Все рубрики
В Омске среда, 26 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,2770    € 93,7347

Владимир КОМПАНЕЙЩИКОВ: «Негативная позиция общественности к ситуации в регионе, к власти — неплохо. Это та разность потенциалов, те приводные ремни, которые могут привести к какому-то движению»

27 ноября 2013 12:30
0
3371

Вскоре после своего назначения руководителем аппарата губернатора Омской области (это произошло 18 ноября) на "кухонные посиделки" «Коммерческие вести» пришел Владимир КОМПАНЕЙЩИКОВ. Вот о чем беседовали журналисты с Владимиром Борисовичем.

– Вы приехали к нам сразу из аэропорта. Вчера в МИДе проводилась презентация Омской области. Как она прошла?

– Презентация Омской области проходила в Доме приемов МИД России на Спиридоновке. Таких презентаций регионов перед дипломатическим корпусом и сотрудниками министерства иностранных дел, а также бизнес-сообществом пока не так много проходило. Омская область смогла организовать и очень тщательно, качественно провести это мероприятие. Мы точно не ударили в грязь лицом. Было очень много представителей разных стран, в том числе крупнейших торговых держав. Я специально следил за реакцией собравшихся. Надеюсь, мне не показалось, что она была очень заинтересованной и благожелательной. Я более чем уверен, что это позволит нам установить больше контактов с потенциальными инвесторами, привлечь их в регион, а также расширить культурные связи Омской области с зарубежьем. От ряда посольств даже уже поступили конкретные предложения. Я думаю, что наша задача — перевести их в систему конкретных действий: выработать план, определить ответственных лиц и двигаться. Как мне показалось, такие мероприятия нужно и далее проводить, в том числе с привлечением наших СМИ. К сожалению, их было не так много, как хотелось бы.

– Как проходило само мероприятие? Что рассказывали об Омской области?

– Все подчинялось достаточно строгому дипломатическому протоколу. Дом приемов на Спиридоновке – очень красивое здание. Когда-то я недалеко от этого места работал вице-президентом Банка Жилищного Финансирования и много раз проходил мимо, но вот посчастливилось оказаться внутри. Это очень красивый, очень старый особняк, внутри которого выставлены картины, в том числе и омских художников. Губернатор встречал послов, представителей дипломатических подразделений в соответствующем зале. Была выставка, в большей степени – стенды, которые показывают экономический, спортивный, культурный потенциал региона. Прошла демонстрация, на мой взгляд, очень хорошо снятого фильма об Омской области на английском языке.

– Сколько времени было отведено на презентацию?

– Час-полтора. Выступал министр иностранных дел Сергей Викторович ЛАВРОВ. Очень много лестных и доброжелательных слов сказал о регионе. Выступал Виктор Иванович с презентацией, которая показала наши основные приоритеты с точки зрения взаимодействия с иностранными партнерами, в первую очередь связанные со стратегией Омской области, развитием кластеров, культурной сферой. Был затронут ряд тем, в том числе политического значения. Я не хотел бы их озвучивать, так как это происходило во время закрытой встречи Сергея Викторовича и Виктора Ивановича. Была небольшая культурная программа, которую очень заинтересованно все встретили. Даже омская кухня была представлена на фуршете.

– Омские бренды там были представлены? Водка «Пять озер», «Сибирские колбасы»...

– Конечно, были представлены разные бренды, но я не стану озвучивать, потому что это реклама. Я могу сказать, что действительно было очень приятно за регион — получилось не только похвастаться, но и показать потенциал. Думаю, нам удалось заинтересовать уважаемых людей.

– Чем именно? Мы все пытаемся услышать от вас конкретику.

– Знаете, всегда ведь очень важны те месседжи (извините за такое слово, я уже немножко на московский сленг перешел), которые власть подает во внешний мир. Мы действительно сильно заинтересованы в привлечении инвесторов. Это тяжелая и сложная работа. Здесь очень важно прийти и открыто сказать: регион у нас — вот такой, у него есть такой-то потенциал, такие-то проблемы, такие-то точки роста. Я сам беседовал с рядом послов, и, честно говоря, очень многие из них говорили, что они до этого момента особо и не представляли, где находится Омск, не знали, что это город-миллионник и так далее. Интерес к Омской области был очень живой. Мы, видимо, договоримся и об очень интересных культурных мероприятиях, которые уже в следующем году будут проводиться на очень серьезном уровне. Нам, конечно, интересна поддержка МИДа по ряду проектов, которые связаны с развитием транспортной логистики. Если мы прокладываем какие-то коридоры на юг, в Юго-Восточную Азию и пытаемся улучшить ситуацию с грузопотоками через Омскую область, то входим во взаимодействие и с Республикой Казахстан, и с рядом других государств, в том числе с Китаем. С Китаем и Казахстаном у нас есть общая вода. Мы соединены Иртышом, а все знают эту проблематику, которая связана с отбором воды, с планами наших соседей на Иртыш и так далее. Это очень серьезные политические вопросы, и, когда мы их выносим на такой высокий уровень, у нас появляется гораздо больше шансов найти устраивающее в первую очередь жителей города и области решение. Федерация большая, проблем у всех много, так что их нужно успевать доносить.

– О каких точках роста Омской области было сказано в формате презентации? О каких направлениях развития, по которым нам было бы интересно посотрудничать с другими странами?

– Думаю, вы не хуже меня знаете, что у нас есть. У нас очень серьезно развита нефтехимия, довольно серьезный задел в области высоких технологий. Несмотря на то, что наши достижения часто имеют отношение к оборонным предприятиям, состоящим в вертикально интегрированных холдингах, ключевой потенциал, который очень часто сбрасывается со счетов, — это люди. Несмотря на то, что наши «мозги» самолетами уезжают в Москву и Петербург, они и здесь еще есть.

– Еще?

– Да, я не оговорился. На самом деле люди — это главное. Я не футуролог, но 21 век — это век серьезных тектонических разломов во всем: и в общественном устройстве, и в экономике и так далее. Мы уже точно не через технику будем развиваться. Во многих отраслях она достигла пика своего совершенствования, а люди уже не поспевают за этим огромным объемом информации. Очень сильно меняются общественные процессы, психология. Мы город-миллионник, но заражены, к сожалению, очень серьезным пессимизмом. В целом впечатление от информационного пространства такое: жизнь плохая, все плохо, «гипс снимают, клиент уезжает» и так далее. Но здесь очень много умных людей. Взять, к примеру, старый инженерный корпус. Мне посчастливилось встречаться с такими людьми. Это титаны, которые еще живут в Омске и могут передать свои знания и умения. Что-то, чего ни в одной книжке не прочитаешь. Недавно я для себя открыл, что Омск — город айтишников. Они просто не видны, но работают на Microsoft, IBM. Это действительно потенциал. Все остальное — это сильная, длинная воля в реализации намеченных планов. Очень важно, чтобы люди сохранялись здесь, видели свою карьеру, свое человеческое развитие связанными с Омском и Омской областью. Это не громкие слова. Я уже посмотрел комментарии о себе в прессе. Действительно, пришел на меньшую зарплату и так далее. Но кто делать-то будет? Власть должна отличаться волей к действию. Мне кажется, такая воля у нашей власти точно есть. Именно поэтому я, когда поступило соответствующее предложение, не раздумывая его принял. У меня здесь семья, дети. Здесь живут мои родители, родители супруги. Очень важно эти корни в себе сохранять.

– Все же о каких конкретных точках роста Омской области, интересных другим государствам, говорилось во время презентации?

– Мы говорили об очень серьезных возможностях в развитии нашего АПК. Вопросы продовольственной безопасности остро стоят почти перед всем миром. Многие страны, в том числе наши соседи Китай, Южная Корея и Япония, очень заинтересованы в дополнительных партнерах по поставке продовольственных товаров. Мы можем вдвое увеличить производство сельскохозяйственной продукции и значительно поднять глубину переработки. Потому что сейчас мы находимся практически на уровне натурального хозяйства. Человеческий и инфраструктурный потенциал у нас есть. Многие предприятия фактически сжались до нескольких корпусов, а огромные площади простаивают. Та часть стратегии Омской области, в которой говорится о развитии сектора контрактного производства, на мой взгляд, важна. Что касается крупных инфраструктурных проектов… В Омске не самые лучшие дороги. Я сам, находясь за рулем из Москвы в Омск ездил и дороги разные видел. Эта дорожная связанность даже в рамках Омской области критически важна и требует новых подходов, новых партнеров. Когда-то давно я был в Канаде и смотрел, как там решаются вопросы градостроительства. Да, они вкладывают в строительство дорог даже больше, чем мы сейчас. Там асфальтобетонное покрытие, но эти дороги служат потом по 40-50 лет без капремонта. В эту сферу нужно привлекать и иностранные инвестиции. Зачем изобретать велосипед? Мне сбербанковская школа очень сильно помогает. Сбербанк для себя принял решение, что очень быстро должен стать банком международного уровня. Для этого нужно было взять все самое лучшее и в плане технологий, и в плане управленческих инструментов, все это освоить, творчески переделать и двигаться дальше. У нас не так много сфер, о которых мы можем сказать, что мы там — на уровне. В этом смысле моя работа в Омскнефтехимпроекте — очень интересный опыт. Это омское предприятие, которое по технологиям проектирования находится в топе международных компаний. Значит, можем! Значит, нет причин говорить о том, что мы всегда будем в хвосте регионов, которые, может быть, кроме как в плане пиара, от Омской области ничем не отличаются.

– А что это за регионы с хорошим пиаром?

– Можно, я не буду коллег критиковать? Я уже не в позиции частного лица.

– Почему вы перешли на должность чиновника? Я так понимаю, большую часть жизни вы были финансистом?

– Я бы не назвал себя финансистом. Я проектировщик. Это позиция человека, которому интересно и которому удается создавать что-то работающее. Я горжусь тем опытом, который ранее получил. Мне совершенно не стыдно за то, что я в свое время сделал для региона — не только для своего кармана — в части ипотечного рынка. Омская область действительно была одной из первых и самых развитых с точки зрения структуры ипотечного рынка, реальных результатов, количества выданных кредитов и так далее. Мы с коллегами создавали все это, по сути, с нуля. Несмотря на то, что я, к сожалению, иногда многословен, делать для меня интереснее, чем говорить.

– Я хотел подвести вас к ответу на вопрос о том, почему вы все-таки приняли предложение перейти из бизнеса во власть. У вас здесь семья, родители — это понятно. Но какое развитие вы для себя находите на новой должности? Какие технологии собираетесь применять? В моем понимании аппарат губернатора — это служба протокола.

– Это не совсем так. В первую очередь это техническая должность, не политическая. Чем бы мы ни занимались, мы всегда упираемся в эффективность процессов, которые происходят. Не всегда все складывается так, как хотелось бы директору, главному редактору и так далее. Всегда возникают какие-то нестыковки. Иногда их причина не в отсутствии мотивировки, а в том, что плохо прописан процесс. Бюрократия в таких ситуациях — это очень хорошее слово. Грамотно выстроенная бюрократия, которая позволяет работать правительству в режиме как часы, не тратя время на технические вопросы, позволяет высвободить время для главного. Как часто у вас совещания проходят?

– Редко. И это, наверное, плохо, думаем проводить чаще.

– А вот и не соглашусь. Совещания — это вообще зря потраченное время. При современных способах коммуникации и программном обеспечении нет ничего, что нельзя было бы решить, отправив мейл и так далее. На одной бумаге можно сэкономить достаточно приличную сумму денег. Пример Сбербанка — тому подтверждение: за счет внедрения определенных инструментов бережливого производства только за два года было сэкономлено 10 млрд рублей. Если вернуться к моим целям, это мотивация, связанная со сложностью и масштабом тех проблем, которые предстоит решить. Это огромнейшая ответственность. Просто я так устроен, что меня такие высокие планки привлекают. Всегда важно, с какими итогами ты приходишь к определенному возрасту. Эти итоги для большинства, наверное, вне сферы заработанных денег, орденов и почетных грамот. Что ты смог сделать — это важно.

– Во власти должна быть преемственность. Нельзя забывать то, что сделал для региона предыдущий губернатор. Вы в курсе того, что происходило в Омской области 10 лет назад?

– Я в курсе и считаю, что ваша позиция абсолютно верна. В социальной психологии есть такой постулат: людям свойственно быть последовательными. Это социально одобряемое поведение. Если говорить о политике и экономике, последовательность — это возможность двигаться не с нуля, а уже с каких-то рубежей. В новой ипостаси у меня нет желания менять все полностью, как будто то, что было сделано до меня, ерунда полная, а я один знаю, как все правильно устроить.

– У вас в подчинении несколько управлений. Слышали, что вы намерены трансформировать кадровое управление. Аппарат ждут существенные изменения?

– Я выглядел бы крайне глупо, если бы, отработав неделю, выдвинул на-гора проект по реформированию всего и вся. Как уже говорилось, важна преемственность. Когда я буду владеть ситуацией в деталях и в нюансах... Первая неделя и, возможно, следующая уйдут у меня на то, чтобы очень быстро во всем разобраться, а уже потом я буду предлагать руководству правительства те или иные решения, проекты, инструменты. Но я совершенно точно, на примере Сбербанка, знаю, что есть очень простые решения, связанные, извините, с той же бумагой и канцелярией. При правильно выстроенном подходе к снабжению органов власти даже такими мелкими прозаическими вещами, как карандаши, ручки и бумага формата А4 можно сэкономить деньги. Соответственно, я буду делать все возможное, чтобы перевести работу правительства на безбумажный документооборот. Соответствующее указание было дано губернатором: сэкономить деньги, обеспечить скорость прохождения информации, неукоснительное выполнение всех распоряжений, указаний и так далее. Аппарат должен работать как хорошие швейцарские часы, которые не спешат, не отстают и всегда показывают правильное время.

– А какие у вас часы?

– Швейцарские.

– Какой марки?

– Longines.

– В России грамотно выстроить управление – это ведь не то же самое, что в Китае или Японии.

– Здесь играют роль особенности национального восточного менталитета. Такие технологии, как система постоянного совершенствования, придуманная в Японии ("Тойота Продакшн Систем" и так далее), у нас, к сожалению, напрямую не работают. Все равно мы в большей степени находимся в русской модели управления. Есть интересная книжка Александра ПРОХОРОВА, в которой он описал русскую модель управления. Я был лично знаком в свое время с автором. Там очень доходчиво объясняется, почему у нас все не так, как хотелось бы. И наоборот, почему это хорошо, потому что и войну выиграли, и индустриализацию провели. Меня волнует, что мы сейчас утратили компетенцию. Не можем нормально построить большой завод, хотя когда-то по четыре тысячи строили.

Если обратиться к опыту советской власти, когда мы не знали, что делать, то могли пригласить "Форд", итальянцев… Конечно, что бы мы ни строили, получался пулемет, тем не менее хоть как-то что-то строили. А сейчас даже пригласить толком никого не можем.

Мы будем приглашать. Никто не может объять необъятное — надо вытаскивать людей, которые знают, что и как делать. Если мы говорим о концепции транспортной инфраструктуры — по моему личному мнению, в России, мягко скажем, не так много организаций, которые могут качественно это сделать. Скорее всего их вообще нет. Но есть современные подходы, которые давно разработаны на Западе. Мы должны выходить и объявлять конкурс: ребята, а кому из западников — Мак-Кинзи, Мак-Дональду или еще кому-то по силам за это взяться? Я специально смотрел концессионные соглашения по Петербургу (Западный скоростной диаметр, трасса Москва — Петербург) — там среди консультантов английские, французские, канадские компании. Те, кто действительно знает как.

– Вы упомянули ПРОХОРОВА. Те, кто имеет хоть какое-то отношение к Сбербанку, всегда ссылаются на книгу «Семь навыков высокоэффективных людей» КОВИ. Насколько я понимаю, это настольная книга каждого, кто работал с ГРЕФОМ?

– Знаете, настольная книга не всегда бывает прочитана тем, у кого она лежит на столе. Иногда она бывает покрыта пылью. Это как раз относится к русской модели управления — «не быть, а казаться». Раз книжка лежит, значит, вроде как ты — эффективный менеджер.

– У вас она лежит?

– Я предпочитаю книги читать в электронном виде. Это быстрее и самое главное — всегда с собой. Мне кажется, в этом смысле Сбербанк действительно много времени тратит на развитие человеческого потенциала. Работа там очень расширила мой кругозор. Я открыл для себя много вещей, о существовании которых не подозревал. Есть у ШЕКЛИ рассказ «Верный вопрос», там последняя фраза: «Чтобы правильно задать вопрос, нужно знать большую часть ответа». Так вот в Сбербанке я узнал большую часть ответа по каким-то отраслям, и теперь хотя бы вопрос могу верно задать.

– Но ШЕКЛИ-то вы прочитали, наверное, еще до того, как попали в Сбербанк.

– Да. Хотя, знаете, есть еще одна известная фраза: «Важно не путать ум с начитанностью».

– Из начитанности ум еще может вырасти, а вот без начитанности его точно не появится.

– Поэтому я очень сильно борюсь с сыном, чтобы он читал. К сожалению, современное поколение не читает.

– Вот так мы их и теряем. А потом будем удивляться: куда подевались наши инженерные кадры? И будем Мак-Кинзи приглашать.

– На Западе тоже не читают. У меня дочка три года подряд участвовала в конкурсе по программе обмена. Два года доходила до финала, но какой-то мелочи не хватало. В этом году выиграла и уехала на год в США: учиться в обычной американской школе, жить в обычной американской семье. Она, как и все подрастающее поколение, негативно относилась к нашей российской действительности, но посмотрела на ситуацию оттуда и сделала вывод, что не только нам есть что у них позаимствовать, но и им — у нас. Так вот там тоже не читают, к сожалению. Мы находимся в ситуации каких-то глобальных трендов, которые сами еще не можем понять. Чего нам точно не хватает — это общественной активности. Ведь никогда и нигде в мире власть не являлась драйвером общественного развития.

– Многие ваши коллеги обижены на общество за то, что его активность у нас проявляется только в форме протеста. В каком виде вы бы хотели видеть общественную активность?

– Я думаю, нужно просто вспомнить мысль ГЕГЕЛЯ о том, что за отрицанием должно следовать что-то новое. В Омске найдутся умные люди, чтоб это новое спроектировать. Их здесь очень много. Здесь возникает вопрос какой-то пассионарности. Я не знаю, как она возникает, могут ли ее обеспечить власть, СМИ или еще кто-то. Но то, что у нас в общественной жизни «настоящих буйных мало — вот и нету вожаков», точно. Электрический ток возникает только тогда, когда возникает разность напряжений. Резко негативная позиция общественности по отношению к ситуации в регионе, к власти — это неплохо. Это как раз та разность потенциалов, те шкивы и приводные ремни, которые могут привести к какому-то движению. Но я не могу выдать сто уникальных рецептов, как это получить. Это серьезная работа. Но те же общественные слушания и тому подобное — это, возможно, не самый удачный и интересный, но все же подход к снаряду. Важно это продолжить и, может быть, даже еще не слыша друг друга, научиться говорить.

– Напоследок самый важный вопрос! Вы были раньше знакомы с губернатором?

– Да, мы встречались с Виктором Ивановичем, когда я еще работал в Сбербанке. Там были проекты, которые связаны с Омским регионом, за которые я так или иначе отвечал. Конечно, когда Виктор Иванович принимал решение, наверное, он учел, что каким-то образом уже меня знает, и знает, на что я способен. Но, уверяю вас, те комментарии в прессе, где меня называют «человеком ГРЕФА» и тому подобное, уж слишком далеки от истины.  

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.