Все рубрики
В Омске понедельник, 26 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,7519    € 100,4425

Игорь МУРАШКИН, прокурор Азовского немецкого национального района: «Хорош тот прокурор, который и на криминал съездил, и в суде посидел»

23 мая 2007 16:20
0
3379

Азовский районный суд рассмотрел уголовное дело в отношении директора ЗАО «Шилинг» (см. материал на стр. 31). Об особенностях работы и ситуации в районе корреспондент «КВ» Мария ШИШКИНА побеседовала с прокурором Азовского немецкого национального района Игорем МУРАШКИНЫМ.

— Игорь Юрьевич, сегодня вы выступаете гособвинителем по столь редчайшему в судебной практике делу. А как вообще обстоят дела в Азовском немецком национальном районе, отличается ли он от других, ненациональных районов?

— Нет, конечно. Просто дело по «Шилингу» это, скорее всего, исключение из правил. В Азовском районе живет 22,5 тысячи человек. Если я не ошибаюсь, это самый густонаселенный район области. Но, несмотря на такую плотность населения, уровень нарушений по сравнению с другими районами не выше. Если говорить о показателях, то в 2006 году мы нашли 877 нарушений по общему надзору. Для сравнения: в 2003 году их было 563.

— Какие в основном это нарушения?

— Прежде всего мы, конечно, проверяем действия чиновников. В основном выявляем нарушения в нормативно-правовых актах. В моем районе девять органов местного самоуправления. Они не так давно сформированы, поэтому специалисты не могут быстро отследить изменения законодательства.

— Насколько серьезны нарушения? Было ли за шесть лет, что вы здесь работаете, что-то из ряда вон выходящее?

— Любое нарушение закона уже серьезно. Для нас серьезным нарушением считается несоответствие Устава муниципального образования федеральному закону. Нарушения есть везде, правда, каких-либо грубых нарушений в самой администрации Азовского района мы не находили.

— Для населения, например, серьезным нарушением является необоснованное повышение тарифов ЖКХ.

— Мы и их проверяли, оказалось обоснованным. Тем более тарифы устанавливают наши районные депутаты, которых мы сами же избрали. Наше коммунальное хозяйство мы проверяем постоянно, могу сказать, что у нас комхоз работает практически без прибыли, а если она есть, то почти вся направляется на погашение заработной платы. У нас и сейчас будет проверка по подготовке отопительного сезона, потому что жалобы от населения все же поступают в немалом количестве.

— А если говорить о криминале, насколько он распространен в Азове?

— Опять же по сравнению с другими районами она невысокая, несмотря на близость к городу. К тому же район далек от дорожных развязок, есть, конечно, трасса в сторону Казахстана, но она не имеет существенного влияния. Возможно, сказывается демографическая сменяемость в районе. Он ведь молодой, всего 15 лет исполнится. Может, это заслуга правоохранительных органов. В прошлом году был всего один криминальный труп. Правда, в этом году три криминальных трупа за квартал. Но надо сказать, что преступления тяжкого характера, повлекшие смерть, неактуальны для Азовского района. В основном мелкие кражи, семейные скандалы, как и в других районах.

— Вернемся к вашим проверкам. Что из последнего было у вас?

— Проверяли земли сельхозназначения, работу земельного комитета. Выявили много грубейших нарушений. Например, несоответствие законодательству регламента предоставления земельных участков. Нарушение норм выдачи земельных участков, невыплата собственниками арендной платы, затягивание сроков предоставления разрешения на выдачу земельных участков. Во все органы местного самоуправления были направлены протесты, три заявления в суд об изъятии земельных участков. Вынес протест на постановление главы муниципального района, утверждающее регламент о предоставлении земельных участков. По дачным участкам направили 37 заявлений в суд для того, чтобы определили собственников «отказных» земель. Многие бросили свои дачные участки. Муниципалитет должен принять в собственность эти земельные участки, с другой стороны, они не хотят этого делать из-за лишних затрат на оформление документов, содержание и прочее.

— Можете сказать, что выдающегося удалось раскрыть вашими работниками за последнее время?

— Например, нашей прокуратурой было направлено в суд уголовное дело в отношении местной жительницы, обвиняемой в незаконном получении субсидии для строительства жилого дома. Путем подделки документов она получила полмиллиона рублей из областного бюджета на строительство жилья. С заявительницей был заключен контракт на строительство жилья, дающий право на получение субсидии в размере более 500 тысяч рублей, из них на момент выявления преступления израсходовано 260 тысяч. По окончании расследования уголовное дело направлено в суд. Параллельно прокуратура направила исковое заявление о взыскании незаконно полученных бюджетных средств.
Нужно сказать, что мы работаем по каждому направлению, пробелов в работе нет.

— Игорь Юрьевич, немного неудобный для вас вопрос, но все же – глава района или любого из девяти сельских поселений не выходили к вам с просьбой «договориться»? Мол, не проверяйте или закройте глаза на те или иные нарушения.

— Прокуратура на сегодня независимый орган, хотя это многих не устраивает. Прокурор района, как и области, никому не подчинен. Мне сегодня невозможно что-либо предложить – мы финансируемся из федерального бюджета, наше жилье приобретается за счет средств генпрокуратуры, она же и зарплату нам платит. Зачем мне договариваться с администрацией? По крайнем мере, я с этим никогда не сталкивался, мне ни разу ничего не предлагали. Наверно, все зависит от руководителя. Насколько я знаю, когда подчиненный приходил к главе Азовского района и возмущался по поводу нашего протеста, то глава говорил: «Прокуратура законно требует, значит, исполняйте».

— И все же, когда вы работали следователем, никто разве не выходил к вам с щекотливым предложением?

— Я работал в городской прокуратуре в так называемые ревущие 90-е. Так вот, я привлекал к уголовной ответственности одного из участников организованной преступной группировки, он, кстати, отсидел в тюрьме как полагается. Приехали ко мне ходатайствовать за него ребята, первая фраза, с которой они вошли ко мне в кабинет, была: «Знаете, мы все пробили, вы взяток не берете, поэтому давайте будем по существу разговаривать». В принципе было приятно, когда оппоненты оценивают тебя таким образом.

— И последний вопрос: сложно быть прокурором в небольшом районе, где в принципе все на виду?
— Любая работа в прокуратуре сложная. Как у нас говорят, хорош тот прокурор, который и на трупы съездил, и в суде посидел. Сложно и в физическом плане, каждый процесс требует эмоциональных затрат. Иногда и обвиняемого понимаешь, жалеешь, может быть, но мы всегда в первую очередь представляем интересы потерпевшего.
Зачастую приходится и на работе до двух часов ночи задержаться. А в поселке, конечно, все на виду. Я иду, все знают, что прокурор идет, поэтому постоянно приходится сдержанно себя вести, нельзя, например, даже громко посмеяться. Но я к этому привык.

Игорь МУРАШКИН
Игорь Юрьевич родился 13 марта 1970 года в Ростовской области. В этом же году вместе с родителями переехал в Омск. После окончания школы №116 проходил службу в Омском учебно-авиационном центре. После демобилизации в 1989 году учится на рабфаке, затем поступает в ОмГУ на юридический факультет. С 1992 года, будучи еще студентом заочного отделения, работает в городской прокуратуре следователем, старшим следователем,помощником прокурора города. В 1997 году переходит в аппарат областной прокуратуры. С 1998 года — начальник следственного отдела городской прокуратуры. В 2000 году назначен прокурором Азовского немецкого национального района.
Женат, трое детей.

Мария ШИШКИНА

 

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий

После вмешательства прокуратуры уничтожены две огромные мусорные свалки под Омском

На основании решения суда областным правительством было выделено дополнительно 23 млн рублей

26 февраля 13:32
1
234

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.