Все рубрики
В Омске вторник, 7 Декабря
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,6694    € 83,1138

Василий МИНИН, Омская крепость: «По статистике, у современного учителя на краеведческий компонент есть примерно 1,5-2 минуты от урока. Он может открыть рот и закрыть рот – все!»

16 октября 2021 14:35
0
2819

Не надо сажать подряд всех «черных археологов». 

В пресс-центре МКР-Медиа прошла пресс-конференция «Находки и открытия омских археологов», на которой представители археологического сообщества региона рассказали о ключевых объектах своей работы в 2021 году. Разговор затронул не только успехи ученых, но и проблемы отрасли – черных копателей и безграмотность населения в вопросах собственной истории.

Карта памятников

Одной из первых участники встречи обсудили тему открытия институтом археологии Российской академии наук для широкой публики электронной карты «Археологические памятники России». Омские ученые поделились своим взглядом на появление этого ресурса и его роль в работе археологов.

По словам заведующего сектором археологии Омского филиала Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН Сергея ТАТАУРОВА, как у любого явления, у появления карты памятников есть как положительная сторона, так и отрицательная:

– Плюс заключается в том, что достоянием общества стала информация об археологическом наследии, которое есть в регионах, в том числе и в Омской области, а минус – то, что это накладывает дополнительную ответственность за сохранность этого наследия, и здесь, к сожалению, и наши муниципальные службы, и местная власть – да практически все уровни власти – опаздывают. Поэтому мы имеем феномен черных копателей и другие негативные моменты.

Заведующий сектором исторического музееведения, ведущий научный сотрудник Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН Михаил КОРУСЕНКО согласился с коллегой:

– Конечно, плюсы есть, это современный технологичный продукт, который позволяет удаленно рассматривать какие-то уголки нашей родины с точки зрения культурного наследия. Кстати, такой проект существует и в Омской области, есть даже несколько таких проектов, но эти карты надо делать крайне осторожно. Одно дело – культурный туризм – это знакомство с древним наследием, и другое дело – точные координаты каких-то объектов на местности. Однако эта карта как раз соответствует законодательству, там нет точных координат, есть видимо уровни доступа для специалистов, которые могут получить эту информацию. Она не может быть точной по описанным причинам, но для культурного туризма ее можно использовать.

Историк и реконструктор, председатель региональной общественной организации «Служилые люди Сибири» Василий МИНИН, назначенный 1 сентября директорогм автономного учреждения города Омска «Омская крепость», прокомментировал появление интерактивной карты памятников с точки зрения педагога:

– Большая часть моей жизни – это именно педагогическая деятельность в сфере научно-популярной. Я не профессиональный историк, занимаюсь тем, что превращаю информацию в более доступную и доношу ее до подрастающего поколения. Создание подобных ресурсов очень важно для объяснения подрастающему поколению исторических реалий, потому что в наше время в интернет-сетях появляется огромное количество псевдоисторических теорий и современная молодежь живет в основном в мире псевдоисторических мифов. Она очень слабо представляет, что и как происходило в действительности. У ребят 14-18 лет в головах полный бардак. Педагогам приходится там, как в захламленной кладовке, долго разбирать все по полочкам. Карта археологических памятников в нашей работе помогает показывать картину исторических событий в перспективе.

Беззащитное наследие

Затронули участники мероприятия и проблему подпольных «археологов», которые подчас до прихода профессионалов успевают перерыть исторические объекты. Отношение компетентных историков к таким вещам, естественно, крайне негативное.

– Если ориентироваться на страны с такой же богатой историей, как у нас, то, допустим, в Италии и Англии металлодетекторы уже практически приравнены по регистрации к огнестрельному оружию. Там эта сфера берется под контроль. Там серьезное наказание даже за поиски в исторических зонах, – высказался Сергей ТАТАУРОВ.

Поддерживая коллегу, Михаил КОРУСЕНКО заговорил о слабой защищенности культурного наследия не только Омской области, но и всей страны в целом:

– Движение черных копателей – очень многослойное. Есть люди, которые занимаются бизнесом, они уничтожают памятники, в том числе археологии, извлекают ценные артефакты, которые продают на электронных аукционах. Проблема в том, что наше древнее наследие в массовом сознании рассматривается как ничье, не наша история, а вот ничье. Такое отношение общества надо изменять, здесь необходима обратная связь, люди должны понимать, что эти древности, которые, возможно, и не связаны напрямую с современными народами России, но это наша древность, это как постамент, на котором мы стоим, чтобы всем было понятно, что это ценность безусловная и работать с ней должны профессионалы.

Тем не менее спикер уверен, что и в случае с черными копателями нужна разборчивость:

В России очень жесткое законодательство – и уголовное, и гражданское, но жесткость этого законодательства компенсируется его невыполнением. Это идет с царских, с дореволюционных времен, и проблему решить надо, но вот мы представляем себе слой черных археологов как некий монолит, а на самом деле люди там совершенно по разным интересам, да, есть те, кто занимается бизнесом, кто нацелен на заработок и ему все равно, что он продает, как, например, торговцам органами или наркотиками, как говорится, бизнес есть бизнес и ничего личного. Вот эту среду надо законодательно наказывать. Но есть те, кому просто интересно искать, интересна история – таких людей надо привлекать. Тогда они уже не возьмут металлодетекторы и не пойдут шастать по археологическим памятникам – они будут ездить в археологические экспедиции и помогать, получать свой эмоциональный заряд и удовлетворять свой интерес, но в легальных границах. То есть эту среду надо расслаивать. Грубо говоря, невозможно всех сажать. Бороться надо с теми, кто на тропе торговли находится. И это должна быть общественная борьба. Правоохранительные органы здесь не справятся.

О региональной идентичности

Василий МИНИН согласился с другими спикерами в том, что сажать всех подряд – это не выход:

– В долгосрочной перспективе решение этих вопросов и проблем – это только путь образования, повышения культуры. На сегодняшний момент сам процесс воспитания региональной идентичности у нас в Омской области отсутствует. Нет ее. Какие бы статистики министерство образования ни давало, уж извините, мои коллеги, но, зная ситуацию изнутри, все это очень происходит поверхностно. По статистике, которую умные люди посчитали в педагогическом университете, у современного учителя на краеведческий компонент есть примерно 1,5-2 минуты от урока. Он может открыть рот и закрыть рот – все. Если мы посмотрим на существующие образовательные программы, то они практически все лишены интерактивности, они сухие и неинтересные. Научно-популярное направление, которое было в советское время, по факту уничтожено, и нет уже этих специалистов. Поэтому если говорить о долгосрочной перспективе, то проблему можно решить только путем воспитания поколения, которое даже не подумает, что можно не сдать в музеи какую-то находку, что можно даже не позвонить специалисту-археологу, чтобы он ее исследовал. Только так фундаментально это можно решить, и к этому и нужно двигаться.

Г-н МИНИН поделился взглядом на причины проблемы оттока населения из Омского региона. С его точки зрения, отсутствие знаний о малой родине и миграционная убыль – взаимосвязанные явления:

– Если говорить об огромной социальной проблеме оттока населения из нашего региона, то эта проблема заключается в том, что мы не понимаем, какими ресурсами мы обладаем – и в плане ресурсов полезных, в прямом смысле, и в отношении уже ресурсов историко-культурных и культурных. Этот разрыв существует. Потому что нет понимания вообще у людей, что такое Омская крепость. Нужно начинать с археологических исследований, потому что, как уже сегодня говорилось, это фундамент. У нас его сейчас нет. У нас город-миллионник, огромный регион, а фундамента нет. И мы видим, как это сейчас все сыпется. История и знание истории – это ключ вообще ко всему и к дальнейшему развитию в принципе. Нам нужны люди – патриоты своей земли, знающие свою историю и культуру и самое главное принимающие все это – процесс самоидентификации очень важен. К сожалению, сейчас незнание истории в нашем регионе приводит вот к этим глобальным социальным проблемам. Если министерства образования и культуры не изменят позицию и мы будем видеть только ухудшающуюся ситуацию, то сколько бы денег в регион ни вкачали, все это не поможет, это уйдет в никуда, потому что нет людей, которые бы эффективно эти средства тратили.

Память Достоевского

Конечно, эксперты не смогли обойти стороной нашумевшую тему исследования остатков омского каторжного острога – места заключения писателя Федора Михайловича Достоевского.

Весной текущего 2021 года – по случаю предстоящего в ноябре 200-летия великого писателя – Министерство Омской области выделило денежные средства на изучение исторических фундаментов, обнаруженных еще в 2014 году во время благоустройства улицы Ленина в границах улиц Красина, Петра Некрасова, зданий Драмтеатра и медицинского колледжа.

– Краеведы из общества охраны памятников первыми начали работать на этой территории, вопреки, может быть, мнению министерства культуры. А сейчас, в год Достоевского, появилась возможность начинать работу уже профессионалам. Острог находился в степном бастионе второй омской крепости. Интересно то, что еще в советское время вышло постановление облисполкома о том, что это достопримечательное место. Но у него не было ни границ, ни предмета охраны, которые требуются по современному законодательству. Мы начали работу с того, чтобы определить недостающую часть, чтобы понять, что можно поставить на охрану. Это была главная задача, – рассказал Михаил КОРУСЕНКО.

По его словам, ученым повезло быстро обнаружить основание столба, которое, по их убеждению, представляет собой фрагмент внешнего периметра ограждения острога:

– Попутно находки получались из шурфов: фрагменты керамических сосудов, слюдяного стекла, монеты, кованые гвозди, кирпичи с клеймами и др. Конечно, по сравнению с историческим слоем Тары слой города Омска 18-19 вв. довольно бедный. Мы завершили работы 13 сентября, все шурфы заложили. Следующая фаза работ – это уже раскопки, т. е. надо понять, что собой представляют здания и сооружения, фундаменты которых мы вскрыли, где действительно была казарма, где содержались арестованные. Дом ли это, на остатках которого краеведы закрепили мемориальную доску, или это что-то другое. Любые раскопки рождают иногда больше вопросов, чем ответов дают.

Сейчас археологи готовятся к следующей фазе работ и готовят материалы для постановки объекта на государственную охрану. Ближайший камеральный этап – сдача работ заказчику. В 2022 году ученые планируют начать на месте острога полномасштабные археологические раскопки, к которым, как и в этом году, будут привлекать волонтеров.

Тарский проект

Летом 2021 года тарская местная общественная организация «Военно-исторический клуб «Служилые люди Сибири – Тарский острог» реализовала за счет средств гранта Российского фонда культуры проект «Увлекательная археология города Тары». Основной целью организаторы мероприятия ставили решение проблемы низкого уровня знания региональной истории – в частности, среди молодежи, которую в рамках проекта привлекали к участию в археологических раскопках.

По мнению руководителя проекта Василия МИНИНА, реализовать задуманное помогло стечение обстоятельств: сначала пандемия помешала состояться военно-историческому фестивалю, а потом государство поддержало ряд социально значимых проектов, среди которых оказалась и «Увлекательная археология Тары», т. е. появились время и финансы для достижения цели:

– Мы с Сергеем Филипповичем давно этого хотели, много лет обсуждали, что надо ехать, надо копать, мы должны выстроить полный цикл от находки предмета до собственно изготовления реплики, и в этом году все получилось. Я занимаюсь реконструкцией 30 лет, но только сейчас я могу наконец назвать себя в полной мере реконструктором, т. к. я видел памятники, видел, как уникальные предметы достаются из земли, сам в этом участвовал, понимаю этот процесс и могу реконструировать вещь от и до. Думаю, что со временем это перерастет в хорошее научное направление, и те молодые реконструкторы-волонтеры, которые приехали, а было много 14-18-летних ребят, – они продолжат эту деятельность и станут учеными. Они сейчас уже увидели, как это интересно. Наша задача – привести их в это направление и показать, что история – это не пыльные учебники и не даты, которым учат за партой, а это живой процесс и мы сами – потомки этих исторических событий. Сегодня наш волонтерский отряд увеличивается. Мы обсуждаем, что в следующем году будем участвовать уже в двух раскопах.

Сергей ТАТАУРОВ отметил, что в ходе раскопок в Таре были найдены уникальные вещи, например костяной футляр под грамоты тарских воевод, каменные шахматы, первые складные кошельки, первые печати чайных домов, которые в 18 веке открыли в Москве и Санкт-Петербурге:

– Эти находки ставят наш город в один ряд с Мангазеей, с Верхотурьем. У нас есть изба, которая сгорела в 1629 году, это одно из первых строений Тары, там полностью сохранилась планиграфия помещения, жилища были маленькие, максимум – 15 кв. метров. Тара очень богатый и интересный город. У каждого региона должно быть свое лицо, но у нас в туристическом, в имиджевом плане исторического лица фактически нет. В 1989 году Тара была исключена из списка исторических поселений и, к сожалению, обратно ее вернуть пока не получается. В Омске не так много комплексов, которые могли бы выдвинуть город на статус исторического поселения, а Тара сохранила почти что все, что она имела – и планиграфию, и купеческие улицы, которые сформировались в 19 веке, есть даже 18-го века. Так давайте создадим историческое лицо нашего региона – давайте воссоздадим фрагменты Омской крепости – это самое перспективное движение для развития туризма, по крайней мере, в историческом контексте.

Исторические укрепления

Если Омская крепость более-менее известна омичам, то о существовании такого исторического объекта, как Новоишимская линия укреплений в Омске мало кто знает.

– Мы находимся на границе со степью, Омская область – это полустепной регион, потому что наши южные районы степные и развитие российской государственности, постепенное развитие территорий привело к тому, что кочевники стали сильно досаждать земледельческому населению. Они грабили города, уничтожали населенные пункты. Тогда была построена старая верхняя Ишимская линия – она состояла из редутов, крепостей, которые держали оборону. В 1770-х годах было принято решение построить новую Ишимскую линию от Омска до Кургана. Была запланирована серия редутов, часть из которых хорошо видны сейчас на местности. Это укрепленные линии, которые свидетельствовали о том, как развивалась российская государственность. Проблема этих редутов в том, что они не стоят на госохране и многие из них разрушаются, – рассказал Михаил КОРУСЕНКО.

В этом году археологи планируют подготовить материалы для постановки на госохрану Николаевской крепости, Волчьего, Лосева и Степного редутов.

Ранее репортаж был полностью доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 23 сентября 2021 года.



Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий

Омские дзюдоисты завоевали «золото» и два «серебра» Всероссийских соревнований

В Барнауле завершился турнир по дзюдо «Памяти борцов Алтайского края», где приняли участие 120 спортсменов из 24 регионов России

6 декабря 18:17
0
496

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.