Все рубрики
В Омске четверг, 21 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 71,0555    € 82,6162

Директор Любинского Молочноконсервного комбината Геннадий ВАЛЬТЕР — о сгущенке, молоке, изменениях в предпочтениях потребителей и 18 вариантах ребрендинга

13 июня 2021 11:38
0
3561

Упаковка продуктов Любинского МКК изменится в июле (полный текст). 

17 мая исполнилось 82 года одному из самых известных и авторитетных предприятий Омской области – Любинскому молочноконсервному комбинату. Выпускаемая предприятием сгущенка давно стала визитной карточкой Омского региона и известна далеко за его пределами. В преддверии годовщины комбината обозреватель «Коммерческих Вестей» Светлана ДИНЕГИНА пообщалась с его генеральным директором Геннадием ВАЛЬТЕРОМ.

– Геннадий Фридрихович, расскажите, как для предприятия прошел 2020 год? Какие сложности он принес, как сказался на экономике предприятия?

– Плохо сказалась как эта ситуация, так и прошлогодний непонятный для нас скачок цен на сырье, а основное для нас сырье – это сахар. В день на производство консервов у нас уходит вагон сахара. В январе 2019 года мы брали его по 23 руб. за 1 кг, а в январе 2020 года – уже по 48 руб. за 1 кг. Но в течение прошлого года в отдельные периоды мы брали сахар и по 51 руб. И это при условии, что поднимать отпускные цены на продукцию не получалось: то был мораторий на поднятие цены, то ценовой комитет не собирался... А у нас такая же ситуация, как с поставщиками сахара, была еще с поставщиками жира и упаковки. Любые компоненты, которые нужны для того или иного производства, – все пошли в гору, а товары, связанные с импортом, тем более. Поэтому ценник пополз вверх почти на все. Хозяйствам мы благодарны, они цену держали. И мы также в прошлом году держали цену вместе с ними. Конечно, было сокращение доходов. Но мы потеряли год не только в производственном развитии, но и в интеллектуальном – за год мы не съездили ни на один семинар, не провели ни одной учебы, не побывали ни на одной выставке. Кроме онлайн-семинаров, которыми никак не заменишь живое общение, мы нигде не были. Так что год во всех отношениях принес потери, а он у нас сам по себе был затратный – на предприятии реализуется несколько инвестиционных проектов.

– Расскажите подробнее об этих проектах.

– В настоящее время у нас ведутся работы по строительству нового цеха цельномолочной продукции мощностью переработки 200 тонн в сутки. В нем будут производить молоко, кефир, сметану. Инвестиции в этот проект составили 560 млн рублей. Кроме этого, у нас планируется запуск творожного производства.

Мы также проводим техническое перевооружение консервного цеха – самого первого цеха завода – здесь затраты составляют порядка 40 млн рублей. Еще один проект – строительство очистных сооружений общей стоимостью 280 млн рублей. Это будут абсолютно новые сооружения – проект реализуется с нуля. И это все за один 2020 год. Стартовали проекты, конечно, раньше, но все основные платежи были именно в прошлом году. То есть серьезные затраты легли на один год – и это в условиях плохих продаж и роста цен на сырье.

– Кстати, как в целом в прошлом году вел себя спрос?

– Непонятно. В момент начала карантина спрос на цельномолочку и на консервы подскочил, а потом резко упал. В целом по итогам года по цельномолочной продукции мы упали, по консервам – тоже, но совсем немного, вырос показатель по производству масла, чуть-чуть – по заготовкам молока.

– Расскажите, какие суммы в среднем ежегодно предприятие инвестирует в свое развитие – в модернизацию, техническое перевооружение?

– Около 200 млн рублей. Но прошлый год в этом отношении был особенным, потому что мы вкладывали средства еще в капитальное строительство и в проекты, которые я назвал. И сложность здесь в том, что предприятие у нас достаточно возрастное. Мы постоянно что-то улучшаем. Помимо усиления конструкций, косметического ремонта, оптимизаций, реконструкции, мы развиваемся еще и в технологическом плане. В этом году мы должны запустить новое отделение ВМС – это производство сгущенных молочных продуктов методом смешения, это в основном для кондитеров. Следующий этап – мы должны начать расширение производства варенки в банке. Сейчас ему катастрофически не хватает места. В этом году у нас также запланирована автоматизация последнего котла в котельной, идут пусконаладочные работы на новых очистных сооружениях. В этом году мы начнем проектировать второй этап очистных.

– По случаю годовщины предприятия можно немного углубиться в историю. Давайте вспомним, когда активизировался процесс модернизации предприятия, ведущего свою историю с 1939 года?

– Предприятие ведет работу по техперевооружению и автоматизации постоянно. Те 32 года, что я здесь работаю, эта работа не заканчивается, а началась она гораздо раньше. И ее невозможно закончить, нельзя останавливать, потому что каждый день приносит что-то новое. Каждый день появляется возможность что-то улучшить. Что касается активизации этого процесса, новый этап развития завода пришелся на перестройку. Это был сложный период для всех российских производств. Наш завод к этому моменту по-прежнему вырабатывал четыре вида консервов – молоко сгущенное, сливки, какао с молоком и какао со сливками – все. И тут в регионе остро встал вопрос об обеспечении жителей Омска молочной продукцией. Администрацией региона было издано постановление, которым предписывалось Любинскому МКК ежедневно осуществлять поставку на гормолзавод «Манрос» определенного количества молока. Но цены еще у всех были одинаковые, и, принимая молоко от поставщиков, осуществляя его охлаждение и перевозку, мы несли затраты и отдавали его за ту же цену, за какую и взяли. И тогда на заводе встал вопрос, чтобы самим возить в Омск уже готовую продукцию. И мы стали сами фасовать молоко в пакеты и поставлять его в магазины Омска – с этого момента началась вторая история цельномолочного цеха, уже коммерческая. Это было самое начало 90-х годов. Поскольку качество молока у нас хорошее, спрос на продукцию быстро пошел в рост. Вскоре мы приобрели еще один фасовочный аппарат, а потом еще один, расширяя производство. После этого мы решили: хватит сметану во флягах возить, закупили оборудование и стали фасовать ее в стаканчики. Но при этом было достаточно сложно вести усовершенствование в старом цехе, где для нового оборудования было недостаточно места. Расфасовка продукции в пленку и по коробкам на тот момент осуществлялась ручным способом. Линии автоматической фасовки было некуда ставить. Мы нашли участки, где установили линии упаковки в пюр-пак и ПЭТ бутылку, но все это были небольшие участки без автоматизации, т. е. везде были задействованы люди. По мере роста объемов производства остро встала проблема нехватки места. И мы взялись за проект завершения строительства цеха, который был заложен еще при Советском Союзе.

– И запуск этого цеха дал новый толчок для развития и автоматизации производства?

– Да, уровень технологий пошел в рост вместе с мощностями производства. А началось все с того, что нас заставляли отдавать сырье. Мы много всего обновили с тех пор для того, чтобы улучшить качество продукции, упростить работу на производстве. Мы очень активно внедряем автоматизацию технологических процессов. Первым шагом в этом направлении стал уход от тяжелого ручного труда при фасовке сгущенного молока. Около трех-четырех лет назад наши специалисты сами спроектировали, установили и запустили продуктовый коллектор. Сейчас все распределение сгущенного молока с вакуум-кристаллизаторов идет в закрытых трубопроводах с централизованной мойкой. Мы единственные среди аналогичных производств, где такое есть. И если взять историю, этот продуктовый коллектор мы пробовали делать несколько раз, успешной стала четвертая попытка. Три раза у нас не получалось – не было нужного оборудования, клапанных систем нужного образца, нужных специалистов, не было программ таких, как сейчас, много чего не было, но со временем все меняется. Поэтому останавливать прогресс ни на день нельзя, если остановишься – потом не догонишь. Когда-то на заводе была угольная котельная, потом ее перевели на мазут – этим занимался Евгений Григорьевич (Евгений ШОСТЯ, председатель совета директоров Любинского МКК, его бессменный руководитель на протяжении 30 лет – до 2013 года. – Прим. автора) еще будучи главным инженером. А потом мы перевели ее на газ, т. е. техперевооружение ни одного участка не останавливается. Сегодня Любинский молочноконсервный комбинат – это современное перерабатывающее предприятие, оснащенное высокотехнологичным оборудованием. В сутки мы перерабатываем более 300 тонн молока, которое ежедневно поставляют нам фермерские хозяйства-партнеры из Омской, Тюменской областей.

– Какова сегодня производственная структура комбината?

– У нас два производственных цеха – самый первый в истории предприятия консервный цех и самый новый цех цельномолочной продукции и масла, а также вспомогательные цеха – жестяно-баночный цех, автотранспортный цех, электроцех, ремонтно-механический цех, ремонтно-строительный цех, котельная, участок погрузо-разгрузочных и складских работ. Собственное жестяно-баночное производство на предприятии было запущено в 1939 году, а в 2011 году оно было модернизировано – на предприятии была установлена современная линия производства жестебанки № 7 со сварным швом BLEMA производительностью 300 банок в минуту. У нас круглосуточно работает участок производства, подготовки и очистки сжатого воздуха – он обеспечивает работу по расфасовке готовой продукции, изготовлению ПЭТ бутылки, поддержанию бесперебойного функционирования пневмооборудования и автоматики. В составе инфраструктуры комбината – водонасосная станция, с 1937 года предприятие имеет собственную котельную, которая снабжает паром заводские цеха, а также обеспечивает теплом жителей поселка Красный Яр. В последние годы стремительно проходит модернизация всего оборудования. Парк автотранспортного цеха, который осуществляет поставки молока-сырья на предприятие, составляет 59 единиц автотранспорта. Который каждый год мы пополняем и обновляем его. Также в структуру комбината входит лицензированная лаборатория – одна из лучших в регионе по технической оснащенности. На каждом этапе производства у нас осуществляется строжайший лабораторный контроль: начиная с приемки молока и заканчивая тестовым контролем готовой продукции.

– Расскажите об ассортименте продукции завода. Потребители видят, что линейка многие годы расширяется.

– Наш ассортимент молочных консервов насчитывает не один десяток видов. У нас выпускается классическая линейка торговой марки «Любимое молоко», которая недавно пополнилась обезжиренным сгущенным молоком с сахаром, консервы торговых марок «Любавинка», «Сибирь Великая», «Из России с любовью» и множество частных торговых марок. В дополнение к крестьянскому сливочному маслу 72,5% жирности и традиционному 82,5% налажен выпуск масла бутербродного 61,5 % и крестьянского «Соленого» 72,5% жирности. Также на предприятии производятся традиционные продукты: молоко питьевое – на сегодня мы вырабатываем более 36 тыс. тонн цельномолочный продукции в год, кефир, сметана, ряженка, а также продукты функционального назначения – йогурт, «Бифилайф», «Снежок». Запущен выпуск напитка «коктейль молочный» и новой линейки термостатной продукции – йогуртов, ряженки, сметаны, которые обладают плотной структурой и сливочным вкусом. Выпуск качественной и натуральной продукции – приоритетная задача.

– Каких новинок можно ждать от Любинского МКК в ближайшем будущем? Насколько я поняла, в перспективах – как минимум, выпуск творога.

– В этом году начинаем проектировать творожный цех на фундаментах старого цельномолочного цеха. Если все будет нормально, то на следующий год приступим к творожному производству. Если говорить про сегодняшний день, то мы ведем постоянную работу над рецептурами консервов для производителей мороженого и кондитерских изделий. Сейчас эти потребители очень требовательны к продукту, и мы каждую варку для них отдельно подбираем. Мы планируем развивать ассортимент цельномолочной продукции – эту работу мы немножко запустили, если честно. На это повлияла такая тенденция последнего времени, что люди, вероятно, из-за низкой покупательской способности, стали уходить от продуктов десертной группы, отдавая предпочтение молоку. И если раньше мы продавали молока 3,5% жирности больше, то сейчас молока с жирностью 2,5% мы продаем в два-три раза больше.

– Вы рассказали о новой линейке термостатной продукции. Рецептуры разработали на предприятии?

– Да, новую технологию мы обкатали сами. Пока у нас этим занимается один человек. В планах или в мечтах – создать такую группу из немножко ненормальных и активных людей, которые бы занимались рецептурами. Мы готовы оборудовать лабораторию новых продуктов, есть подходящее помещение в новом цехе. У нас на заводе есть как минимум два-три человека, которые могли бы иметь ученую степень, могли бы включиться в эту работу, но включился пока только один.

– В связи с введением обязательной маркировки на упаковке всех продуктов появится QR-код. Будут ли еще какие-то изменения в вашей упаковке?

– Изменения будут – мы проводим ребрендинг. Новый дизайн получим примерно через месяц. Сегодня у нас вся упаковка достаточно разношерстная, потому что для каждого вида продукции нам этикетку делал какой-то новый дизайнер. Сейчас все переделываем. Мы нанимали компанию, которая собирала для нас фокус-группы, нам предоставили 18 образцов дизайна. Мы много спорили, выбрали сначала три из них, дорабатывали их и в итоге остановились на одном варианте. Сейчас для всех видов нашей продукции с этой концепцией готовят ребрендинг. К 1 июля мы планируем осуществить процесс перехода на новую упаковку – она будет принципиально отличаться от той, что существует сейчас.

– Что касается географии реализации продукции: как она изменилась за 2020 год?

– По России мы отправляем свою продукцию везде, но в европейской части страны рынок очень жесткий. Если у нас в Сибири консервзаводов практически не осталось, то в европейской части их много, плюс там еще Белоруссия рядом. Рынок перенасыщен. Нашу торговую марку знают в странах ближнего зарубежья – в Казахстане, Узбекистане, Киргизии, Монголии. За прошлый год точки поставок изменились: мы перестали поставлять продукцию в Молдавию, потому что Украина ввела запрет на транзит через свое государство. Из-за этого и в других странах ближнего зарубежья, с которыми мы работаем, продажи тоже упали.

– А появились ли новые направления?

– Удачно завершились переговоры о поставках продукции в Китай. В начале 2021 года мы отправили туда первые два контейнера сухого молока. Это абсолютно новое для нас направление, очень непростое. Россельхознадзор России допустил всего шесть компаний до экспорта сухого молока в Китай. Возможно, в перспективе мы и сгущенное молоко будем им поставлять. Для их культуры питания такой продукт непривычен, но эта культура меняется. Раньше они и молоко сильно не употребляли, а сейчас у них растет на него спрос. Однако сухое молоко им ближе. Мы отправили им сухое молоко в потребительской упаковке, т. е. оно не для производственников, а для частного потребления. На май у нас заказ еще на три контейнера сухого молока в Китай. Сейчас обсуждается второй вид упаковки. Мы возили упаковками по 500 и 350 г., а теперь ведем переговоры о том, чтобы использовать упаковку побольше, т. е. в мешках возить.

– Как сегодня загружены производственные линии комбината?

– Мы принимаем 300-310 тонн молока, а можем принимать 460 тонн. Здесь все зависит от сбыта. Мы можем и сейчас начать перерабатывать 460 тонн и укладывать всю продукцию на склад. Тогда мы просто «съедим» свою оборотку. Поэтому наша недозагрузка линий – это плюс, у нас есть запас мощностей на случай резкого повышения спроса. А сейчас мы закупаем ровно столько молока, сколько нужно, чтобы обеспечить сбыт и не создавать остатков.

– Молочная отрасль не попала в список пострадавших от пандемии, но возможно, были какие-то меры господдержки, которыми удалось воспользоваться в 2020 году?

– Предприятие пользуется системой льготного кредитования через банки, но это кредиты Минсельхоза. У нас в двух банках есть льготные кредиты и на покупку оборудования, и на покупку сырья. Это единственная мера господдержки. В процессе производства и ведения бизнеса мы рассчитываем на себя.

– Как в целом в Омской области сегодня обстоят дела с молочным скотоводством, каков «молочный потенциал» региона?

– По официальным данным, у нас идет прирост производства молока. Но этот прирост идет за счет крупных хозяйств – за счет повышения ими продуктивности. Этот рынок могут вытянуть только крупные хозяйства, которые имеют возможность вкладывать деньги в производство. Они официально платят зарплату, налоги, официально реализуют свою продукцию.

– Важным фактором развития отрасли является ветеринарное благополучие. На каком уровне оно в нашем регионе?

– Этот вопрос нас касается только в плане сырья. И опять же, здесь будущее за крупными хозяйствами, которые дают более качественное молоко, потому что поголовье, его генетика, кормовая база, а также ветеринарное обслуживание в этих предприятиях на уровне.

– У Любинского МКК есть продукция с заменителем молочного жира (ЗМЖ), которого боятся многие потребители. Расскажите, какие рецептуры с ЗМЖ применяются на вашем предприятии?

– Продукция с ЗМЖ – это та, на которой написано «ТУ» и «ЗМЖ». Мы это честно указываем на упаковке. Мы и с сывороткой работаем, и со своим сухим молоком. Такая продукция для тех потребителей, кому нужно дешевле. Она полностью исследована и сертифицирована. Используемый ЗМЖ официально выпускают в России, это не подпольное производство. Многие ругают так называемую пальму, но никто из молочников пальмой в чистом виде не пользуется – все берут заменитель молочного жира. И пальма пальме рознь. У нас в гостях были сербы – они производят творожные сыры. Они говорят: у нас нет никакого заменителя, мы используем пищевую пальму для Евросоюза. Пальма – это растительный жир, а ЗМЖ – это комбинация растительных жиров. Но растительный жир – это не любой жир, это определенный состав жирных кислот, и поскольку наука не стоит на месте, состав у ЗМЖ сегодня максимально близок к составу животного жира.

– В связи с появлением обязательной маркировки скоро упаковка любого молочного продукта подорожает на 60-70 коп. Войдут ли в дальнейшем расходы предприятия на внедрение маркировки в цену продукта?

– Вы назвали прибавку на каждую упаковку – это стоимость QR-кода. Но если мы будем покупать упаковку с уже нанесенным кодом, то ее производители будут платить еще 10 коп., и это тоже перейдет в цену. Затраты на оборудование для маркировки будут заложены в бухгалтерском учете, там будет и амортизация затрат, и налоги. Скажется ли это на цене? Смотря какой будет рентабельность. Время покажет, возьмем ли мы эти затраты на себя, если рентабельность будет сносная, или вынуждены будем закладывать ее в себестоимость продукции. Пока это нельзя спрогнозировать.

– С 2021 года вступила в силу новая кадастровая оценка, в числе прочих были переоценены и земли промышленности. Как это отразилось на Любинском МКК?

– Территория у нас большая, но земли все выкуплены. Да, налог вырос, но это не такая большая нагрузка на фоне других трат.

– Вы много лет работали с Евгением ШОСТЕЙ. Есть ли преемственность управленческой модели?

– Он взял меня на работу совсем мальчишкой и многому научил. Я за многое ему благодарен – и за то, что он для людей сделал, и за то, что когда-то он мое заявление об увольнении порвал и выбросил, и что я столько лет здесь работаю. Я уважаю его семью и все, что он создал. В некоторых вопросах мы расходились, где-то спорили. Он был противником цельномолочного цеха, говорил, что со скоропортящейся продукцией больше хлопот, но она хороша тем, что это быстрый оборот денег и не надо столько сырья, как на ту же сгущенку. Сейчас он доволен новым цехом. Евгений Григорьевич – председатель совета директоров, но по-прежнему часто бывает на заводе, всем интересуется, мы с ним советуемся.

– Важнейшее звено успешного рынка – это кадры. Где подыскивают, как готовят специалистов на Любинском МКК? Какими качествами обязательно должны обладать ваши работники?

– Это должны быть фанатики своего производства. Если будет человек фанатиком, он и учиться будет, и трудиться, и стремиться к чему-то. Мы подбираем грамотных людей, у кого есть образование и кто имеет уже оседлый образ жизни в поселке, предлагаем заочно получить профильное образование, пробуем, отсеиваем. Но нам здесь приходится рассчитывать, мы не можем брать кадры извне, платить бешеную зарплату, покупать всем квартиры, поэтому мы рассчитываем только на своих и что радует – свои «выстреливают».

– Сколько человек сегодня насчитывает коллектив предприятия?

– 806 человек, среди которых много молодежи, которая трудится рука об руку с профессионалами с многолетним опытом работы на комбинате.

– А спортивные соревнования для коллектива вы проводите?

– Конечно, у нас проводятся спортивные мероприятия между цехами – шашки, шахматы, теннис, бильярд, плавание, лыжная эстафета, волейбол, мини-футбол, зимняя рыбалка. Команды набираются по всем нормативам. А еще мы уже около семи лет проводим праздник, который называется «Сладкая лыжня». Он проходит поздней зимой или весной и задумывался как заводской, но со временем как-то трансформировался в детский. За первое место помимо медали, грамоты и сладкого набора вручается торт в виде банки сгущенки, который мы специально заказываем. В этот день мы организуем различные развлечения для детей. Возможно, поэтому дети так ждут этого праздника. В этом году в нем участвовали больше 100 человек, самому младшему участнику было всего три года.

– Расскажите, как на заводе обстоят дела с социальной сферой?

– У нас свой сильный и независимый профсоюз. Недавно мы вышли из состава областного профсоюза, теперь все взносы остаются в нашей профсоюзной организации. На территории комбината есть оздоровительный комплекс с бассейном и с тренажерным залом, где беговые дорожки, силовые тренажеры, две парные, теннисный стол, два бильярдных стола, – мы строили его 12 лет назад на 70-летний юбилей. Люди ходят туда бесплатно. У нас, естественно, своя столовая, а также медпункт, в котором есть физиооборудование и делают разнообразные физиопроцедуры. В штате  фельдшер и массажист, в отдельные дни приходят узкие специалисты – для этого выделен кабинет. Работники все медосмотры проходят на предприятии. Здесь можно поставить уколы, измерить давление, сделать прививку и т. д. Пусть лучше люди ходят в свой медпункт, чем они будут ездить в поликлинику. Все эти социальные объекты – дополнительная нагрузка на бюджет предприятия. Кроме того, в нашем поселке мы помогаем школе, детсаду, больнице, а также местной администрации: например, с расчисткой дорог зимой – у нас есть своя дорожная техника. Заводской пассажирский транспорт выделяется также для коллективных поездок работников цехов на мероприятия. Мы ежегодно проводим новогодние огоньки. Но в этом году от этого пришлось отказаться. А так, все, что осталось хорошего от Советского Союза, мы сохранили.

Ранее текст интервью полностью был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 26 мая 2021 года.



Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий

В ВТБ подсчитали, что объем закупок на платформе ВТБ «Бизнес Коннект» вырос вдвое

Сервис предлагает простую регистрацию и помощь в ведении электронной документации, что уже привлекло на платформу более 30 тысяч компаний

20 октября 17:30
0
322



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.