Все рубрики
В Омске воскресенье, 26 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,0081    € 85,6823

Георгий СТЕПАНЯН, инвестор: «Крупные игроки могут запрыгнуть на тренд, снять сливки, но движение всегда останется, и ты можешь забрать то, что осталось после гигантов»

24 мая 2020 11:38
1
3571

Глобал макро в 2020 году против микростратегий. 

5 мая CEO Movchan's Group экономист Андрей МОВЧАН побеседовал с частным инвестором Георгием СТЕПАНЯНОМ (на фото) о макроэкономике текущего года. Приводим некоторые любопытные моменты из трансляции. Но для начала необходимо пояснение: СТЕПАНЯН занялся discretionary global macro – стратегией, ориентирующейся на макроэкономические тренды, новости и события, в которой ставки делаются на самые ликвидные инструменты на рынке (валюта, процентные ставки, индексы акций, коммотидиз – биржевые товары, металлы, углеводороды). Она, как подчеркнул спикер, суперликвидная, с отсутствием ограничений по объему ввода и вывода средств, взгляд управляющего не снисходит до уровня инвестиций в отдельно взятые компании, что неизменно сопряжено с рисками.

Андрей МОВЧАН: – Компанию намного легче изучать, чем макротренды?

Георгий СТЕПАНЯН: – Макротренды однозначно сложнее для изучения, на них влияет наибольшее количество факторов рынка. Определить движение макротренда очень сложно. Занимаясь глобал макро, ты экономишь время и энергию. Чтобы разобраться в делах компании, тебе необходимо проштудировать минимум пять годовых отчетов по двести страниц каждый, просмотреть все судебные документы, проанализировать ее соперников по сектору и так далее. В итоге не исключено, что ты три месяца потратил на эту работу, а в итоге пришел к выводу о безнадежности вложений. При этом ты сильно привязываешься к компании, которую так досконально изучал, упуская из виду как раз макроэкономические тренды. Ты знаком с менеджерами компании, ты убеждаешься, что она хороша, и надеешься – она выстрелит! Но не факт. Макроэкономические тренды хороши тем, что ты собираешь одну картинку и занимаешься ей все время. У тебя пропадает потребность искать новые идеи, которые есть всегда. Ты словно смотришь на все сверху, видишь все взаимосвязи, дополняешь, взвешиваешь аргументы. У тебя всегда есть трейд, но ты к нему не привязан. Ты можешь быть гибким, можешь легко поменять свое направление в полном соответствии с мировыми трендами. Да, тут крупные игроки, которые могут запрыгнуть на тренд, снять сливки, но движение всегда останется, и ты можешь забрать то, что осталось после гигантов. Конечно, есть риск остаться ни с чем. Я первоначально занимался стоимостным анализом, подразумевающим поиск недооцененных продуктов. Но нынче рынок суперэффективный и найти что-то недооцененное очень сложно. Постоянно происходят события, волатильность высокая, на политической арене всегда движуха.

– А кто эти крупные игроки, снимающие сливки?

– Renaissance Technologies и прочие крупные фонды с огромными бюджетами, большими командами и внушительными компьютерными мощностями. Они постоянно ищут неэффективности на рынке и пытаются их отторговать. Но фонды очень закрыты, и достоверно никто не знает, как они работают. Конечно, Brevan Howard, Дракенмиллер, Сорос. Последний, кстати, писал, что есть время для глобал макро, а есть время, когда нужно переходить на микростратегии. Поэтому не исключено, что позже и придется перейти на нечто более конкретное, но пока время явно для глобал макро.

– В 2014 году были резкие движения в коммодитиз, в валютах, переломы в золоте, причем как в развивающихся странах, так и в развитых. Это тоже было время для глобал макро?

– Сложно сказать. Я знаю, что некоторые фонды очень хорошо заработали на движении цен на нефть. Другим пришлось несладко. У каждого своя сильная сторона. Мы работаем через деривативный рынок, через фьючерсы в основном. Вью на нефть не всегда есть. Если есть, то отыгрываем лонг или шорт.

– Мы только что видели, как ведут себя фьючерсы в критических ситуациях. Это не имеет никакого отношения к тренду. Говорили, что нефть будет расти, а она дала минус в.

– То, что произошло с майскими фьючерсами, скорее техническая история. Спрос падает, предложение зашкаливает, происходит ценовая война, хранилища переполнены, на физическом рынке – проблема. Не удивлюсь, если подобное произойдет и с июньским контрактом. Ситуация была супер волатильная, отыгрывать нефть было тяжело, но Andurand Capital заработали 150% за месяц. Мы резких ставок не делали. Тут просто приходится взвешиваешь все за и против. Пытаешься предугадать, что будет с добычей, спросом, соотнося с временным лагом. Часто бывает несколько однонаправленных ставок.

– А если что-то идет не так?

– Тебя либо распиливает (ты теряешь деньги), либо тебя выбивают технические стопы, либо ты вовремя определяешь, что что-то идет не так, и выходишь без потерь, либо переворачиваешься и зарабатываешь на том, что идет не так. Все зависит от того, насколько развиты твои навыки. Наш риск-менеджмент основывается на оценке волатильности и объема позиций. Главное, повторюсь, быть гибким и не привязываться к какой-то одной теме.

– Что, на твой взгляд, сейчас происходит на рынке? Какой твой вью?

– В пандемию коронавируса мы уже вошли с зажатой до предела пружиной. Я имею в виду около нулевые ставки, QE (количественное смягчение), Repo Facility центральных банков, снижение ставки налога на корпоративную прибыль (35% → 21%), рекордный дефицит бюджета (почти 5%), рекордно низкая безработица – это про основной рынок, американский. Последняя попытка нормализовать кредитно-денежную политику была предпринята в конце 2018 года – ставка поднялась до 2,5%, баланс ФРС «сдулся». Рынок резко скорректировался: S&P упал с 2900 до 2300. В январе направление сменилось на 180 градусов: Трамп подогревал историю торговыми войнами, мировая экономика начала хромать, стартовала деглобализация. Трамп провоцировал сокращение ставки, чтобы победить в предвыборной гонке – мол, рынок на хаях, делайте со мной этот легкий трейд и богатейте. Последовал кризис ликвидности, overnight REPO rate подскочил до 10%. Сумасшедший спайк, ненормальная работа рынка. Воспользовавшись этим, Федеральный резервный банк начал активно добавлять ликвидность рынок через операции РЕПО (160 миллиардов), так называемый Not QE. Плюс ко всему в Великобритании выиграли консерваторы, запущен выход из Евросоюза – Brexit.

– В январе 2020-го стало известно о коронавирусе, но рынок при этом рос.

– Администрация США уверяла, что сделает все, чтобы рынок не упал, накачав его ликвидностью, поскольку это в интересах переизбрания ТРАМПА.

– Я общался с американцами, включая высокопоставленных, и в то время бытовала мысль, будто коронавирус – локальная китайская проблема. Это было за две недели до введения глобальных мер предосторожности. За месяц знаний особо не прибавилось. Страны неожиданно закрылись буквально в один день. Так как можно рассуждать о глобал макро в такой ситуации?

– Мы же видели, что происходит в Китае. Там как раз предпринимались сумасшедшие меры безопасности. Никто не хотел нагнетать панику, как видим, произошла недооценка.

– Я провел в Америке полфевраля и сам видел, как, несмотря на очаги заболевания, в Нью-Йорке были забиты рестораны. В начале марта закрылись Штаты и Европа. Шкалит безработица, произошла вторая вспышка в Китае...

– … А рынок поехал вверх. Да я понял, к чему ты клонишь. Рынок так и работает! Все хотят, чтобы рынок ехал вниз, когда все плохо, и ехал вверх, когда все хорошо. Но все не так просто. В том и заключается задача – анализировать все факторы влияния. Моя позиция пока все-таки шорт. Вернемся к марту. На 4,8% упал ВВП США, на 7,6% – личное потребление (а на нем завязано 70% экономики США). Это рекорд падения с 1959 года. 30 миллионов заявок на пособия по безработице. У Еврозоны –14% ВВП, рекордное падение экспорта в Южной Корее, Японии, Китае. Ожидания по второму кварталу – катастрофические: к примеру, в Америке прогнозируется 30% падение ВВП. Это на одной чаше весов (не забываем растянутые кредиты до коронавируса). На другой – сильные банки. Резервы под плохие кредиты увеличены на 350-400%. Для сравнения: в 2008 году loan loss reserves составляли 40 миллиардов, нынче только одна «свечка» – 25 миллиардов. Федеральный резервный банк опустил ставку до нуля, буквально разорвав рубашку на груди, обещав, если потребуется, бесконечный QE. Ввел пакеты стимулы на 4,1 триллиона долларов, фискальные стимулы с одобрения Конгресса – 2,2 триллиона. По сути, ФРС взял на пушку весь рынок: ребята, если что, я все покупаю. Один триллион, насколько я понимаю, идет напрямую в карман потребителю.

– Так какие выводы?

– Очевидно, реальная экономика и финансовый рынок разъехались в разные стороны. Правительству необходимо удержать последнюю доминошку – финансовый рынок. Если он упадет, начнется депрессия. Прогноз по дефициту бюджета на 2020 год уже 3,7 триллиона (20% от ВВП) – в два раза больше, чем в 2008 году. Пострадают обычные налогоплательщики – пенсионеры и прочие зависящие от этих денег, взятых из будущего. Позволит ли Конгресс и дальше увеличивать этот сумасшедший дефицит бюджета? В мае запускаются экономики, многое будет в цене.

– А как понять, что в цене, а что нет?

– Очень просто. Если информация есть в открытом доступе, значит, это в цене. На рынок вылили безумный пакет стимулов, он уже сильно вырос. Не забывай, мы не экономисты, а трейдеры, должны срочно сообразить, куда двигаться. Если рынок начнет падать, маховик так размотает, что никаких стимулов не хватит. Уже есть четыре дефолта – Ливан, Эквадор, Аргентина, Венесуэла. На очереди – Замбия, Ангола, Бахрейн. В хреновейшем положении Турция. Коммодити индекс падает с 1973 года – страдают все страны-производители коммодитиз. Наивно полагать, что за месяц-два все наладится. С другой стороны, может, ФРС окажется прав?

– Что насчет нефти?

– Мы не делаем сейчас ставки на нефть – она совсем мизерная, шортим июньский контракт. Должен поменяться рынок: спрос – вырасти, предложение – упасть, чтобы дефицит остановился, хранилища перестали заливать. Тогда есть смысл. Пока это очень спекулятивная ставка. Даже если все пойдет не так, как мы планируем, мы не сильно пострадаем. Но думаю, в целом спрос на нефть будет восстанавливаться при сокращении добычи. Пока, повторюсь, не вижу прока покупать дальние контракты.

– Валюта?

– Последние хорошие трейды у нас были в фунт, юань. Сейчас у меня нет сильного тезиса по валюте, но полагаю, доллар будет хорошо себя чувствовать, поскольку никто сейчас не в состоянии повышать импортные цены.

– Доллар может ослабнуть против золота.

– Согласен. У нас есть лонг золота, но сейчас в него инвестируют все кому не лень. Золото потянет вниз опять же в силу падения спроса на ювелирку.

– Золото в какой-то момент начнут продавать центробанки, обязанные покрывать дефициты бюджета своих стран.

– Снова соглашусь. Биткоин, кстати, может выстрелить, как альтернатива валютам.

– Делаешь ставки на какие-то коммодитиз? Пшеницу, например?

– Руки не дошли. Но мой знакомый сделал хороший трейд в кофе, который вырос.

– Не хочешь зашортить авиационные металлы – алюминий, никель?

– Не специализируюсь. Могу сказать пару слов про рубль, несмотря на то, что я совершенно не торгую в Россию. Низкая долговая нагрузка, приемлемая долговая нагрузка в долларе, хорошая ставка – думаю, рубль будет чувствовать себя хорошо, учитывая, что мы уже пересидели происходившее с нефтью.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 13 мая 2020 года.



Комментарии через Фейсбук
Александр 24 мая 2020 в 12:52:
Ужас, совершенно пустая статья — обыкновенный треп биржевого спекулянта, можно зайти на любой форум биржевых спекулянтов и там каждый день с утра до вечера такой вот треп — можно читать круглосуточно без перерыва на удовлетворение естественных потребностей.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

При поддержке

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.