Все рубрики
В Омске пятница, 14 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 88,2080    € 94,8324

Светлана ТИТОВА, заместитель генерального директора по экономике и финансам ОАО «Омскгоргаз»: «Если финансовый директор начинает всем нравиться, значит, пора его менять»

23 июля 2008 12:59
0
5040

В рейтинге лучших финансовых директоров Омской области-2008 второе место занялазаместитель генерального директора по экономике и финансам ОАО «Омскгоргаз» Светлана ТИТОВА. Со Светланой Иосифовной встретился обозреватель «КВ» Лев АБАЛКИН и задал ей ряд вопросов.

— Чем отличается финансовый директор от главного бухгалтера?

— Традиционно говорят о конфликте главного бухгалтера с финансовым директором. Первый из них отвечает за достоверность бухгалтерской отчетности, за качество учета и по большому счету фиксирует уже достигнутые результаты. Финансовый директор, в свою очередь, участвует в определении стратегии предприятия, его целей, финансовых показателей, направления деятельности, то есть отвечает вместе с руководителем за формирование некой путеводной звезды и разрабатывает методику для ее достижения. Специальность «Финансовый директор» появилась сравнительно недавно и в российском законодательстве пока четко не очерчена. Поэтому еще одна грань конфликта с главными бухгалтерами возникает из-за того, что на многих предприятиях главбух подчиняется финдиректору, тогда как в законодательстве говорится о том, что он должен быть подконтролен только первому лицу

— И нести ответственность наряду с ним.

— Именно так. Поэтому выполнять распоряжения финдиректора, который, по большому счету, с точки зрения главбуха ответственности не несет, ему иногда кажется неразумным.

— Как этот конфликт решился у вас на предприятии?

— У нас его нет. С главным бухгалтером мы вместе работаем уже 15 лет на разных предприятиях, а значит, уже есть понимание, что мы работаем в одной команде и на один результат.

— На какую путеводную звезду ориентируется Омскгоргаз по мнению финансового директора?

— С моей точки зрения, стол на четырех ножках более устойчив. Поэтому хотелось бы, чтобы доля нашей деятельности, связанная с тарифами, не составляла некой критической пороговой величины. Чтобы развивались и другие виды деятельности и были эффективны с точки зрения экономики. Чтобы увеличивалась капитализация предприятия.

— Что удалось сделать за три года работы?

— Ранее предприятие было убыточным и имело задолженность по налогам, а также массу различных проблем. Потом была оформлена реструктуризация задолженности, но даже в 2005 году зарплату еще выплачивали вместо двух раз в месяц — один и то длящимся образом: к следующей зарплате закрывали предыдущую.

— Сейчас такого нет?

— Конечно же нет. Изменился состав собственников и, соответственно,топ-менеджмента, что положительно повлияло на деятельность предприятия. За эти годы в финансовой службе появилось то, что можно назвать словом команда. А это определяющая вещь, потому что только при ее наличии можно по-настоящему решать проблемы. Это достойные и сильные личности, умеющие работать вместе.
— Другие структурные подразделения оценили это?

— О финансистах говорят: если он начинает всем нравиться на предприятии, значит, пришла пора поменять финансового директора на нового.
— Так про главбуха говорят.

— И про главбуха тоже. У нас на предприятии есть понимание, что, если что-то заложено в бюджет, оно обязательно будет профинансировано, а если что-то в бюджет не заложено, это обязательно не будет профинансировано.

— Но ведь бюджет можно и корректировать на протяжении года?

— Безусловно. Мы сначала утверждаем комплексный план на год и принимаем бюджет, далее утверждаем бюджеты месячные. Безусловно, случаются и какие-то экстраординарные ситуации. Но это исключение из правил. Раньше бюджет здесь жил своей жизнью, а само предприятие – своей, совершенно иной. По концу периода делали отчет: по одной статье затрат было 0% исполнения, по другой — 2000%. Сейчас мы без фанатизма, но достаточно точно придерживаемся утвержденных показателей.

— Бывает обида из-за того, что не удалось сделать задуманное?

— Я отношусь к таким вещам философски: если это безусловно нужная и правильная вещь и внутренне я понимаю, что это то, к чему нужно стремиться, хотя на каком-то этапе мы не смогли ее реализовать до конца, то я не считаю это проигрышем. На мой взгляд, просто история еще не закончена. Я могу отойти, подумать, взвесить и через какое-то время — обычно непродолжительное — опять вернуться и заняться этим. Есть люди, получающие удовольствие от пития пива или от вкусного пирожного. Я получаю удовольствие, если мне что-то удается сделать, еще не сделанное другими. Я от этого испытываю огромное удовольствие.

— Можно привести пример?

— Ну вот, скажем, из давнего. Когда я работала в департаменте финансов города Омска, мы были единственным муниципальным образованием, которое в качестве доходной статьи включало доходы от операций с векселями.

— В регионе?

— В стране! По этому вопросу я беседовала в Москве со специалистами министерства финансов и министерства по налогам и сборам, потому что вопрос стоял о налогообложении полученных доходов. Их пытались классифицировать как доходы, подпадающие под действие Налогового кодекса, а с нашей точки зрения это были доходы бюджета, а следовательно, они не должны были облагаться налогами. Мы действовали от лица самого муниципального образования – такого субъекта в Налоговом кодексе нет. Там плательщиками являются организации, предприятия, физлица. А муниципальные образования — это ни то, ни другое, ни третье.

— Векселя были муниципального образования?

— Нет, векселя предприятий. Мы их покупали с дисконтом и предъявляли к погашению, то есть занимались обычной финансовой деятельностью.
— И сколько бюджет на этом зарабатывал?

— Где-то 200 – 300 миллионов рублей в год. При бюджете в 2 млрд 700 млн. Это было около 10% бюджета – очень приличная сумма.
— Можете вспомнить забавный случай, связанный с работой?

— Первую на территории Омской области инвестиционную надбавку к тарифу утвердили именно Омскгоргазу. Она разрабатывалась сначала и согласовывалась на местном уровне, потом мы ее отправили в Федеральную службу по тарифам, которая сначала проводит тендер на определение эксперта, и такой тендер выиграла питерская организация и провела экспертизу нашего инвестиционного проекта. После этого ФСТ приняла инвестиционную программу, которая идет в качестве инвестиционной надбавки к тарифу для омских промышленных потребителей.

— И населения?

— Нет, к населению это не относится. Я, честно говоря, была горда собой по этому поводу. Счастливая и довольная, обедала с руководителями двух омских предприятий, которые по случайному совпадению были как раз потребителями данной услуги. Я им говорю: поздравьте меня, нас утвердили в Москве. Поздравляем, говорят, но с чем конкретно? Объясняю, они: подожди-подожди, так это нам тариф добавится? Да, говорю, и вам тоже. До нас такой прибавки никто в регионе не утверждал, так что это — достижение. Что дало возможность инвестировать достаточные деньги в строительство новых газопроводов.

— Вы азартный человек?

— С точки зрения профессиональной — азартный.

— Водите автомобиль?

— В последнее время уже не сажусь за руль – в Омске появились пробки и вождение престало быть удовольствием. Сейчас есть кому меня перемещать в пространстве, а вот в выходные я очень категорична по поводу выхода на работу, и только если есть супернеобходимость, я приезжаю на работу. А так стараюсь проводить время с семьей и, соответственно, супруг за рулем.

— Как провели отпуск?

— Ездили во Францию к морю.

— Телефон отключали?

— Нет, беру даже ноутбук и постоянно на связи: не люблю сюрпризов.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.