Все рубрики
В Омске среда, 1 Декабря
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 74,8926    € 84,8234

Ионообменная интрига

4 июня 2002 14:54
0
1818

22 мая должен был состояться коммерческий конкурс по продаже ОАО «Сибирская топливно-энергетическая компания» (СТЭК), 100% акций которой принадлежат администрации Омской области. В конкурсе собирались принять участие ЗАО «Полистирол», ОАО «НПО „Завод ионообменных смол“ (ЗИС) и ООО „Инвестиционно-промышленная компания “Техэнергофинанс».

Однако за два дня до проведения конкурса арбитражный суд Омской области по иску «Полистирола» к комитету по управлению имуществом запретил Фонду имущества проведение коммерческого конкурса. Как объяснил председатель Фонда имущества Валерий ИЛЮШЕНКО, проведение торгв отложено до окончания судебного разбирательства. «КВ» решили разобраться в сложившейся ситуации вокруг продажи областной компании.

Гудеть, пыхтеть и делать вид, что едем 

Понять, на что рассчитывала областная администрация, в ноябре 1999 года учреждая СТЭК с уставным капиталом в три миллиона рублей, невозможно. Видимо, для более удобного налогообложения областная компания была зарегистрирована в селе Калинине Омского района. Казалось бы, ясней ясного что региональная власть, погрязшая в долгахкак в шелках (одни облигационные займы чего стоят!), просто не сможет инвестировать десятки миллионов рублей на приобретение и восстановление комплекса по производству ионообменных смол.

Уже в феврале 2000 года СТЭК подписывает договор о приобретении имущества ОАО «ОмИС» за 20 млн рублей, хотя к этому времени не имеет даже уставного капитала, с выделением трех миллионов рублей комитет финансов и контроля тянул до последнего. В конце концов СТЭК выкупила 21 объект за 5,1 млн рублей, 2,1 млн добавило ОАО «Объединенный рынок электрификации и мощности» (ОРЭМ). Еще не полностью оплатив имущество, СТЭК начала проводить восстановительные работы на приобретенных объектах, имея за душой только обещания финансовой помощи со стороны учредителя.

В итоге СТЭК задолжала подрядчикам 5,5 млн рублей и оказалась на грани банкротства, но на выручку пришел все тот же ОРЭМ, рассчитавшийся по ее долгам. Чтобы углубить сотрудничество, в ноябре 2000-го СТЭК и ОРЭМ учредили ОАО «НПО ЗИС», в котором областной компании принадлежал 51% акций. В декабре того же года ОРЭМ выкупил на аукционе у ОмИСа и ОАО «Омскхимпром» 25 объектов за пять миллионов рублей, а НПО «ЗИС» — у Омскхимпрома — четыре объекта за 2,7 млн, выделенных ОРЭМ.

Таким образом, комплекс ионообменных смол обрел двух хозяев — государственную компанию, у которой не было никаких оборотных средств, и частную фирму, которая вроде бы горела желанием запустить производство. Однако от такого симбиоза толку не вышло, все ограничилось составлением бизнес-плана и маркетинговыми исследованиями потребностей рынка ионообменных смол. Производство как стояло, так и стоит, все больше приходя в негодность, до выпуска ионообменных смол так же далеко, как и полтора года назад.

СТЭК — всему голова

Условия конкурса по продаже СТЭК состояли из двух частей: продавались 3000 обыкновенных акций за 4,8 млн рублей и кредиторская задолженность компании за 60 млн 43 тысячи. Если с акциями все понятно: вложила область три миллиона рублей, теперь их нужно вернуть в бюджет с процентами, то вот колоссальный размер кредиторки вызывает по меньшей мере недоумение. Согласно опубликованному балансу СТЭК, на 1 сентября 2001 года ее пассивы не превышали 10 млн рублей, на начало этого года ситуация была такая же. Задолженность компании перед бюджетами всех уровней и внебюджетными фондами составляет 331 тысячу рублей, откуда же взялись остальные миллионы?

В декабре прошлого года ОРЭМ уступила право требования 7,6 млн рублей со СТЭК Тэхэнергофинансу, который пытался взыскать эти деньги через суд. Эта сумма входит в кредиторскую задолженность и сомнений не вызывает. НПО «ЗИС» по договору, заключенному перед проведением конкурса, продало СТЭК свое имущество за 1,8 млн рублей, хотя, напомню, приобретало его за 2,7 млн. Фактических платежей в этом случае не производилось, но кредиторка возросла. По такой же схеме СТЭК «приобрела» имущество у ОРЭМ за 50,3 млн рублей, за него полтора года назад было заплачено в 10 раз меньше.

В условиях конкурса вообще не упоминается про 51% акций НПО «ЗИС», принадлежавших СТЭК. По имеющимся данным, все акции НПО «ЗИС» приобрел Техэнергофинанс, так что два участника конкурса по сути являются одной структурой. Если суммировать реальные затраты, понесенные ОРЭМ, то получится 15,3 млн рублей. Сколько денег было израсходовано ОРЭМ на проведение исследований, разработку бизнес-плана, оплату труда и содержание неработающего производства, точно не известно. По мнению бывшего генерального директора СТЭК Алексея КОНТРИМОВИЧА, все дополнительные затраты вряд ли превышают 5-6 млн рублей. Да и само руководство ОРЭМ не утверждает, что вложило в восстановление производства 30 млн рублей, просто хочет получить за свою собственность реальную цену.

Вот еще что настораживает в этой ситуации. Обычно для того, чтобы областная компания приобрела имущество на крупную сумму, требуется распоряжение губернатора. Однако в данном случае решение о приобретении имущества принимал генеральный директор СТЭК Сергей СЕРГЕЕВ с благославения комитета по управлению имуществом. Понятно, что долги СТЭК во многом виртуальные и были созданы под проведение конкурса. Однако всякое бывает, при наихудшем раскладе долги СТЭК могут повиснуть на областном бюджете.

Смена гендиректора СТЭК, который является единственным штатным работником компании, произошла в феврале этого года. Алексея КОНТРИМОВИЧА обвинили в том, что он подписал договор о сдаче «Полистиролу» в аренду цеха подготовки сырья и реагентов (ПСИР) за 18 тысяч рублей в месяц без согласования с комитетом по управлению имуществом, и вынудили его уйти в отставку. Однако строптивый директор написал письмо губернатору Леониду ПОЛЕЖАЕВУ, в котором обвинил председателя комитета по управлению имуществом Александра ГРОХОТОВА в том, что тот надавил на него и заставил задним числом написать заявление об уходе.

Не дождавшись губернаторского ответа, КОНТРИМОВИЧ обратился в суд с исковым заявлением о восстановлении его в должности. На первое заседание суда, 18 мая, представитель ответчика не явился, поэтому основное разбирательствоеще впереди. В случае положительного решения суда СТЭК еще предстоит разбираться с восстановленным в должности гендиректором компании и выплачивать ему зарплату. Как уверяет Алексей КОНТРИМОВИЧ, он бы не дал согласия на нынешнююсхему продажи СТЭК, вот и стал неугоден.

Игра в одни ворота

На фоне областной администрации, которая со вложенных в СТЭК могла денег получить 60% дохода (проще было бы в банке держать, хлопот меньше), ОРЭМ, максимальные затраты которого не превышают 20 млн рублей, получил бы доход в 200%. Но это в том случае, если на торгах победил «Полистирол». А вот если бы СТЭК досталась Техэнергофинансу или НПО «ЗИС», за которыми стоят те же хозяева ОРЭМ, тогда пришлось бы рассчитываться с самим собой, а потом думать, что же делать с неработающим ионообменным комплексом.

ОРЭМ в любом случае ничего бы не потеряло. Руководство ОРЭМ уверяет, что в случае победы в конкурсе дружественных им компаний они всерьез намерены инвестировать немалые средства в возрождении «ионки». А раньше этого не делали ввиду неясности имущественных отношений. Впрочем, это объяснение не выдерживает критики, скорее всего дело в том, что многомиллионные инвестиции не сулят быстрой отдачи.

«Полистиролу» сама «ионка не слишком нужна, во всяком случае по такой цене. А вот ПСИР нужен до зарезу, за него руководство компании готово было заплатить 10 млн рублей, но сделка не состоялась. На возрождение производства ионообменных смол нужно очень много денег, которых у „Полистирола“ просто нет, он и так закредитован по самую крышу. В то же время собственный ПСИР быстро построить не получится, а за аренду старого новые хозяева могут потребовать по миллиону рублей в месяц, а то и поболе. Поэтому „Полистиролу“ просто деваться некуда: в случае победы нужно будет в течение месяца заплатить 65 млн рублей, согласно условиям конкурса. А вот где взять такую сумму — вопрос сложный. Так что проще оказалось опротестовать само проведение конкурса в суде.

Генеральный директор ЗАО „Полистирол“ Валерий КАЗИМИРОВ уверен, что противоборствующая сторона, не собирается вкладывать деньги в восстановление производства. Скорей всего, получив полный контроль над ионообменным комплексом, его противники попытались быперепродать производство богатому инвестору, а в крайнем случае распродать ликвидное имущество по частям, а неликвидное — порезать и сдать на металлолом, чтобы с лихвой вернуть вложенные деньги. Запретпроведения конкурса оставляет сложившуюся вокруг СТЭК ситуацию в подвешенном состоянии. Что будет дальше, теперь решает суд.

Кто бы ни победил в этом конкурсе, надежды на скорый запуск производства ионообменных смол нет никакой. Одним движением руки энергетики за чужие долги обесточили ОмИС, и вот уже четыре с половиной года омские ионообменные смолы являются достоянием истории. Есть ли у них будущее? Хотелось бы верить. Только вот условия, на которых проводился конкурс, вселяют мало оптимизма. Фонд имущества рассылал приглашения принять участие в конкурсе многим отечественным и зарубежным фирмам, у которых может быть потенциальный интерес к ионообменному производству, и даже продлевал срок подачи заявок до 20 мая. А в ответ — тишина.

 

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.