Все рубрики
В Омске вторник, 9 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 60,3164    € 61,1615

Сергей ЖУЧКОВ: «Есть специализированный сайт. Он известен на всем постсоветском пространстве. На нем можно найти все об оружии. Там я и предлагаю свои изделия»

2 апреля 2022 09:11
0
4228

«И в очередной финансовый кризис я подумал: а не пора ли мне зарабатывать на своем хобби». 

В феврале Омский региональный бизнес-инкубатор представил новых резидентов. Среди них самозанятый омич Сергей ЖУЧКОВ. Какой доход ему приносит изготовление стрелковых матов, чехлов для оружия и другой амуниции для спортсменов и охотников, обозреватель еженедельника «Коммерческие Вести» Анастасия ИЛЬЧЕНКО поинтересовалась у бизнесмена.

– Сергей, расскажите, чем вы занимаетесь.

– Я изготавливаю изделия, которые условно можно разделить на три группы. Первая – это подсумки и патронташи под патроны разных калибров – для гладкоствольного, нарезного, комбинированного оружия (когда один ствол у ружья гладкоствольный, а второй – нарезной). Для комбинированного оружия, кстати, изделия наиболее востребованы, потому что мало представлены на рынке. Покупателей удовлетворяют цена и качество. Тем более я предлагаю различные варианты исполнения, большинство из которых точно не найдешь в магазинах.

– Какие варианты?

– Например, патронташи для очень редких калибров или когда охотнику нужно, чтобы в подсумке было, скажем, пять патронов 20 калибра и шесть – 30-06 Springfield. Таких в магазине нет. Бывает, заказывают обычный классический патронташ на пояс, где слева семь патронов, справа – 10, а посередине – место под нарезные.

– Получается, вы работаете по индивидуальным заказам?

– В основном. Но есть и наработанные изделия, которые создаются по лекалам. Хотя их тоже можно изменять под конкретные запросы.

Вторая группа моих изделий – это аксессуары для оружия, например, чехлы. У меня есть быстросъемный чехол-накидка. Подобные продаются и в Интернете, но там в основном можно найти либо низкого качества – из тоненькой ткани, либо импортные и очень дорогие. У моих цена ниже в 3-10 раз. Понятно, что я использую немного другие материалы, но, думаю, качество вполне сопоставимое.

– С какими материалами вы работаете?

– Как с кожей, так и с тканями. Это кордура (толстая нейлоновая ткань с водоотталкивающей пропиткой и полиуретановым покрытием) и «оксфорд» китайского производства. Есть несколько производителей, у которых они неплохого качества. Кроме того, использую аналоги кордуры, производящиеся в Корее. По-простому – это синтетический брезент. Современный, ноский материал. Его используют производители чехлов, рюкзаков и т. д.

– И третий вид ваших изделий какой?

– Это стрелковые мешки и маты. Специфическая группа товаров, которая используется в основном спортсменами и небольшой частью охотников. Я изготавливаю семь наименований мешков и коврик под сошки. Здесь ситуация похожая: аналогичные товары в магазинах есть, но стоят значительно дороже. Например, мой стрелковый мешок стоит 2 тыс. рублей, а у перепродавцов – от 5 тыс. рублей.

– Для чего используются стрелковые мешки и маты?

– Для стрельбы из неустойчивых положений. Мешки необходимы для гашения паразитных вибраций, придания оружию устойчивости. Речь идет о современном стрелковом спорте, который еще только развивается, например, спортивном снайпинге. В нем стреляют не на малые расстояния, как в олимпийских видах спорта, а от 200 до 1200 метров. Коврик под сошки тоже предназначен для придания стабильного положения оружию и гашения подскоков и вибрации. Я разработал собственную конструкцию для данного изделия. Вообще очень многое из того, что делаю, не производит никто.

– Чувствуется, что вы глубоко погружены в темы охоты и стрельбы. Профессионально занимаетесь стрельбой или вы охотник?

– Я не профессионал, но любитель. Эта тема мне была близка с детства. С 18 лет я начал самостоятельно охотиться. Никто мне не прививал любовь к этому занятию, отец увлекался рыбалкой. Когда у меня появилось свое нарезное оружие (это произошло примерно в 2007 году), стало интересно стрелять точно, кучно, далеко.

– Как вы пришли к изготовлению изделий, ведь для этого нужно уметь шить?

– Однажды я приобрел немецкий карабин со сменными стволами. Это отличное оружие высокого качества, достаточно дорогое. И когда ставил сменный ствол в металлический сейф, железо о железо неприятно брякало. И у меня возникла мысль: значит, нужен какой-то чехол, ведь ствол может упасть, поцарапаться. И появилась идея сшить его. Но делать это я не умел, и до сих пор чехлы сам не шью, а отдаю на аутсорсинг. Разработал дизайн, по которому мне и изготовили чехол. Потом была ключница. Дело в том, что у этого карабина есть специальный ключ, которым откручивают ствол, и ключик для регулировки прицельных приспособлений. Он настолько маленький, что все его теряют, а купить взамен крайне сложно. И я решил сделать ключницу под эти ключи. На этот раз делал сам, из кожи. Изготовил одну – не понравилась. Сделал вторую – получилось. До сих пор использую ее как эталон.

– Вы раньше работали с кожей?

– Да, баловался, создавал ножны. И вот когда сделал ключницу, подумал: почему бы не предложить ее другим охотникам? И эта тема быстро стала популярной – мои ключница и чехол под ствол до сих пор пользуются спросом, потому что их больше нигде не продают. Немцы из неопрена что-то придумали, но для России такая вещь стоит слишком дорого.

Так все и началось. Потом люди уже сами стали спрашивать: могу ли я сделать то-то или то-то. Некоторые присылали фотографии, просили конкретные вещи. Со временем у меня начали появляться специальные инструменты для работы с кожей. И так потихоньку номенклатура увеличивалась, в какой-то момент появились тубусы, потому что кому-то хотелось чего-то более пафосного, чем простой чехол из ткани и уплотнителя. И в очередной финансовый кризис я подумал: а не пора ли мне зарабатывать на своем хобби. И начал заниматься изготовлением амуниции сначала дома, это продолжалось года четыре. Каждый год у меня был прирост в 20-30%. Считаю, неплохо. И в итоге понял, что бизнес разросся и надо переносить его в другое место. Сейчас я располагаюсь в Омском региональном бизнес-инкубаторе.

– Из трех направлений, которые вы назвали, какое приносит  больше заказов?

– Третье. Сейчас более актуальны стрелковые мешки и маты. Надо развивать и другие. И для этого я вкладывал средства в оборудование. Но, несколько тормозит то, что материалы и оборудование за последний год сильно подорожали.

– Много у вас оборудования?

– Нет, но на данном этапе достаточно. У меня работают одна хорошая швейная машина, пресс для кожи, различные ручные инструменты, приспособления, которые делал на заказ. Конечно, мне понадобятся еще две- три машины для разных операций, в них придется вложить еще порядка 150 тыс. рублей.

– Сергей, а как вы находите клиентов? Кто они?

– Есть специализированный сайт Guns.ru. Он известен на всем постсоветском пространстве. На нем можно найти все об оружии, есть много тематических веток, форумов. Там я и предлагаю свои изделия. Другой способ получения клиентов – это сарафанное радио. У меня заказчики есть по всей стране – от Сахалина и Камчатки до Калининграда.   

– На зарубежные рынки выходите?

– Я отправлял несколько заказов в Республику Беларусь и в Казахстан. Хотел бы эти рынки освоить. Но в Казахстане после ситуации, которая произошла в январе, думаю, данная тема будет сложно продвигаться: было много ограблений оружейных магазинов. В Беларуси охота хорошо развита – и сами граждане увлекаются ей, и туристы-охотники любят страну. Но основная категория заказчиков – это москвичи.

– А омичи есть?

– Это самая мизерная категория. Не знаю почему. За все время только десятка два омичей ко мне обращались.

– Каковы объемы вашего производства на данный момент?

– Мой доход в месяц составляет в среднем 80-100 тыс. рублей. Но это не чистая прибыль, в данной цифре все – и мои расходы тоже.

– Вы планируете расширять бизнес и нанимать людей?

– Да, иду к этому. Вот только сегодня был звонок: человек предложил приобретать у меня небольшие партии под реализацию. Такие предложения периодически поступают, но в одиночку я не смогу выдавать нужный объем. Нужно понимать, что это ручная работа. На одно изделие может уйти весь день. Конечно, в перспективе производство будет преобразовано в ИП или в юрлицо, появятся наемные работники. В том числе буду делегировать полномочия по рекламе, работе с соцсетями и прочим.

– А направления будете вводить новые?

– Думал о том, чтобы делать рюкзаки. Но сначала нужно справляться с тем, что есть. Почему ко мне идут люди? Потому что я делаю хорошо. За свои изделия отвечаю лично. Даже разработал логотип, который размещаю на них, – там мое имя и фамилия. Есть люди, которые обращаются ко мне много лет, раз-два в год приходят.

– Они изнашивают свои изделия и приходят за вторыми?

– Нет, просто им хочется чего-то нового. Или заказывают индивидуальные вещи. Например, мой заказчик из Татарстана – коллекционер ножей, когда приобретает новый нож, а имеющиеся ножны его не устраивают, присылает фотографию оружия, и мы обсуждаем идею новых ножен.

– Когда вы стали самозанятым?

– Почти 1,5 года назад. Понял, что пора выходить из тени.

– Сложно было зарегистрироваться и потом отчитываться перед налоговой инспекцией?

– Знаете, в отличие от ИП это вообще не напрягает. Зарегистрироваться – пять минут. Скачал приложение, ввел свои данные – и готово. Налоговая только выставляет счет раз в месяц, ты его оплачиваешь онлайн с карты, и все. И в приложение, естественно, ежедневно вносишь информацию, если что-то продаешь. Самозанятых налоги не так напрягают, как юрлиц.

– Какой процент вы отдаете государству?

– Сейчас 4%, потому что работаю только с физлицами. Плюс у меня есть вычет, предоставленный при регистрации. Мне еще месяца на два его хватит.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 16 февраля 2022 года.



Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.