Все рубрики
В Омске суббота, 20 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 88,0206    € 96,0371

Андрей ГУРЖЕЙ: «Посмотрите на ту страну, с которой мы воевали... Сравнивая то, как живут у нас и у них, невольно задаешься вопросом: а кто в итоге стал победителем?»

12 февраля 2014 12:40
2
6676

 Андрей Владимирович ГУРЖЕЙ, с детства получивший военную закалку, благодаря своему известному отцу, бывшему начальнику Управления МЧС по Омской области Владимиру Григорьевичу ГУРЖЕЮ, пошел совсем по другому пути. Получив экономическое образование, он успел поруководить тремя филиалами страховых компаний, а недавно   поставил для себя крест на этой сфере.  Андрей ГУРЖЕЙ побеседовал с корреспондентом «КВ» Ириной БОРОДЯНСКОЙ о том, какие выводы он сделал к 30 годам о работе и жизни.

— Андрей Владимирович, когда моя коллега брала у вас интервью почти шесть лет назад, вы были руководителем страховой компании «ГУТА-Страхование». Почему вы оттуда ушли? Чем занимаетесь сейчас?

— «ГУТА-Страхование» я покинул в 2009 году. Уходя, принял для себя решение, что в страхование больше не вернусь. Полтора года занимался своими делами, а в 2011 году мне позвонил бывший директор страховой компании «Оранта-Омск» Олег Анатольевич ЧЕРНЫШУК,  с которым мы очень хорошо общаемся, и сказал: «Давай вместе пойдем обратно».

— Он позвал вас обратно в страхование, но уже в другую компанию?

— Да, это была страховая компания «Русская страховая транспортная компания», или сокращенно РСТК. Туда переходило руководство «Оранты». Мы с Олегом  Анатольевичем встретились, поговорили. В 2011 году мы уже открыли омский филиал РСТК, где я стал замдиректора.  А 24 января 2014 года — наслушавшись и навидевшись нашей драгоценной Москвы, я без тени сомнения оттуда ушел. В точности так же поступила и вся моя команда. Вновь я принял для себя – думаю, уже окончательное — решение, что страхования в моей жизни больше не будет. В настоящий момент я думаю, чем теперь заняться. Размышляю о жизни, подвожу итоги первой ее половины – в 30 лет уже, наверное, пора. Надеюсь сделать какие-то выводы и наметить планы на будущее. Сейчас я в поисках новой сферы деятельности, потому что ни страхование, ни банковский сектор уже не интересны.

— Можете хотя бы приблизительно описать, что интересно?

— Хочется заняться чем-то приземленным, осязаемым что ли — чтобы точно понимать, что ты делаешь. Для потенциальных партнеров или работодателей наше резюме страховщиков, возможно, ни о чем не говорит, но я абсолютно убежден, что люди, умеющие, как мы, грубо говоря, продавать бумагу за большие деньги, смогут продать все что угодно. Варианты трудоустройства есть, пока я их оцениваю. Город у нас специфический. Здесь не очень много направлений, которыми можно было бы заняться с интересом и полной отдачей. А мне в работе нужен запал, видение цели, стимул. Это делает меня счастливым человеком.

— Позиция «не хочу работать на чужого дядю» вам не близка?

— Работать на чужого дядю, с одной стороны, не хочется, с другой стороны – необходимо. Свое дело – это, конечно, хорошо, но для создания осмысленного и рентабельного бизнеса необходим стартовый капитал — даже если ты решил заняться тем продуктом, которого в городе еще нет, или он представлен в плохом качестве. К тому же без опыта работы в чужом бизнесе в своем можно быстро облениться. Поработать на другого человека, мне кажется, необходимо каждому. Но если работать, то честно, правильно и с удовлетворением. От работы нужно получать удовольствие, ведь мы на ней проводим полжизни.

— Насколько я поняла, из страхового бизнеса вы ушли из-за того, что вас не устраивал формат работы, предлагаемый центральными офисами компаний. Какие выводы вы сделали из работы с Москвой?

— Это, безусловно, шикарнейшая школа, большой опыт, в том числе воспитательный. Но когда собственник, руководитель компании находится вне зоны доступа, это большая проблема. Приходится общаться через посредников, и зачастую такое сарафанное радио работает только во вред. Если в компаниях не выстроено правильной вертикали власти, ничего хорошего от такого бизнеса ждать не стоит. Страхование – очень специфическая сфера. Руководителю филиала порой необходимо принимать на себя серьезные, рискованные решения, но, не подкрепившись поддержкой центрального офиса, много не сделаешь. Такой уж я человек, что если считаю политику фирмы и принимаемые ее руководством решения неправильными, то работать там не стану. Позови меня сейчас заниматься продажей тех вещей, которые, по моему мнению, вводят людей в заблуждение,  я просто физически не смогу там работать. Когда я работал в «ГУТА-Страховании», у меня вся семья была там застрахована, причем на все страховые случаи. Когда ушел в РСТК – ровно то же самое.

— То есть вы в это дело верили.

— Верил – неправильное слово. Я это видел, знал и понимал. Мои клиенты ведь шли не на вывеску. На вывеску в Росгосстрах ходят, а к нам приходили на личное отношение. Когда я переставал понимать, в каком направлении компания движется, я из нее уходил.

— А что если самому в Москву перебраться?

— Такое предложение мне поступало еще в «ГУТА-Страховании», и я понимал, что, отказавшись единожды, больше его не получу. Тем не менее я отказался, так как считаю, что Омск — это мой город. Я хоть и не родился в нем, но живу здесь всю сознательную жизнь и не хочу этого менять. Я убежден, что зарабатывать деньги и получать удовлетворение от того, что делаешь, можно где угодно, в том числе здесь, где вся моя семья. А вот относительно Москвы, Петербурга или других стран – уверен: нас нигде не ждут. Мои друзья, которые уехали из Омска, это подтверждают.

— А родились вы где?

— Родился я в Новосибирске. Отец — военнослужащий, так что намотались по всей России и не только. Когда мне было три года, переехали в Омск. С тех пор я здесь.

— Детство в семье военного вам что-то дало?

— Закалка была хорошая. Как говорят про семьи, подобные нашей: в армии не служили, но наслужились вдоволь. Если отец военный, то и дома все по-военному.

— Сами не подумывали о военной карьере?

— Нет.

— Вы ведь с первого курса пошли работать? Зачем?

— Хотелось быть самостоятельным. Было приятно купить что-то на собственные деньги.

На что потратили первую зарплату?

— Первую зарплату я получил еще в третьем классе. В составе хора мальчиков ходил на нашу обувную фабрику и пел песни. Это было на 9 Мая, кажется. Нам всем в тот раз выдали по конверту с пятью тысячами рублей прежними деньгами. На что потратил, уже не помню... Родителям скорее всего отдал.

— Что для вас значит быть хорошим отцом?

— Родители должны стремиться к тому, чтобы дети были лучше их, удачливей, ни в чем не нуждались, получили хорошее образование.

— Вы можете как-то охарактеризовать поколение нынешних детей?

— Развиваются они очень быстро и, думаю, в отличие от нас, к окончанию школы уже однозначно будут знать, кем им стать и к чему стремиться. Если мы в первом классе получали штамп в тетрадь за правильное обведение кружка или крестика, то сейчас дети в этом возрасте уже пишут научные труды. Мой шестилетний сын спокойно заходит в Яндекс и изучает интересующие его предметы.

— Владимир Григорьевич в роли деда более мягок, чем в роли отца?

— Конечно! Пытаешься привить сыну какую-то дисциплину, но, как только приходишь к дедушке и бабушке, все запреты рушатся. Как не дать внуку поиграть с компьютером или телефоном? Просто у наших родителей есть время любить своих внуков. Нам столько внимания уделять они не имели возможности, потому что были заняты работой и домом – в точности так же, как и мы сейчас.

— От отца ­ вы унаследовали какие-то интересы, увлечения?

— Охота и рыбалка. Хотя семья впроголодь не живет, есть такие  увлечения. Даже называю себя спаниелем. Отец меня с детства с собой брал. Если сам он больше охотник, чем рыбак, то я,  наоборот, предпочитаю рыбалку.

— Делаете это с азартом или уже по привычке?

— Это давняя привычка, но азарт никуда не исчез. К тому же в этом вопросе у меня есть единомышленники – мои друзья. Вместе стараемся усовершенствовать свое пребывание на природе. Отречься от всего мира, спокойно подумать, посоветоваться с друзьями, — от этого ведь получаешь удовлетворение не меньшее, чем от охоты и ловли рыбы.

— Чем еще увлекаетесь?

— Вот уже семь лет я как наркоман играю в хоккей. Организовали с друзьями команду, назвали себя «группой здоровья» и теперь играем во Дворце спорта Кожевникова. Для моей семьи это уже «святые» часы – все знают, что ни в коем случае я игры не пропущу. Если охоту или рыбалку нужно согласовать со всеми, то хоккей – это такая неприкосновенная моя отрада.

— Путешествовать любите? Есть место, которое произвело особое впечатление?

— Мы стараемся не ездить в одно и то же место и чередуем: Азию с Европой, море с прогулками по городам. Не скажу, что мы уже объездили весь мир, но кое-где побывали.

— За родину бывает обидно после путешествий?

— Приезжая за границу, видишь там пожилых туристов-иностранцев, которые наслаждаются жизнью, в то время как наши старики ни о каких путешествиях даже подумать не смеют. Посмотрите на ту страну, с которой мы воевали... Правда ведь была на нашей стороне, войну мы выиграли, но, сравнивая то, как живут у нас и у них, невольно задаешься вопросом: а кто в итоге стал победителем? Их пенсионеры могут позволить себе все что угодно. А мы приезжаем, смотрим на все это и пытаемся понять, почему у наших стариков, живущих в деревне, пределом счастья считается наличие коровы. Вот от этого становится плохо и стыдно.

— Ваши деды воевали?

— И мамин, и папин отцы воевали. Папин отец был главным инженером на заводе «Минвата». Мамин отец вернулся с войны с ранением, вскоре после этого его укусил энцефалитный клещ (они жили в деревушке в Муромцевском районе) и он скончался. Бабушка осталась одна с пятью детьми фактически в лесу, но сумела их поднять, воспитать. Умерла счастливой бабушкой и прабабушкой на 91 году жизни.

— Вы к ней в Муромцево часто ездили?

— Все детство и все юношество мы постоянно там бывали и до сих пор туда ездим. Одна из традиций у нас с друзьями уже на протяжении десяти лет – это поездки на озеро Линево. Когда бабушка была жива, обязательно навещали ее. Да и теперь: заедешь в деревню, сердце поболит и поедешь дальше.

 

Поколение NEXT — проект, который заостряет внимание на его героях в координатах времени. Наши участники — это те люди, чья сознательная жизнь пришлась на исторический период, качественно отличный от того, в котором выросли и встали на ноги их родители. Само это становление у сегодняшних молодых, не успевших укорениться в Советском Союзе, проходило по иным законам. Мы пытаемся понять, что дает и что отнимает свобода выбора, принесенная новым строем, и насколько она необходима, чтобы проявить себя по-настоящему. Часто наши собеседники — дети успешных родителей, сумевших состояться не только в старом, но и в новом времени. Хотя выросли старшие в системе ценностей, где успех имел совсем другое значение. Каких принципов придерживается следующее поколение? Чего они ждут от жизни и чего нам ждать от них?

«КВ» уже публиковали интервью с:

архитектором Ефимом ФРЕЙДИНЫМ («КВ» № 2 от 23 января 2013 года)

директором по производству НПП «Метромед» Александром ПЕДДЕРОМ («КВ» № 4 от 6 февраля 2013 года)

генеральным директором завода «Термощит» Петром ЦЕМЕНТОМ (№ 22 от 19 июня 2013 года)

руководителем студии фламенко «Maria S.» Марией СЕЛЮК («КВ» № 33 от 5 сентября 2013 года)

главным врачом БУЗОО «ККВД» Юрием НОВИКОВЫМ («КВ» № 35 от 18 сентября 2013 года)

директором ООО «Just Fit Life» Дмитрием ЩЕРБАЕВЫМ и руководителем отдела маркетинга ООО «Just Fit Life» Еленой ЩЕРБАЕВОЙ («КВ» № 41 от 30 октября 2013 года)

председателем первичной профсоюзной организации омского филиала «МРСК Сибири» — «Омскэнерго» Александром ЕФИМКИНЫМ («КВ» №2 от 22 января 2014 года)

актером «Пятого театра» Алексеем ПОГОДАЕВЫМ («КВ» № 4 от 5 февраля 2014 года)

Комментарии
Наталья 28 апреля 2014 в 09:46:
Андрей Владимирович, молодец, все правильно сказал... Уважаю за честность и порядочность.
Александр 12 февраля 2014 в 16:11:
Хорошее интервью!
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.