорт. Зато к качеству дорожного покрытия не придраться, трассу отремонтировали почти идеально. После Череповца обгонять стало почти некого, и нас редко кто пытался обогнать. Может, потому, что очень много камер. Навигатор регулярно попискивал, предупреждая об очередном пункте контроля скорости. Как ни странно, в Ленинградской области камер стало меньше. Хотя мне это могло и показаться, конечно. На аварийном автомобиле не бывает проблем со скоростным режимом. Больше 80 км/час я даже и не пытался разгоняться.         

До Тихвина просто ехали, получая удовольствие. После объездной вокруг Тихвина встали в пробку. Думал, попали на очередной ремонтируемый участок с реверсивным движением, и я даже удивился, почему навигатор не предупредил, но потом оказалось, что встали из-за аварии. Тяжелая фура практически на ровном месте съехала в кювет и перевернулась. Видимо, водитель уворачивался от кого-то, кто несся по встречке. Я потом навел справки, аварии на трассе между Вологдой и Санкт-Петербургом – обычное дело. И очень многие из них – со смертельным исходом. Новостные ленты питерских изданий забиты сообщениями о погибших, а Интернет пестрит фотографиями перевернувшихся автомобилей.  

Как только свернули на федеральную трассу Р-21 «Кола», по которой нужно было проехать последние 120 километров, на всякий случай пополнили бак. Заправлялись на АЗС «Роснефти». Главу этой компании я хоть и недолюбливаю, но не могу не признать: сервис на его АЗС получше, чем у «Лукойла», и сильно лучше, чем на привычных омичам бело-голубых АЗС «Газпромнефти». После остановки за руль села супруга, я был уверен, что Р-21 «Кола» никаких сюрпризов нам не приготовила, но под Санкт-Петербургом мы попали в очередную передрягу – опять началась метель. Да не простая, а эдакая пушкинская. Впрочем супруга категорически отказалась пускать меня обратно за руль и мужественно справилась с погодными условиями сама.  

На КАД (кольцевая автодорога вокруг Санкт-Петербурга, она же федеральная трасса А-118) въезжал уже я. КАД стоял, естественно, в шесть часов вечера пятницы было бы странно ожидать другого. На первой же развязке у Кудрово я мужественно заблудился. Чтобы вернуться на исходную, пришлось проехать лишних пять километров, расталкивая в пробках соседей по потоку. Потом я опять съехал не по тому съезду, после чего сильно огорчился и стал уже проявлять творческие способности, чтобы минимизировать время разворота. Нет, питерский КАД – это не АД, конечно, как думают некоторые, все же я люблю большие города, но вечером пятницы, когда стоишь в пробке, электронные табло с ограничением скорости в 110 км/час над КАД выглядят издевательством, честное слово.

P.S. За шесть дней автопробега средний расход бензина у Mazda CX-5 не поднимался выше 7,3 литра на 100 километров. На всех АЗС от Омска до Санкт-Петербурга мы оставили чуть больше 11 тысяч рублей (заливали АИ-95, разумеется). 9 тысяч рублей заплатили за апартаменты в Тюмени, Перми и Вологде, плюс гостиница в Шарье. Со страховой компанией все вопросы уже решили. Цена ремонта автомобиля – негуманная. И это мягко говоря. Я думаю, тот Opel из Вологды даже до аварии стоил дешевле. Но меня успокаивает народная мудрость: чему быть, того не миновать. 

 

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.