Все рубрики
В Омске четверг, 18 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 60,7552    € 61,8322

Николай ПЕТРОВ, генеральный директор ЗАО "Импульс": "Производство обуви в центре Сибири — это анахронизм"

31 июля 2006 11:21
0
3000

В ближайшее время омская обувная фабрика «Импульс» намерена вывести на рынок продукцию под новой торговой маркой «Яroslaf». Кроме того, в планах открытие первого брендового магазина, где будут представлены коллекции обуви на все сезоны и для мужчин, и для женщин. Более подробно на эту тему, а также о том, как в целом сегодня обстоят дела на старейшей обувной фабрике Омска корреспондент «КВ» Татьяна ВЛАДИМИРОВА побеседовала с генеральным директором ЗАО «Импульс» Николаем ПЕТРОВЫМ.

— Николай Павлович, сегодня на обувном рынке засилье импортной, зачастую некачественной обуви. Как в таких условиях удается держаться на плаву?

— Нашу фабрику, как и другие предприятия легкой промышленности, затронули произошедшие в стране после развала Союза изменения в экономике. В целом падение объемов производства по сравнению с 1991 годом произошло в десять раз. Это в среднем. С 1999 годом наметился некоторый рост производства. За последние пять-шесть лет фабрика определилась с тем, как ей развиваться, чтобы выжить в современных условиях. Постепенно реализуем то, что наметили.

Мы избавились от всех непрофильных активов: передали городу и области детский сад, два общежития. Были проданы складские базы, которые находились территориально далеко от фабрики и после падения объемов производства стали нам не нужны. До минимума снизили непроизводственные затраты. Кроме того, сократили ассортимент выпускаемой продукции, остановились на выпуске наиболее ходовых товарных позиций, оптимизировали процесс производства.

— Сейчас «Импульсу» принадлежат только производственные площади, находящиеся на 10-летии Октября?

— Да.

— Они все задействованы в производстве?

— Нет, конечно. Часть сдана в аренду различным структурам. Аренда — это один из источников наших доходов, благодаря которому мы сегодня, в том числе, живем.

— А что за компании находятся на площадях фабрики?

— Разные. Есть среди наших арендаторов и обувные предприятия. Чтобы одновременно решать проблемы по долгам и не банкротить производство, была проведена реструктуризация, создан ряд новых предприятий. Они являются самостоятельным юридическим лицом, в них работает много бывших сотрудников «Импульса», на площадях фабрики находятся на правах аренды. Фабрика официально участвует в тендерах, самостоятельно заключает договоры. Это позволило нам сохранить производственные площади, коллектив. Понятно, что мы потеряли объемы, но тем не менее предприятие сохранено.

— И что сегодня производит фабрика?

— Обувь женскую, мужскую — на все сезоны, детскую в небольшом ассортименте, домашнюю.

— А каким образом происходит реализация?

— Через нашу торговую сеть — это небольшие магазинчики, торговые точки в различных торговых комплексах, на рынках, где продается порядка 30 % произведенной обуви, остальную реализуем, участвуя в тендерах, еще часть — через мелких оптовиков в других регионах. В планах стоит расширение торговой сети.

— А к вам не выходят с предложением размещать заказы на пошив обуви для крупных торговых сетей?

— В конце 90-х годов поступали предложения. Но я считаю, что на такой давальческой схеме много не заработаешь.

— Сегодня очень жесткая конкуренция. На рынке много импортной обуви, в том числе дешевой китайской. Какие меры вы предпринимаете, чтобы быть конкурентоспособными?

— Мы стараемся учитывать тенденции моды. У нас есть группа дизайнеров. Кроме того, более тщательно стали подходить к выбору сырья. Наши основные поставщики — в европейской части страны, много комплектующих приходится закупать за границей. Но плохо то, что многие отказываются с нами работать, потому что мы неинтересны им из-за небольших объемов производства.

— Но, если честно, мне кажется, что вы как-то скромно продвигаете свою продукцию на рынке. Если к нам пришла новосибирская сеть «Монро», так об этом услышал весь город...

— Я позволю с вами не согласиться. Мы рекламируемся, но, повторюсь, в рамках своих финансовых возможностей. Используем все доступные нам средства рекламы. Мы участвуем во всех организуемых городом и областью выставках. Хотя, признаюсь, это в ущерб производству, поскольку мероприятия эти дорогостоящие. Но, считаю, что они окупаются, поскольку только таким способом мы можем расширить круг наших потенциальных покупателей. В сентябре в Москве будет крупнейшая специализированная выставка. Планируем принять в ней участие с новой коллекцией.

— А у вас часто идет обновление ассортимента?

— К каждому сезону на 40-50% мы практически всегда обновляем ассортимент. Конечно, отслеживаем, как та или иная модель показала себя. Если модель пользуется спросом, вне зависимости от того, когда она была выведена на рынок, она остается в продаже. Мы сохраняем в производстве то, что нравится покупателю, потому что именно он несет нам деньги.

— Сколько пар обуви фабрика производит сегодня?

— Если говорить обо всех наших подразделениях, то порядка 120 тысяч пар в год. Производим столько, сколько можем продать. Ведь сегодня главное — не произвести, а реализовать товар. Главное — рынки сбыта.

— В других городах можно приобрести вашу продукцию?

— У нас нет в других регионах таких специализированных магазинов, как у «Вестфалики», «Юничела».

— Почему?

— Не такие объемы производства. Это со стороны кажется просто — открыть где-то свой магазин. На самом деле — надо иметь такие объемы производства, которые позволяли бы иметь запасы, чтобы хотя бы в течение полугода снабжать магазин.

— А те же «Юничел», «Вестфалика» не выходили к вам с предложением продать им фабрику?

— Нет. Производство обуви в центре Сибири — это анахронизм. Пример «Вестфалики» тому доказательство. От некогда крупнейшего обувного предприятия в России осталась только торговая сеть. Производство обуви в России прекращено. Сегодня производства размещают там, где есть дешевая рабочая сила — Китай, где есть ресурсы для производства. У нас от Урала до Дальнего Востока только одно предприятие — Черногорский комбинат, который производит подошвы. Остальные производства, специализирующиеся на выпуске комплектующих для пошива обуви, находятся по ту сторону Урала. Поэтому вряд ли мы можем представлять интерес для крупных обувных компаний. Мы не законодатели мод на обувном рынке.

— Придет время — и вас просто-напросто смогут вытеснить с рынка совсем? Те же крупные обувные сети, пришедшие в Омск, с которыми вы делите одну товарную нишу?

— Есть статистика, которая говорит, что Китай производит четвертую часть обуви, выпускаемой в мире. В Европе производство сокращается, доля юго-восточных стран в этом секторе экономики будет только увеличиваться. Но есть местная специфика, которую не всегда учитывают китайские производители. Где не пройдет слон, пробежит мышка. Что сети?

— Вы пытались выйти на них, пробовать сотрудничать?

— У нас был опыт работы с одной из иногородних сетей. Мы с ней даже одно время работали. На начальном этапе развития в регионе владельцы сети позволяли местному руководству брать продукцию омских производителей. В частности, нашу. Потом им запретили это делать. Хотя наша обувь продавалась неплохо. Сети торгуют только собственной продукцией, либо тем, что закупили их менеджеры. У них централизованный закуп, и у местных магазинов самостоятельности в этом вопросе нет. Сеть — это интеграция: от разработки моделей, производства и до реализации. На ее создание нужны большие единовременные затраты. Мы, может быть, тоже могли бы создать что-то подобное, но пока нет возможности. Мы находим свою нишу между крупными сетями.

— Если говорить о техническом оснащении фабрики?

— Я не скажу, что мы сильно отсталые. Есть более современное оборудование, но для его приобретения необходимо порядка 1-1,5 миллиона долларов. У нас сегодня нет таких средств. По мере возможности мы покупаем оборудование. Правда, этот метод больше похож на метод латания дыр. Но это все равно позволяет нам улучшать отдельные производственные операции.

— У вас, насколько известно, планировалось какое-то совместное производство с чехами?

— К нам и чехи приезжали, и китайцы. Но они же исходят не из-за того, что горят желанием помочь омской фабрике. Они исходят в первую очередь из собственных интересов. Если они видят, что здесь большие затраты по электроэнергии, непредсказуемо растут коммунальные платежи, что у нас такая неопределенность, то, естественно, делают соответствующие выводы. Они же хотят на каждый вложенный евро или доллар получить прибыль. Поэтому деньги вкладывают туда, где это выгодно. Повторюсь, преимущественно страны юго-восточной Азии.

— А какие у вас перспективы на ближайшее время, на 2007 год?

— Ассортиментная политика у нас определилась. Цели увеличить производство любой ценой у нас нет. Поиск рынков сбыта — наша главная задача. Будет дефицит нашей продукции, будем выпускать больше. Реалии рынка диктуют нашу нынешнюю позицию.

— Чтобы создать дефицит вашей продукции, надо, видимо, повышать и ее привлекательность?

— Создание новых торговых марок — один из путей повышения конкурентоспособности нашей продукции.

— Вы создаете свои бренды?

— К осени мы открываем свой первый брендовый магазин, где будет продаваться наша продукция под торговой маркой «Яroslaf». Бренд официально зарегистрирован. Сейчас мы планируем рекламную кампанию. Под нее разработана совершенно новая ассортиментная группа. Это будет мужская, женская обувь более высокого ценового класса, нежели та, которая продается под маркой ЗАО «Импульс».

Не секрет, что с 1991 года наше предприятие ассоциируется предприятием, которое выпускает нечто, связанное с электричеством. Пятнадцать лет мы приучали, что являемся обувным производством. Приучили. Почему мы в свое время отказались от процедуры банкротства? Можно было бы тогда создать совершенно новое предприятие, с новым названием. Тогда мы потеряли бы часть постоянных покупателей, которые привыкли именно к продукции «Импульса». А вывод нового бренда позволит нам одновременно сохранить ТМ «Импульс», более сильно закрепиться в нише продукции в низком ценовом сегменте, составляя конкуренцию дешевой китайской продукции с «барахолки» и в то же время осваивать ту часть рынка, которая ориентирована на покупателя с более высокими доходами. В новой коллекции мы учли все современные тенденции моды. Думаю, что открытие брендового магазина — первый шаг к созданию собственной фирменной сети.

Николай Павлович родился 7 февраля 1957 года. После школы поступил в Сибирский автодорожный институт. С 1996 года возглавляет ЗАО «Импульс».  

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.