Все рубрики
В Омске пятница, 19 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,8754    € 96,1018

Александр ДМИТРЕНКО узнал, что такое дедовщина

19 февраля 2014 11:36
0
4241

Директор ООО «Юридическая компания «ОМЭКС-ЛЕКС» Александр ДМИТРЕНКО в 1975-1976 годах отслужил  срочную службу в мотострелковых войсках и понял, что армия — это экзамен. 

 

— Служить в Советской Армии мне пришлось после окончания института в 1975 году. Довелось служить мне всего один год. Служил я в Приморском крае в небольшом поселке Гродеково, прямо на границе с Китаем, в мотострелковых войсках, т.е. в пехоте.

В наших воинских подразделениях процветали неуставные отношения. Иногда в современных фильмах об армии показывают причуды неуставных отношений, но они мне представляются детской забавой по сравнению с тем, что было у нас в части. Состав роты был многонациональный, и от этого было не скучно. Вспоминается один веселый случай. Молодые бойцы тотально недоедали и все время испытывали чувство голода, поэтому у многих молодых бойцов в карманах брюк можно было обнаружить кусок хлеба. Это считалось провинностью, которая наказывалась следующими двумя способами.

Первый – такому солдату в карман зашивали целую булку хлеба, и он с этой булкой ходил целый месяц.

Второй (считался более жестоким) – солдата ставили на тумбочку и заставляли съесть булку черного хлеба без воды. И вот однажды у нас провинился один боец из Якутии. Он был очень маленького роста, худенький, и старослужащие решили применить к нему более изощренный метод наказания, т.е. второй.

Боец быстренько взгромоздился на тумбочку и начал есть черную и черствую булку хлеба. Вся рота стала наблюдать за этим действом. Мы, молодые бойцы, конечно же, с сочувствием, а старослужащие со  злорадством. Якут начал есть булку с оптимизмом и явно утоляя патологический голод. Процесс сопровождался едкими комментариями и улюлюканьем старослужащих.

Но это продолжалось недолго, так как боец очень качественно справлялся с наказанием, и когда полбулки было съедено, старослужащие примолкли, мы тоже как-то стали наблюдать уже без сочувствия, а с интересом.

А наш боец с энтузиазмом и без особых мучений расправлялся с булкой. Когда булка превратилась в небольшой кусок, у старослужащих на лицах было полное разочарование, зато на наших лицах было такое торжество!

Боец из Якутии слопал булку и, стоя на тумбочке, смотрел вопросительно на старослужащих, и его вид говорил о том, что он готов съесть еще одну.

У нас, молодых бойцов, внутри все ликовало, а один из старослужащих рыкнул на него, мол, что уставился, спрыгивай с тумбочки и пошел вон с глаз долой.

С  тех пор в нашей роте применялся единственный метод наказания – зашивание хлеба в карман брюк.

В целом впечатление от службы в Советской Армии у меня сложилось тягостное, т.е. не было ощущения защиты Родины или какого-то патриотизма. В то время в народе служба в армии ассоциировалась со школой жизни. Но часто острословы говаривали так: «Армия – хорошая школа жизни, но лучше ее закончить заочно». И это не потому, что сама служба была трудная, а потому, что неуставные отношения создавали огромные трудности молодым бойцам. Как только молодой боец из карантина попадал в роту, тут ему популярно и объяснялось, что он не человек.

С высоты прожитых мною лет я сейчас все это вспоминаю не в таких уже черных красках, а как один из экзаменов жизни, но, поверьте, хочется все-таки другие экзамены сдавать.

У меня нет сына, но я всегда себе задавал вопрос: «А ты позволил бы своему сыну служить в армии?» Сейчас отвечаю на этот вопрос: «Да!».

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.