Все рубрики
В Омске четверг, 25 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 86,5502    € 94,3758

Нелли МАЛЫШЕВА: "Рекламодатель еще не осознает, что за работу модели нужно платить нормальные деньги"

7 июня 2004 12:48
0
2882

Модельному агентству «Nelly Models» исполнилось десять лет. Для любого непосвященного конкурсы красоты и моды — это длинноногие красавицы, фотовспышки и вечный праздник. Однако их организаторам требуются немалые профессионализм, упорство и предприимчивость. О проблемах и достижениях модельного бизнеса в Омске с президентом агентства «Nellly Models» Нелли МАЛЫШЕВОЙ беседовала корреспондент «КВ» Елена МИХАЙЛОВА.

— Нелли Николаевна, вас можно поздравить с успешным завершением очередного, девятого конкурса красоты и моды «Современный Образ-2004». Иной раз говорят: наработался, как поленницу дров нарубил. У вас сходные ощушения?

— Для меня дров нарубить — это просто, а вот конкурс я бы сравнила с рождением ребенка. Прелюдия, вынашивание и, наконец, рождение: тяжело и вместе с тем радостно. После окончания конкурса мы сразу начинаем подготовку к следующему. Это длительный процесс. Приглашаем девушек: одни из них — ученицы нашей школы моделей, другие — уже состоявшиеся модели, третьи, как говорится, просто приходят с улицы. Готовим их, выравниваем уровень, чтобы начинающие могли конкурировать с уже опытными девушками. Важно, чтобы получилась хорошая «картинка». Зритель идет на конкурс, чтобы увидеть шоу, насладиться красотой, и ему не интересны профессиональные нюансы — почему одна участница смотрится хуже, а другая лучше. Зрителю нужен праздник. Если заниматься делом всерьез, тогда и получится та самая хорошая «картинка».

— Ваши девушки очень молоды: психика неокрепшая, нагрузка на нервную систему огромна. Вы сознаете ответственность своего «изящного» бизнеса?


— Мы и сами иллюзий не строим, и девушкам не внушаем. Для того чтобы помочь конкурсанткам, у нас есть психолог. Мы никому конкретно не обещаем корону победительницы, да и сами девчонки прекрасно осознают, что из 22 участниц в финал попадут только семь, а главный титул вообще один. Каждая из участниц достойна стать королевой красоты, но корона одна, и за нее нужно бороться. От психологической травмы наши воспитанницы не застрахованы, но мы делаем все, чтобы этого не случилось. Кстати, бывает и наоборот: девушка победила, получила титул вице-королевы, но ее реакция совершенно непредсказуема, вплоть до нецензурщины. А все потому, что она хотела быть королевой... Мы многое повидали, и все стараемся предусмотреть.

— Как вы определяете понятие модельного бизнеса?

— Это одно из направлений бизнеса рекламного. Модели — это носители образов, которые позволяют пропагандировать то, что необходимо современному человеку. На практике наше агентство — это юридическая фирма, штат из четырех человек. Между конкурсами больше и не надо, а когда дело идет к финалу, «подтягиваем» дополнительные силы, потому что наших рук не хватает. Мне мои девчонки говорят: «Нелли Николаевна, вы одна за пятерых пашете». Да, перед финалом работаю до 2-3 часов ночи. Чтобы все срослось, нужен глаз да глаз за всем, что происходит.

— А деньги?

— Для проведения самих конкурсов привлекаем спонсорские средства, впрочем, очень часто это просто подарки или какая-то помощь. Но гигантских спонсорских вложений у нас нет, хотя и аренда зала очень дорога, и недешево обходится раскрученный ведущий... Но мы делаем праздник, которого многие ждут. Поклонников «Современного Образа» много, они ждут новых конкурсов, и это дает мне силы работать.

— Блеск, полуобнаженные красавицы, кипение страстей — все это непременно привлекает криминал. Как вы с ним разобрались?

— Рядом всегда находились те, кого можно было бы тоже назвать... «крышей». Это были доброжелатели (в хорошем смысле: друзья, скажем), которые меня оберегали от всех «наездов».Модельный бизнес, как правило, не обходится без давления: в этом вы правы. Красивые девушки привлекают многих, но единственное скажу, что когда на меня давили, я достаточно жестко отвечала. Слухи остались слухами, во всяком случае, мы их не создаем и не провоцируем, а за личную жизнь девушек не отвечаем. Уж тут извините. Пару раз нас пытались вовлечь в личную жизнь, в разбирательства с молодыми людьми, но мы поняли, что это мешает делу: у нас даже в контрактах есть пункт, смысл которого прост: личная жизнь девушки — это ее личное дело.

— Власть ценит ваши усилия, ведь вы пропагандируете красоту?

— У нас в Омске очень странная ситуация. Как-то мне удалось привлечь внимание работников комитетов по культуре и молодежной политике, но это мало что дало. Несмотря даже на то, что у нас в Омске сильнейшая школа художественного моделирования, даже там все делается усилиями одной только Галины Васильевны Толмачевой, профессионала и энтузиаста. Я тоже бьюсь как рыба об лед, пытаясь что-то сделать. А между тем омские девушки трижды побеждали на конкурсе «Мисс Россия»: никакой другой регион страны таких достижений не имеет. А внимания властей нет, хотя национальный конкурс «Мисс Россия», официальным представителем которого мы являемся, это президентская — государственная — программа. Плохому мы не учим: девушка не обязательно станет моделью и покорит подиумы, но получит отличную подготовку. Практически все, кто имеет нормальную голову на плечах, параллельно получают хорошее образование, благополучно выходят замуж. Они вовремя понимают, что оказались совсем на другом уровне, и очень это ценят.

— Прошло десять лет: можно подвести промежуточные итоги.

— Я довольна своими достижениями. В свое время у меня был моральный спад, я согласилась на предложение руки и сердца, подумав, что уже ничего не смогу достигнуть, и желая все бросить. Это было где-то в 1999 году. Но пока шло оформление документов на выезд в Германию — а на это ушло два года, у меня пошел резкий рост в бизнесе: посыпались предложения от международных агентств, приглашения к участию в конкурсах. Девушки продолжали получать высокие титулы: это и была та имиджевая отдача, в которую я вначале вложила силы и средства. Это мне вернулось. Сейчас у агентства стабильное состояние. Мы открыли школу моделей, которая пользуется большой популярностью. На международном уровне нас считают профессионалами.

— Есть ли у вас конкуренты?

— В регионе с таким размахом работаем только мы. Есть еще два-три агентства, которые имеют свои ниши, но как-то так сложилось, что мы практически не пересекаемся, и это хорошо: друг другу не мешаем работать.

— Какую проблему модельного бизнеса вы бы выделили как важнейшую?

— Проблема в том, что рекламодатель еще попросту не осознает, что за работу модели нужно платить нормальные деньги, а не 50-100 рублей. Либо он считает, что манекенщицу можно позвать со стороны, минуя агентство. Но агентство не просто собирает моделей в кучку и держит их. Нет. Агентство ищет работу, продвигает модель, создает ей карьеру и на законных основаниях претендует на вознаграждение. На девчонку без титула, которая ходит по омской улице, никто и не посмотрит. А когда она получает титул или становится моделью агентства «Nelly Models», то сразу становится всем интересна. И тут начинаются предложения со стороны: пойдем с тобой поработаем, зачем тебе агентству деньги платить? Это совершенно нецивилизованный подход к бизнесу. С перспективными моделями мы подписываем контракты международного образца, которые и регулируют наши отношения.
А что касается размеров заработка моделей, то я надеюсь, что это дело будущего, и в России придут к тому, что работа моделей будет оценена по достоинству, вот во Франции, например, заработки моделей узаконены специальным законом о модельном бизнесе, а у нас в стране пока даже нормального закона о рекламе нет.

— Где хорошо подготовленная девушка-модель может работать?

— Это фото- и видеореклама, модные показы, конкурсы модельеров. Жаль, что у нас в Омске, да и по всей России, не развита такая сфера рекламы, как каталоги товаров: полистал, выбрал, заказал. В мире это вполне развитая структура и основная работа для моделей.


— Считается, что юные омички в большинстве своем длинноногие красавицы. А ваше профессиональное мнение?

— Не все так просто. Длинноногие? Их мало, они-то в агентствах и обитают, но среди западных профессионалов есть даже такой термин: «сибирская коротконожка». Дело в том, что иностранцы едут в Сибирь, в Россию не за русской красотой, а за европейским стандартом. Это заблуждение, что русские красавицы в мире популярны. Нет, не популярны: круглолицые там, на подиумах, никому не нужны. Ищут узколицых, длинноногих. Другое дело, что на Западе всех уже «перебрали», поэтому европейцы едут сюда: у нас здесь смешение кровей, так что могут быть интересные образы.

— Кто ваш муж?

— Русский немец, живет в Германии. Еще до брака мы знали друг друга много лет, познакомившись в Омске.

— Не трудно понять, что часть в времени вы проводите в Омске, а часть Аахене. Как к вашим долгим отлучкам относится супруг?

— Он любит меня и понимает, что без работы я просто не смогу жить. В Германии хорошо отдыхать, но работать по специальности невозможно. Нужны хорошее знание языка, связи, широкий круг друзей. Да и потом нет пока человека, который бы отдавал «Современному Образу» столько сил, сколько отдаю я.

— Предположим, что к вам приехали из России долгожданные гости. Чем вы их угостите?

— Узбекский плов приготовлю. У меня мама — узбечка, она и научила меня готовить настоящий плов, а хороший плов — это редкость.

— Что в таком плове главное?

— Рис: он должен быть правильным: не «удобным» — быстроразваривающимся, удлиненным или плоским, а крепким и округлым. Выбрать рис — это искусство. Вот в Узбекистане на базарах продают только правильный рис.

Елена МИХАЙЛОВА

БИОГРАФИЯ

Нелли МАЛЫШЕВА родилась 5 февраля 1967 года в Караганде, где окончила среднюю школу. В 1987 году поступила в Омский технологический институт. В 1989 году в качестве художника принимала участие в археологической экспедиции на территории Омской области.

В 1992 году окончила вуз по специальности «Художник-модельер», после чего работала художником в газетах «Молодой Сибиряк», «Вечерний Омск». К идее проведения в Омске конкурсов красоты и моды «Современный Образ» пришла в 1994 году.

С 1994 года и по настоящее время — президент модельного агентства «Nelly Models». В 1996-98 годах была руководителем проекта «Московский комсомолец в Омске».

В 1995 году в Омске прошел первый конкурс красоты и моды «Современный Образ-95». В 1995 году Нелли МАЛЫШЕВА стала директором официального представительства национального конкурса «Мисс Россия» по Омску и Омской области. С 2000 года возглавляет официальное представительство международного агентства «IMG Models» по Сибири и Дальнему Востоку.

Руководит культурным фондом «Современный образ», модельным агентством, школой моделей, продюсерским центром, дирекцией конкурса красоты и моды «Современный Образ», дирекцией детского конкурса красоты и талантов «Маленькая красавица Омска».

Проживает в Омске и Аахене (Германия). Замужем.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.