Все рубрики
В Омске понедельник, 28 Ноября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 60,4797    € 62,8762

«Мы требуем обеспечить профессионализм и непредвзятость судейства в процессе суда второй инстанции»

2 июля 2014 12:30
1
3210

Открытое письмо

 

Председателю Омского областного суда ЯРКОВОМУ В.А.

Прокурору Омской области  СПИРИДОНОВУ А.П. 

 

Омбудсмену по защите прав человека в Омской области ПРОННИКОВУ В.В.

18 июня 2014 года Исилькульский городской суд признал виновными в получении взяток и приговорил к длительным срокам лишения свободы шесть инспекторов УГАДН по Омской области Федеральной службы по надзору в сфере транспорта. С момента начала расследования уголовное дело находилось на особом контроле и приобрело статус резонансного. Несмотря на то, что виновность человека определяется решением суда, представители гособвинения еще до вынесения приговора публично называли подследственных взяточниками. Хотелось бы обратить внимание на то, что меченые купюры не были изъяты ни у одного из сотрудников инспекции, а все обвинение основывалось на показаниях свидетелей, которые, как мы полагаем, давали показания под давлением (на заседание суда их привозили судебные приставы). Ни одного добровольного сообщения о факте вымогания взятки сотрудниками инспекции правоохранительные органы не получали. 

В чем же суть дела? По действующему на тот момент законодательству РФ при пересечении границы РФ автомобили должны были быть оснащены тахографом – прибором, отслеживающим время в пути и стоянки, чтобы водитель отдыхал в соответствии с нормами (на территории РФ данный прибор был не нужен). За отсутствие данного прибора сотрудники инспекции должны были составлять протокол, выписывать штраф, после чего водитель двигался дальше. Режим работы инспекторов УГАДН по Омской области в Исилькульском районе был всем хорошо известен: с 8.00 до 20.00, поэтому злостные нарушители пересекали границу в отсутствие сотрудников инспекции. Так вот, по сути, за то, что инспекторы не заботились о здоровье водителей, им дали по 6-6,5 лет колонии строгого режима.

Обвиняемым был присвоен статус организованной преступной группировки, что в данном деле противоречит здравому смыслу, так как в сменах они работали по два человека, при этом сотрудники в сменах постоянно менялись. Предположить, что все взятки объединялись в общую кассу, а затем делились между всеми сотрудниками, глупо и смешно. Если все же рассматривать деяния инспекторов с применением ст. 35 УК РФ, то следствие не представило доказательств того, что инспекторы в смене были в сговоре, брали взятки и делили их между собой. В соответствии с п. 5 ст. 35 УК РФ «Лицо, создававшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1».  В судебном заседании не были определены роли и функции сотрудников как членов ОПГ, а был определен только организатор. Доказательства того, что именно этот сотрудник является организатором, свелись к одному вопросу прокурора к следователю: «Это правда, что... является организатором?». Учитывая, что подсудимым вменялись деяния по ст. 290 ч.5(а) УК РФ, а так называемому организатору, которому присудили наибольший срок, было вменено меньше всего эпизодов, логика судейства в данном случае не поддается объяснению.

Судьей по данному делу была назначена судья без опыта ведения сложных дел, в недавнем прошлом – сотрудник Исилькульской прокуратуры. В перерывах между судебными заседаниями судья неоднократно удалялась в свой кабинет с представителем прокуратуры. Адвокаты на эти встречи не приглашались. Все ходатайства защиты были отклонены, все ходатайства обвинения – приняты. Ни одно из доказательств по 215 эпизодам по данному делу не было признано недопустимым. Кроме того, в нарушение всех существующих правовых норм более 20 свидетелей были допрошены заочно, то есть в суде их показания оглашались прокурором, а защита была лишена возможности задать им вопросы по существу дела. Сложилось впечатление, что это «мертвые души», так как их существование ничем не доказано. Возражения защиты против приобщения этих доказательств были отклонены. Представленные следствием видеоматериалы отражали бытовую жизнь поста (фактов взятки на них не зафиксировано) и не проходили необходимую экспертизу на отсутствие фактов фальсификации и монтажа. Аудиозапись также не прошла фоноскопическую экспертизу на соответствие голосам обвиняемых. На требование защиты исключить эти доказательства как недопустимые из-за отсутствия экспертиз, судья ответила отказом.

Борьба с коррупцией – это лозунг наших дней, и создается ощущение, что суд, вместо того чтобы исследовать доказательства по делу, устроил показательное судилище над «отъявленными коррупционерами». Мы считаем, что данный процесс носит сугубо заказной характер, суд не был независимым в ходе рассмотрения дела и вынесения решения, были нарушены принципы состязательности процесса между сторонами в пользу обвинения.

Исходя из вышесказанного, мы просим Вас внимательно изучить материалы этого уголовного дела, дать правовую оценку указанным в письме фактам и, в случае выявления нарушений законодательства, предпринять необходимые действия для устранения данных нарушений. Также мы требуем в процессе суда второй инстанции обеспечить профессионализм и непредвзятость  судейства, равноправное состязание сторон обвинения и защиты.63 подписи.

Комментарии
С.Н. Шаповалов 8 июля 2014 в 23:48:
Брали, брали. Сами рассказывали и хорохорились. А вот представленные доказательства это другой вопрос
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.