Все рубрики
В Омске среда, 20 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 70,9674    € 82,6841

Мария ЛИВЗАН, ректор ОГМУ: «Что касается результата ПЦР на COVID-19, что берется со слизистой оболочки, то сегодня он может быть отрицательным, а через некоторое время стать положительным»

14 июня 2020 09:57
0
6632

«Мы с вами некоторое время назад посмеивались над тем, что китайцы везде – в аэропортах, на улицах – ходят в масках. А посмотрите сейчас…». 

Одна из самых опасных сфер деятельности в условиях эпидемий у медицинских работников и их помощников. Обозреватель «Коммерческих Вестей» Анастасия ИЛЬЧЕНКО в беседе с ректором ОмГМУ Марией ЛИВЗАН узнала, как сейчас организована работа студентов в госпиталях для COVID-инфицированных, сколько традиционно выпускников вуза выбирают специализацию инфекционистов, и возросло ли их число в нынешней ситуации.

– Мария Анатольевна, сейчас ваши студенты работают с больными коронавирусом и с теми, у кого подозревают его наличие. Чем они занимаются?

– Не все наши студенты вышли на работу в больницы. Пока в структуре их занятости львиную долю занимает волонтерство. При вузе создан штаб, который координирует свою деятельность с движением «Волонтеры-медики» и Общероссийским народным фронтом. Им реализуется целый ряд проектов. Это не только акция «Мы вместе» по поддержке пожилых, маломобильных граждан и медицинских сотрудников во время пандемии коронавируса, но и другие.

В перепрофилированных под COVID-центры медорганизациях предусмотрено ограниченное количество мест для врачей-стажеров и среднего медицинского персонала. Обучающиеся, которые изъявили желание там работать и соответствуют требованиям, предъявляемым к данным категориям, заключают трудовые соглашения с этими организациями.

Как вы правильно сказали, у нас есть и студенты, которые работают с теми, у кого подозревается наличие коронавирусной инфекции. Всем известно, что из Якутии приехали наши земляки, они оказались в трудной ситуации и сейчас находятся в обсервации, требующей не только психологического, но и медицинского наблюдения. В том числе ими занимаются наши студенты. Всего в COVID-центрах и организациях, где потенциально можно столкнуться с зараженными коронавирусом, работают 24 студента ОмГМУ. Все они обеспечены средствами индивидуальной защиты.

– Какую оплату получают студенты?

– Разную, все зависит от конкретных ситуаций. Волонтеры работают совершенно бесплатно. А ребята, заключившие контракты в COVID-центрах, на тех же условиях, что и остальные медработники, с доплатами согласно указу президента.

Кстати, еще 59 наших обучающихся-волонтеров участвуют в работе  горячих линий Минздрава. Тоже важная и ответственная работа. Они прошли соответствующую подготовку и оказывают информационную поддержку населению.

– Расскажите, какую подготовку прошли те, кто работает в COVID-центрах? Что нужно, чтобы попасть в ряды таких волонтеров?

– У нас все студенты 3 курса и старше, а также ординаторы прошли обучение не менее 36 часов по профилактике, диагностике и лечению коронавирусной инфекции. Это необходимый минимум, определенный Министерством здравоохранения РФ, чтобы специалисты различного уровня могли приступить к работе с пациентами.

Те, кто обучается в ординатуре, не просто прошли обучение, они имеют аккредитацию, а значит, могут работать врачами. Это важно понимать! Иногда СМИ преподносят тему так, что речь идет о студентах, которые еще не обладают всеми навыками, знаниями. Вовсе нет! Что касается студентов, то, безусловно, работать врачами они не могут. После третьего курса они могут сдать специальный экзамен и работать на должностях среднего медицинского персонала. У нас есть и студенты, имеющие за плечами диплом медицинского колледжа. Мы только приветствуем, если человек справляется и с обучением, и с работой.

– Существуют еще условия при привлечении студентов к такой работе – определенный уровень здоровья, например, нужен?

– Безусловно. Это требование не только к студентам, но и ко всему медперсоналу. Не могут работать женщины во время беременности, люди с  тяжелыми хроническими заболеваниями, перечень которых утвержден Минздравом РФ, например, злокачественными новообразованиями, бронхиальной астмой, хронической обструктивной болезнью легких.

– Вирусологов и инфекционистов в Омске в спокойное время не так уж много. Сегодня потребность в них возросла?

– Возросла потребность не только в них, но и в терапевтах, педиатрах, пульмонологах, анестезиологах-реаниматологах, т. е. тех специалистах, которые участвуют в диагностике и лечении. Инфекционист не проводит процедуру искусственной вентиляции легких, а тяжелую COVID-пневмонию, к сожалению, у ряда пациентов невозможно лечить, не привлекая таких докторов. Среди клинических ординаторов, которые устроены на должности врачей-стажеров, как раз есть инфекционисты, терапевты и анестезиологи-реаниматологи. Мы справляемся.

– Ваши студенты определяются со специализацией в ходе обучения. Желающих стать вирусологами и инфекционистами в последнее время стало больше?

– Ситуации, когда пришла эпидемия и все сразу переключились на инфекционные болезни, не будет. Традиционно у нас от 2 до 5 выпускников ориентированы на специализацию по инфекционным болезням. Анестезиологов-реаниматологов, конечно, больше, поскольку в любое время потребность в таких специалистах выше. Дело в том, что склад характера у терапевтов, анестезиологов, хирургов совершенно разный. Хирургам, реаниматологам для комфортной работы необходим определенный уровень адреналина, они действуют быстро, ориентируясь в самых неотложных ситуациях. Я, будучи терапевтом-гастроэнтерологом, комфортно себя чувствую, когда у меня есть возможность спокойно поговорить с пациентом, выяснить особенности течения заболевания. Въедливость, скрупулезность, внимание к мелочам зачастую являются залогом успеха у терапевта.

– Сегодня желание ваших студентов работать с больными COVID на чем основано – профессиональном интересе, обещанной оплате, возможности получить новый опыт?

– Наверное, здесь доминируют опыт и (хоть я и понимаю, что это звучит высокопарно) чувство долга. Мы еще до эпидемии проводили анкетирование шестикурсников. Знаете, что они ответили на вопрос, что ими движет в выборе специальности? В начале списка оказалось наличие грамотного, квалифицированного коллектива, оснащенность клиники, т. е. возможность работать на хорошем оборудовании, и только затем уровень заработной платы. Если они становятся высококлассными, востребованными специалистами, то, безусловно, появится и возможность заработка, а если ты сейчас обладаешь финансами, но не имеешь возможности развиваться, то через некоторое время любая квалификация утечет, как песок сквозь пальцы. Наши дети без всякой шумихи спокойно, оценивая все риски, вышли на работу.

– Мария Анатольевна, ОмГМУ ведет научную деятельность по изучению коронавирусной инфекции, разработке препаратов, которые помогут с ней справиться?

– Для разработки препаратов необходимо иметь соответствующую фармацевтическую лабораторию, такой на территории Омской области нет. Безусловно, мы работаем с НИИ природно-очаговых инфекций, вместе оттачиваем возможности диагностики. Режим самоизоляции, более высокий уровень стресса, отсутствие привычного диспансерного наблюдения, возможности оказания плановой медицинской помощи по ряду заболеваний сделали более сложным этот период. И сейчас нашими сотрудниками ведутся исследования, касающиеся сопровождения пациентов с хроническими неинфекционными заболеваниями, в том числе в период COVID-инфекции.

Жизнь нашего университета изменилась в связи с коронавирусом. Образовательная деятельность в том числе. Медицинское образование отличается от других. Раньше терминология «дистанционное обучение» в медицине вызывала только недоумение, а сейчас мы все живем в реальности, где учеба в электронной среде стала привычной. Ряд практической, контактной подготовки видоизменен или перенесен, а теоретическая перешла в электронную образовательную среду.

– Каким образом проходят практические занятия?

– Сегодня контактные формы обучения прекращены. Что касается семинаров, клинических разборов, то они тоже идут в режиме онлайн.

Мы перестроились буквально с колес. У нас разработано семь программ для врачей, касающихся диагностики и лечения COVID-инфицированных. Губернатор Александр Леонидович БУРКОВ обратился к нам, чтобы такое обучение шло на безвозмездной основе. Уже обучили более двух тысяч специалистов Омской области на таких циклах. При университете создан консультативно-ресурсный центр, где мы оказываем методическую помощь коллегам. 20 мая возобновились консультации специалистов в нашей клинике, у меня тоже был первый день очной контактной работы там.

– Сейчас на улицах Омска большое количество людей, которые не спешат самоизолироваться, а по телевидению идут репортажи из больниц, где медики одеты в противочумные костюмы, маски, очки. Почему, на ваш взгляд, создается ситуация двоякого отношения?

– Жизнь многогранна. Наша общая задача (в том числе и СМИ) – рассказать, что необходимо сделать, чтобы из обычной жизни человек не переместился в палату интенсивной терапии, как себя правильно вести, как пользоваться маской, перчатками, что делать в случае контактов с COVID-зараженными и т. д. Это культура общества, и ее необходимо формировать. И здесь ваша помощь, как никогда, неоценима.

– В чем состоит помощь? Многие боятся, что СМИ закошмарят население…

– Я не призываю кошмарить. Речь не о том, чтобы приводить «жареные» факты. Мы с вами некоторое время назад посмеивались над тем, что китайцы везде – в аэропортах, на улицах – ходят в масках. А посмотрите сейчас статистику университета Джонса Хопкинса, она четко демонстрирует, что страны, которые смогли грамотно организовать период самоизоляции, давно оставили позади весь ужас пандемии. Я считаю, СМИ необходимо рассказывать, что такое коронавирусная инфекция, чем она опасна, как может себя проявлять, обязательно ли это только тяжелые случаи пневмонии, как человек, который хорошо себя чувствует, может заразить других, почему это происходит и т.д. Важно доносить достоверную информацию. Ужасная картинка тоже не на всех действует. Некоторые просто уходят в стресс, другие считают: если никто из моих знакомых не оказался на реанимационной койке, значит, это что-то надуманное. А ведь сегодня темпы прироста заболевания такие, что их хотелось бы сдержать.

– Как завершится этот год в вузе? Состоится ли защита дипломов,  вручение?

– Знаете, у нас нет понятия «защита дипломов» (смеется). В ОмГМУ есть только защита квалификационной работы у аспирантов, она будет проходить в режиме онлайн. Что касается государственной итоговой аттестации, сегодня рассматриваются два варианта: первый – исключительно дистанционный и второй – очный в малых группах. Какой вариант будет организован, зависит от эпидемиологической ситуации в регионе и решения нашего учредителя. В любом случае государственная аттестация состоится. А вот торжественного вручения дипломов, выпускного вечера в привычном формате не будет. Полагаю, все это мы организуем, может быть, спустя год. У нас в 2020 году еще и 100-летний юбилей вуза.

– Как будет осуществляться прием абитуриентов – по результатам ЕГЭ или среднему баллу аттестатов?

– Конечно, по результатам ЕГЭ. Также будут учитываться индивидуальные достижения, участие в олимпиадах. Те, кто завершили подготовку по программам среднего профессионального образования, и ряд иностранных граждан будут сдавать вступительные испытания. Подача документов у нас и ранее велась онлайн, а в этом году такая форма будет единственно возможной.

– Все ли иностранные студенты, а у вас учатся около 10 процентов учащихся из Казахстана, уехали домой?

– Все, кто изъявил желание вернуться на родину, выехали. Благодаря поддержке Министерства образования Омской области, договоренности с посольством Казахстана они были доставлены к границе, где их встретили. 181 студент остался. Большинство проживают в нашем общежитии с соблюдением всех санитарно-эпидемиологических норм.

– Структура набора изменится в связи с коронавирусом?

– Здесь эпидемии не играют решающей роли. Количество мест регламентировано контрольными цифрами, подтвержденными Министерством образования РФ. Поэтому бюджетный набор не сократится, количество обучающихся на целевой основе будет увеличено до 70 процентов от всего бюджетного приема. Это огромные цифры. Увеличение доли целевиков было озвучено еще в Послании Президента РФ. Мы традиционно ждем студентов из Казахстана, на нас активно выходят Узбекистан, Туркменистан. Если в этих странах эпидемиологическая ситуация не ухудшится в течение лета, то и количество иностранных абитуриентов у нас не уменьшится по сравнению с прошлым годом.

– Мария Анатольевна, и последний вопрос: как вы относитесь к сертификату здоровья, о котором сегодня много говорят, справке об отсутствии COVID, которая должна позволить человеку беспрепятственно путешествовать, пересекать границы регионов, стран?

– После завершения тяжелой эпидемиологической ситуации нам всем предстоит жить в другой реальности. Это значит – более ответственно относиться к своему здоровью. Что касается отрицательного результата ПЦР, который берется со слизистой оболочки дыхательных путей, носа, то сегодня он у человека может быть отрицательным, но через некоторое время стать положительным. Очень важно количественное определение антител высоковалидными надежными  тестами, которые говорят, что иммунитет стойкий. Безусловно, справка не дает основания утверждать, что человек полностью безопасен, потому что есть и другие инфекции.

Ранее интервью полностью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 27 мая 2020 года. 



Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.