Все рубрики
В Омске суббота, 18 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 72,5602    € 85,4614

В чем именно обвиняют на этот раз Олега ШИШОВА

8 февраля 2020 13:28
1
4477

Подробности из обвинительного заключения бывшему руководителю НПО «Мостовик». 

30 декабря в Первомайском суде Омска начался судебный процесс по очередному уголовному делу в отношении бывшего руководителя НПО «Мостовик» Олега ШИШОВА. Дело рассматривает судья Игорь ШЕВЧЕНКО.

«Мостовик» задолжал государству 415,3 млн. рублей НДФЛ

На этот раз Олега ШИШОВА обвиняют в неуплате в бюджет РФ налога на доходы физических лиц (далее НДФЛ) по ч. 2 ст. 199 прим. 1 УК РФ. Обвинение полагает, что Олег ШИШОВ с 1 января по 31 октября 2014 года не исполнил обязанности налогового агента и не перечислил в бюджет РФ НДФЛ в особо крупном размере.

В указанный отрезок времени ООО НПО «Мостовик» (зарегистрированное 9 апреля 1991 года) руководил генеральный директор Олег ШИШОВ. «Кроме того, в данный период времени ШИШОВ являлся и учредителем НПО «Мостовик» с долей в уставном капитале общества в размере 44,63 процента, – зачитала в обвинительном заключении помощник прокурора Советского округа Юлия КУДАШОВА. – Вместе с тем в вышеуказанный период времени генеральный директор общества Олег ШИШОВ, игнорируя действующие нормы налогового и иного законодательства РФ, обязывающие своевременно уплачивать налоги, не обеспечил соблюдение законности в деятельности предприятия в данной части и с 1 января по 31 октября умышленно допустил неуплату налога в особо крупном размере, а именно в размере 415 млн. 385 тыс. 372 рубля».

Следствие пришло к выводу, что Олег ШИШОВ, «желая приукрасить действительное положение дел возглавляемой им организации, ложно понимая смысл повышения деловой репутации, желая наладить бесперебойную работу предприятия для обеспечения наибольшей прибыли, обеспечить своевременную оплату платежей, в соответствии с законодательством РФ отнесенных к 5 и 6 очереди, при наличии задолженности по перечислению в бюджет НДФЛ» направлял средства предприятия на расчеты с кредиторами, погашение кредитов, расходовал деньги «Мостовика» на выдачу займов организациям, где «Мостовик» выступал учредителем.

4,1 млрд. рублей – на оплату услуг и работ

Следственные органы подсчитали, что в указанный период времени «Мостовик» израсходовал на расчеты с контрагентами 4 млрд. 112 млн. 317 тысяч рублей.

В частности, речь идет о кредитах в банках, обеспеченных личным поручительством Олега ШИШОВА: с Абсолют Банком (на 500 млн. рублей), с Росбанком (на 1 млн. 500 млн. рублей), с Райффайзенбанком (на 350 млн. рублей), с ЮниКредит Банк (на 350 млн. рублей), со Сбербанком (кредитный лимит не более 10 млрд. 239 млн. рублей), с Ханты-Мансийским банком (1 млрд. 100 млн. рублей). «ШИШОВ, зная о наличии у «Мостовика» задолженности по НДФЛ, а также о наступлении неблагоприятных последствий, в личных интересах, а также интересах возглавляемого им «Мостовика», осуществлявшего деятельность по выполнению строительно-монтажных работ, в том числе на объектах Олимпийских игр 2014 года в Сочи, давал указания подконтрольным ему сотрудникам бухгалтерии «Мостовика» перечислять денежные средства предприятия в адрес банка для погашения кредитных обязательств «Мостовика» либо перераспределять денежные средства на расчетных счетах таким образом, чтобы банки могли списывать деньги с указанных счетов в безакцептном порядке в качестве оплаты кредитных обязательств «Мостовика». Сотрудники бухгалтерии НПО «Мостовик», не осведомленные о преступных намерениях ШИШОВА, в период с 1 января по 31 октября 2014 года перечислили с расчетных счетов НПО «Мостовик» денежные средства в адрес кредитных организаций, а также обеспечили их распределение между кредитными счетами общества для последующего списания в безакцептном порядке в общей сумме 175 млн. 739 тысяч рублей», – говорится в обвинительном заключении.

Следствие полагает, что Олег ШИШОВ расходовал деньги предприятия на предоставление займов и инвестирование финансово-хозяйственной деятельности аффилированных организаций, учредителем которых являлось НПО «Мостовик». В частности, гособвинитель упомянула, что по указанию ШИШОВА сотрудники бухгалтерии перечислили с расчетных счетов компании 54 млн. 480 тыс. рублей в адрес ООО ПФ «Калачинский завод строительных материалов», ООО «Мостовик Девелопмент», ООО Гостиничный комплекс «Центр».

Также следствие полагает, что ШИШОВ в личных целях расходовал средства предприятия, а именно – на расчеты с кредиторами по оплате товаров, работ, услуг, поставленных в адрес НПО «Мостовик». Ничего не подозревающие сотрудники бухгалтерии компании по указу руководителя перечислили со счетов 3 млрд. 45 млн. 4 тысячи рублей кредиторам в качестве расчета за работы, товары, услуги.

По версии следственных органов, ШИШОВ расходовал и средства из кассы предприятия на расчеты с кредиторами: по его указанию сотрудники бухгалтерии в указанный период выдали из кассы НПО «Мостовик» 342 млн. 93 тыс. 582 рубля, которые пошли на выплаты контрагентам.

«Омсктранспроект»

Кроме того, ШИШОВ тратил средства предприятия на расчеты с кредиторами через счета подконтрольной организации. Так, с 8 мая по 4 июля 2014 года между НПО «Мостовик» и ООО «Омсктранспроект» (его единственным учредителем являлся «Мостовик») были заключены договоры займа: 8 мая – 150 млн. рублей, 16 мая – 60 млн. рублей, 23 мая – 30 млн. рублей, 30 мая – 75 млн. рублей, 6 июня – 90 млн. рублей, 1 июля – 30 млн. рублей, 4 июля – 60 млн. рублей. Всего на 495 млн. рублей. Суммы займа предоставлялись путем передачи «Мостовиком» в адрес «Омсктранспроект» векселей ПАО «Сбербанк».

С 4 мая по 6 августа 2014 года сотрудники бухгалтерии НПО «Мостовик» по указанию ШИШОВА (естественно, не подозревая о его преступных намерениях) перечислили данные средства с расчетного счета ООО «Омсктранспроект» в адрес контрагентов «Мостовика» в качестве оплаты за поставленные товары, работы и услуги.

С 1 января по 31 октября 2014 года у НПО «Мостовик» образовалась и увеличилась задолженность перед бюджетом по отчислению НДФЛ. На 31 октября 2014 года она составила 415 млн. 385 тыс. 372 рубля. Оплату НДФЛ в данный период «Мостовик» не производил. Однако в рассматриваемый следствием 10-месячный период на расчеты с кредиторами и т.д. «Мостовик» израсходовал 4 млрд. 112 млн. 317 тысяч рублей.

— Являясь основным учредителем и генеральным директором НПО «Мостовик», распределителем денежных средств организации, самостоятельно принимающим решение о направлении поступающих в распоряжение общества денег, будучи обязан обеспечить выполнение обязательств НПО перед бюджетом и имея реальную возможность уплаты налогов, в личных интересах и интересах возглавляемого предприятия направлял его средства на погашение кредитных обязательств организаций, по которым сам выступал личным поручителем, на предоставление займов аффилированным организациям, расчеты с кредиторами за поставленные им товары, работы и услуги и не перечислил в бюджет НПО «Мостовик» НДФЛ в сумме 415 млн. 385 тыс. 372 рубля и тем самым не исполнил обязанность налогового агента, – таким выводом завершила оглашение обвинительного заключения гособвинитель.

Олег ШИШОВ назвал обвинение абстрактным

— Мне обвинение не понятно, – так начал ответное выступление после обвинительного заключения Олег ШИШОВ. – Я не могу признать вину по предъявленному обвинению. Мне не понятно, в чем конкретно меня обвиняют. Главное – это отсутствие доказательств в моей личной, тем более корыстной заинтересованности. Гашение кредитов, по которым я выступал поручителем, происходило путем перекредитовок в тех же или иных банках. При этом я выступал поручителем по новым кредитам и, как правило, на большую сумму, и за счет такого нового кредита под мое личное поручительство гасился кредит, по которому заканчивался срок. В чем здесь моя личная заинтересованность? Да, было стремление выполнить важнейшие государственные объекты и сохранить крупнейшего в Омской области работодателя и налогоплательщика.

Предоставление займов дочерним предприятиям НПО «Мостовик» требует отдельного рассмотрения. Этими предприятиями я лично вообще не руководил и не вмешивался в их работу. «Мостовик девелопмент» выполнял важнейшую программу, утвержденную правительством РФ, – строительство гостиницы на 700 номеров для Олимпиады в Сочи, и НПО «Мостовик» лишь осуществлял проектирование, строительство и софинансирование этого олимпийского объекта с Внешэкономбанком. Реализация этого проекта имела государственный, а не мой личный интерес. Завершающее финансирование реконструкции Калачинского завода стройматериалов преследовало цель сохранения производства и работающего там трудового коллектива. В чем здесь моя вина?

В предъявленном мне обвинении рассматривается период с 1 января 2014 года по 31 октября. С апреля 2014 года «Мостовик» находился в процедуре наблюдения, была введена жесткая система управления денежными средствами, в том числе вторая блокирующая подпись на платежах в банке. И я не мог единолично распоряжаться денежными средствами. Перечисленные суммы с расчетных счетов банков за услуги кредиторов, за аренду помещений, за материалы и т.д. не конкретны и не объясняют мою личную заинтересованность. Мне вообще не понятно: кому, за что, с какой целью и главное – кем с 1 апреля по 31 октября 2014 года было принято решение о перечислении тех или иных денежных средств НПО «Мостовик». Этой информации вообще нет в обвинении и уголовном деле. В этот период времени на предприятии была создана сложная система управления денежными средствами. Как я могу отвечать на абстрактное, не конкретное обвинение?! С апреля по октябрь 2014 года я не мог единолично распоряжаться денежными средствами и фактически был отстранен от этого процесса.

Я признаю, что в январе 2014 года мы допустили просрочку платежей по НДФЛ – более 2 млн. рублей, в феврале – более 2 млн. рублей и в марте -около 90 млн. рублей. Но это не было связано с моей личной корыстной заинтересованностью. НПО «Мостовик» всегда строго соблюдал законодательство, в том числе и налоговое, поэтому и был одним из крупнейших налогоплательщиков Омской области. Только НДФЛ в 2013 году ежемесячно составлял около 100 млн. рублей. Просрочка НДФЛ в первом квартале 2014 года была вызвана необходимостью завершения олимпийских объектов в условиях большого дефицита финансирования.

Я 30 лет создавал и совершенствовал уникальное предприятие, и его уничтожение не могло являться моей личной заинтересованностью. С января 2014 года как гендиректор НПО «Мостовик» я отказался от зарплаты, сократил ее всем руководителям подразделений. Личных накоплений у меня никогда не было, распродал все, что мог, чтобы жить и рассчитываться. Моим основным мотивом в тот сложный период был не страх за срыв обязательств НПО «Мостовик» перед государством, и тем более не надуманная личная заинтересованность, а непонятный сейчас большинству патриотизм, стремление представить Россию как хозяйку Олимпиады перед всем миром в самом сильном состоянии. Мне в этом оказывали поддержку тысячи сотрудников Мостовика.

Ранее текст был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 15 января 2020 года. 



Комментарии через Фейсбук
Светлана 9 февраля 2020 в 23:18:
Конечно, нашли козла отпущения. Очень жалко Шишова, уважаю этого человека и все обвинения считаю заказным.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

При поддержке

Полтавские крестьяне вернулись в омский топ-5 сельхозпредприятий

В целом отрасль вышла на допандемийный уровень по сдаче налогов в общую казну России – сдано на 56% больше, чем год назад

17 сентября 15:02
0
428

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.