Все рубрики
В Омске вторник, 26 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 70,1345    € 81,7418

Российский рынок легкой промышленности усыхает из-за вынужденной конкуренции с китайскими товарами

18 сентября 2021 15:40
0
1404

Электронная торговля – вызов современности. 

В августе в пресс-центре информационного агентства «Национальная Служба Новостей» состоялась пресс-конференция на тему «Война с контрафактом. Как спасти рынок от нелегальной продукции?»

Контрафактный табак, алкоголь и даже овощи и фрукты, несмотря на все предпринимаемые меры, то и дело появляются на прилавках у недобросовестных продавцов, – уточнило в анонсе агентство. Например, только за последние три месяца доля нелегального табака в России выросла почти на 20%. С алкоголем та же проблема – потребление легальной продукции снижается в пользу контрафакта. Только в Новосибирске за последнюю неделю изъяли почти 2 млн тонн овощей и фруктов, на которые не было документов, в Махачкале около 1,5 тыс. пар контрафактной обуви, а в Красноярске – домашнего текстиля на 3,5 млн рублей.

Руководитель АНО «Национальный научный центр компетенций в сфере противодействия незаконному обороту промышленной продукции» Александр БОРИСОВ уточнил, что «незаконный оборот промышленной продукции» включает в себя понятия контрафакта, контрабанды, фальсификата и товаров с нарушениями требований к стандартам, неучтенной продукции. Он наносит экономический ущерб государству, исчисляемый в млрд рублей, и ставит под угрозу здоровье россиян, поскольку в качестве контрафактного товара быть уверенным нельзя. На отечественном рынке, по данным БОРИСОВА, десятая часть оборота табачной продукции как раз нелегальна – это выпадающие сотни миллиардов рублей, которые могли бы быть потрачены на улучшение инфраструктуры и повышение качества жизни граждан нашей страны.

Продавцы контрафакта находятся в преимуществе перед официальными дилерами, – заявил президент компании ГК Zenden Group Андрей ПАВЛОВ (на фото), поскольку они экономят на таможенных пошлинах и таможенном НДС, отсутствии сертификатов, маркировки и онлайн-кассы:

– Наши законодатели и регуляторы приняли ряд очень правильных законов по контролю за  сферой: введена маркировка, введена онлайн-касса, отменен режим ЕНВД, ограничен режим патента. Два года назад контрафактчики продавали обувь, платя по режиму ЕНВД, индивидуальные предприниматели имели возможность не вести бухгалтерский учет, не соблюдать кассовую дисциплину. Но сейчас система даже избыточная, маркировка – это избыточный элемент контроля. С рынка ушли десятки тысяч легальных предпринимателей, потому что маркировка – сложный процесс. Получилось все по-черномырдински: хотели как лучше, а получилось как всегда. Получилось то, что изменения на рынке ударили по легальным предпринимателям, в первую очередь по местным предпринимателям в регионах. На смену этим коренным предпринимателям пришли огромнейшие сети с контрафактным товаром – магазины по две, по три, по пять тыс. метров. Они управляются мигрантами, гражданами СНГ, все работают на льготном режиме и зарегистрированы не по месту нахождения магазина. В Смоленске, например, магазин, торгующий контрафактом, зарегистрирован в Москве или, условно, в Новосибирске. Местный налоговый орган, с одной стороны, не может его проверить, а с другой стороны, и не хочет, ведь налоги не платятся в местный бюджет. Налоговое законодательство тоже надо подкручивать, теневики массово платят налоги в Москве. Но в столице и так все неплохо с налоговой базой и с уровнем жизни – лучшем чем в Костроме или Новгородской области.

Предприниматель уточнил, что только контрафактными кроссовками торгуют в России 24 тыс. магазинов, а в сети обнаружено более 400 тыс. объявлений. Это неудивительно, рассуждает ПАВЛОВ, ведь продавать подделки известных западных брендов гораздо выгоднее, чем сотрудничать с российскими малоизвестными дизайнерами, придумывающими собственные модели спортивной обуви:

– Российская легкая промышленность после развала Советского Союза, когда мы открыли границы и потоком хлынул импорт официальный и неофициальный, не могла выжить. В Советском Союзе доля легпрома в ВВП была 11,8%, на сегодняшний день – это 0,5% ВВП. А легкая промышленность – это, в первую очередь, промышленность регионов. У них ВВП падает, население уезжает, города деградируют. В Китае многие провинции поднялись именно на легпроме. Фабрику, завод можно легко за полгода, год сделать. Чтобы дать зеленый свет развитию нашего легпрома, необходимо защитить собственный рынок от контрабанды и контрафакта. Я знаю все болевые точки, откуда в Россию попадают товары легкой промышленности. Из Вьетнама, с которым у нас беспошлинная торговля, из Китая, с которым у нас огромная граница, челночный ввоз на десятки млрд долларов.

Директор по стратегическому развитию государственного инновационного центра текстильной и легкой промышленности Константин БАНДОРИН объяснил, что у понятий черного и серого рынка пока нет правовых оснований, над ними как раза сейчас работает ННЦК:

– Еще семь лет назад черной рынок сертификации включал в себя просто принтер, на котором делают сертификаты, в помещении три на три метра, – просто цветную бумажку. Сегодня мы говорим скорее о сером рынке, который имеет нарушения, непрозрачном рынке. Серый рынок сертификации сегодня – это либо сертификаты, выданные с нарушением определенных правил, либо сертификаты, выданные без проведения протоколов испытаний в полном объеме. В этом году есть поручение о проведении внеплановых проверок аккредитованных лиц. В реестре 64 аккредитованных лица, в половине аккредитованных лиц у 40% были найдены нарушения. Но нарушения, не ведущие к закрытию.

Также БАНДОРИН подчеркнул, что на сегодняшний день незаконная электронная торговля является современным вызовом общества:

– По данным международных маркетинговых агентств, этот сегмент вырос в два раза. В Китае особенно сумасшедший рост – 50% емкости рынка, в России – 20% (600 млрд рублей). К организованной торговле мы относим маркетплейсы – Wildberries, Ozon и прочие. Совсем недавно Росаккредитация подписала с ними соглашение о том, что до конца года при покупке предмета легкой промышленности, потребитель, нажав специальную кнопку, сможет напрямую из базы получить сертификат. Второй канал белой электронной торговли это непосредственно официальные онлайн-магазины производителей. Третий сегмент легального рынка – почтовый. В Россию в день идет миллион посылок из-за рубежа, это не сертифицировано, не лицензировано, не облагается налогами, но это легальный рынок, который никак не подпадает под регулирование.

Это особо возмущает ПАВЛОВА:

– Отправить посылку из России в Китай практически невозможно, у Китая нулевой порог беспошлинного ввоза, они свой рынок защитили. Порог беспошлинного ввоза в Европе – 22 евро, дальше плати пошлины и все налоги. В Россию из Китая идет поток товара беспошлинный и без НДС, конечно, он стоит дешевле, чем товар российских ритейлеров. Наша емкость рынка усыхает, а Россия – щедрая душа – даже доплачивает Китаю за доставку посылок.

Согласно статистике Росстата, на рынке легпрома объем нелегального оборота в стране составляет 12%, по оценкам игроков, самостоятельно изучающих положение дел, реальные числа намного выше. В прошлом году, вернулся к изначальной теме ПАВЛОВ, в Иваново из 400 обувных магазинов половина торговала контрафактным товаром, причем 95% работала на патентах и ЕНВД. И такое характерно для всей страны:

– В 2020 году в Россию попало 40-50 млн пар обуви производственной стоимости один доллар. Очень много ввозится из стран Таможенного союза. Я предлагаю запретить продажу импортных товаров в России без НДС. Контрафакт дает массу добавленной стоимости и повышенного спроса. Налоговики при проверках смеются и говорят, что сами покупают продукцию у нарушителей в два раза дешевле. Эти предприниматели, как говорил наш президент десять лет назад, слились в экономическом экстазе с проверяющими контрольными органами, потому что все точки, которые торгуют нелегальной продукцией, известны силовым и контрольным органам. Все знают, кто кому сколько платит и на что закрывают глаза. Фэшн-ритейл визуально представлен. Мы не знаем, что в составе контрафактного лекарства, а скопированное дизайнерское решение известного западного бренда видно сразу. Последние полтора года живем с ковидом, для бизнеса это очередной вызов, особенно для ритейла – мы стали подконтрольны Роспотребнадзору. Роспотребнадзор проверяет магазины чуть ли не ежедневно на наличие масок, антисептиков, соблюдение социальной дистанции, но не замечает наличие контрафактной продукции. Это целенаправленное получение теневого дохода, точно не недосмотр.

Коллегу поддержал БАНДОРИН, хотя призвал не быть столь категоричными:

– Мы изучали опыт других государств, во время пандемии некоторые из них сработали удивительно на поддержку своих производителей. В Иране в прошлом году производство кожевенно-текстильной продукции выросло в два раза. Потому что на время пандемии Иран жестко закрыл границу для контрафакта. За последние пять лет на российском рынке сертификации произошли кардинальные изменения. Повторю, если раньше мы говорили о черном рынке, то теперь о непрозрачном. Вероятно, требуется временной лаг, который позволит нам что-то изменить.

Ранее статья была доступна только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 25 августа 2021 года



Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.