Все рубрики
В Омске понедельник, 24 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,9595    € 94,2606

Андрей ГОЛУШКО: «Лучше бы усилия, напрасно потраченные на Омск-Федоровку, направили на строительство трамвая в Омске. Гораздо больше было бы пользы»

13 мая 2015 11:46
5
5821

Накануне майских праздников, 30 апреля, сенатор Андрей ГОЛУШКО нашел два часа времени в своем плотном рабочем графике и побывал на «кухне» газеты «Коммерческие вести», где выпил чаю и пообщался в неформальной обстановке с творческим коллективом редакции. Предлагаем вниманию читателей «КВ» наиболее интересные моменты из беседы дотошных журналистов с омским политиком.  

– Андрей Иванович, почему недавнее заседание оргкомитета по празднованию 300-летия проходило не в Омске, как планировалось изначально, а в Москве?

– Заседание оргкомитета действительно должно было проходить 30 апреля в Омске, но на этот же день было назначено заседание правительства, поэтому оргкомитет провели 21 апреля в Москве. А а в Омске МЕДИНСКИЙ побывал 1 мая и лично посмотрел поликлинику на 1000 посещений, которая на Левобережье строится, «Птичью гавань», Свято-Никольский Казачий собор, где была остановлена стройка из-за ошибок в техническом задании, а также Омскую крепость. Совещания никакого не предполагалось – только рабочий объезд.

– Важные решения на заседании оргкомитета были приняты?

– Конечно. Были, к примеру, окончательно подтверждены объемы финансирования по Омской крепости. Мы о них и говорили, и писали, но решение принято только сейчас. Федерация при условии регионального финансирования в объеме 500 млн рублей готова дать порядка 2 млрд рублей. Мы на 2015 год успели подготовить проектную документацию только на 7 объектов, и на эти объекты нам подтвердили финансирование в объеме 600 млн рублей. Что успеем подготовить дальше – это уже будет 2016 год. 

Кстати, по настоянию МЕДИНСКОГО область должна была объявить торги для Омской крепости до 30 апреля. Сильно подозреваю, что мы опять что-то не успели, теперь сроки объявления торгов сдвинутся на середину мая, а там прибавьте еще сорок пять дней, и  получается, что до 1 июля мы никак не сможем выйти на объекты. Но этому я даже не удивляюсь. Поговорить о том, как все у нас плохо, – тут мы чемпионы мира. А что-то сделать реально – это уже не про нас.

– Кто должен был подготовить торги?

– Омская крепость – это городские объекты. Их заказчиком выступает муниципалитет.

– А в чем проблема? Людей не хватает, работать разучились или страх потеряли?

– Главная проблема, которую я вижу и с которой пытаюсь сейчас бороться, – общая дезорганизация. Конечно, есть и субъективные причины. Законодательство усложняется, времена меняются, все процедуры регламентированы, в них задействованы федеральные органы власти, и так, как мы строили раньше с Леонидом Константиновичем, строить уже нельзя. Тем не менее даже с учетом вышеперечисленных сложностей у нас все очень уж медленно и непрофессионально происходит. При прежнем руководстве этот чиновничий непрофессионализм частично компенсировался бульдозерным подходом экс-губернатора. У нынешнего губернатора стиль управления совсем другой. Виктор Иванович бульдозерный подход не приемлет. Он предпочитает подход аргументированного убеждения. В итоге кнут не работает, а пряник пока еще не всем виден, наверное. И мы в этот непростой этап, к сожалению, теряем время и не получаем того, что могли бы получить. Простой пример – пешеходный мостик через Омь в районе гостиницы «Маяк». Отличный мостик, в планах Омской крепости он был, я его хорошо помню. И не могу понять, куда он делся сейчас. Начинаю выяснять, где этот мостик, никто ничего толком мне не может пояснить. У меня вообще складывается такое впечатление, что про этот мостик просто забыли. И кого в этом винить? 

– Так мы успеем или не успеем подготовиться к 300-летию? Времени осталось совсем немного – чуть больше года...

– Успеем что? Тот грандиозный план, который был первоначально, мы выполнить точно не успеем. На мой сугубо личный взгляд, этот первоначальный план вообще имел мало общего с планом празднования юбилея города Омска. Там мало что было для омичей. Мне думается, что ремонту фасадов и дворовых территорий, например, омичи обрадовались бы даже больше, чем громадным планам по строительству метро, аэропорта и гидроузла на Иртыше. Но это не значит, что мы ничего к 300-летию не сделаем. Ряд знаковых объектов мы завершим обязательно. Благодаря тому, что председателем оргкомитета по подготовке к празднику стал МЕДИНСКИЙ, к юбилею будут у нас и цирк, и Омская крепость, и Воскресенский собор, и театр «Галерка», и «Эрмитаж-Сибирь». Еще одна тема, которой нужно сегодня вплотную заниматься, – это омские дороги. С дорогами просто беда. Понятно, что для исправления ситуации нужны десятки миллиардов рублей, но нам хотя бы  миллиард рублей получить на ремонт дорог к следующему году, чтобы с апреля по август 2016-го поработать ударными темпами и чуть-чуть привести Омск в порядок. Но это очень сложный вопрос, и я пока даже не знаю, с какой стороны к нему подступиться. 

– Вы же занимались в прошлом году гидроузлом. Есть перспективы у этой стройки?

– Нет, гидроузлом я не занимался. Мои темы: «Птичья гавань», театр «Галерка», ремонт здания цирка, «Эрмитаж-Сибирь», завершение строительства главного корпуса ОмГУ им. Достоевского, Омская крепость. Теперь еще и мостик пешеходный через Омь будет моей темой.

– Документация на реконструкцию здания цирка уже есть?

– Документация будет готова к 1 сентября. Слава богу, не мы этим занимались. Министерство культуры РФ уже провело торги, уже определен проектировщик. По цирку у меня никаких сомнений нет. На 99% я уверен, что к августу 2016 года цирк будет обновлен. 500 млн рублей на эти цели уже выделено из бюджета.

– Мы готовимся к 300-летию Омска так, как будто после августа 2016-го жизни уже не будет...

– Будет жизнь. Я вам обещаю. Сразу после 300-летия начнем готовиться к 400-летию. В декабре 2016 года пройдут выборы в Законодательное Собрание Омской области и в Государственную думу Федерального Собрания РФ. В 2017 году будут выборы губернатора. 

– Не совсем понятно, вы входите в оргкомитет по 300-летию или участвуете в заседаниях на правах слушателя?

– Официально – не знаю, если честно. Сенаторских полномочий вполне достаточно, чтобы не ждать, когда меня позовут в ту или иную комиссию. Если я, как сенатор, считаю свое участие в любом из совещаний полезным для Омской области, то я буду в нем участвовать все независимости от формальностей. Может, я иногда и злоупотребляю своими возможностями, многим большим начальникам и надоедаю своими просьбами и обращениями, но пока эта моя активность дает результат – я буду это делать. 

   – Вы в прошлом году активно лоббировали создание в Омске университета культуры на базе факультета культуры и искусств ОмГУ. А теперь коллектив ОмГУ, как пишут омские СМИ, против реорганизации своего вуза. И что теперь делать?

– К моему великому сожалению, некоторые омские СМИ очень часто публикуют информацию, которая весьма далека от реальности. А реальность такова, что с факультета культуры и искусств сняли федеральное финансирование, то есть перестали выделять ему бюджетные места. Ко мне за помощью обратились декан факультета ГЕНОВА Нина Михайловна и тогда еще ректор университета СТРУНИН Владимир Иванович. Я попытался разобраться, что происходит, и в результате бюджетное финансирование удалось вернуть. Но в Министерстве образования РФ нам однозначно дали понять, что в их понимании в классическом университете факультета культуры быть не должно. И тогда перед нами встал вопрос: что делать с факультетом? Я просто знаю эту тему очень хорошо, поскольку 15 лет назад принимал участие в создании этого факультета. Ректор СТРУНИН идею создания нового вуза горячо поддержал. Потом губернатор обратился к председателю Правительства РФ, председатель правительства поручил рассмотреть этот вопрос трем федеральным министрам – образования, культуры и финансов.  Мы добились двух положительных виз – от Минфина и Минкульта, а глава Министерства образования ЛИВАНОВ нас не поддержал, мотивируя свою позицию тем, что в ОмГУ, по его информации, к идее создания культурного вуза на базе факультета культуры и искусств относятся неоднозначно.

– Все закончилось ничем?

– Нет, окончательно идея еще не похоронена, поскольку для факультета в любом случае нужно будет искать решение. Но прямо сейчас решения нет. Мне ЛИВАНОВ пообещал приехать в Омск и разобраться с этим вопросом на месте. 

– А региональную редакцию газеты «Коммерсант» вы закрыли уже окончательно? На каких условиях франшиза расторгалась, если не секрет?

– На самом деле я всех подробностей и не знаю. Моя роль в этом проекте состоит в том, что наш уникальный творческий коллектив ООО «СМИ 55» рисует мне бюджеты, а я потом пытаюсь убедить «Акцию», что эти деньги необходимо выделить. Но с «Коммерсантом» получилась действительно обидная история. Когда я узнал два года назад, что в Омске распространяется 120 экземпляров ежедневного «Коммерсанта», я искренне удивился. Я читаю «Коммерсант» с самого первого номера, уже 25 лет, и подумал, естественно, что те люди, которые этим делом занимаются, ничего не смыслят в бизнесе. Ну не может такого быть, чтобы в городе-миллионнике продавалось 120 экземпляров одного из лучших деловых изданий страны. В итоге за полтора года упорного труда реализация «Коммерсанта» в Омске выросла аж до 600 экземпляров. При таком объеме реализации никаких доходов, естественно, быть не может. В итоге коллектив пришел к выводу, что затраты необходимо оптимизировать, а региональную вкладку «Коммерсанта» закрыть ввиду отсутствия перспектив. Я думаю, кстати, что в этом частично и «Коммерческие вести» виноваты.  

– На ваш взгляд, что происходит в Омске? Первого заместителя председателя правительства уже который месяц судят. Один экс-министр имущественных отношений в бегах. На другого завели уголовное дело. Экс-министра образования – судят. Обвинения различной степени тяжести выдвинуты депутату Законодательного собрания, главе городского департамента архитектуры, министру финансов, экс-министру развития транспортного комплекса. Не похоже все это на случайность...

– Скажу сразу, это не омская история. Аналогичные «посадки» и уголовные дела имеют место и в других регионах. В стране идет борьба с коррупцией, о чем действующий президент говорит постоянно. Некоторые госуправленцы, к большому сожалению, эти сигналы, посылаемые президентом, не расслышали или недопоняли. Многие не верили, что будут реальные «посадки» вне зависимости от занимаемых должностей. И теперь они занимаются тем, чем занимаются, отвечают на вопросы, ходят на допросы и ждут суда. Кто эти сигналы расслышал и понял, те этой участи, соответственно, избежали.  Но активизация правоохранительных органов на этом не закончилась. Дальше все будет еще жестче. И я бы рекомендовал всем, кто в эту круговерть еще не попал, отнестись ко всему максимально серьезно. 

– А что именно они должны сделать? Оформить явку с повинной?

– Для начала – не воровать.

– Все равно такая активность правоохранительных органов выглядит странной...

– В нашей стране всегда все делается с размахом. И живем мы зачастую между двумя крайностями. Была одна крайность – делай что хочешь, только с начальством не ссорься. Теперь крайность другая – поднимаем шум и надеваем наручники при малейшем подозрении, что украл ложечки. А с ложечками ведь какая история – они если даже потом находятся, то осадок все равно остается.   

– То есть вы за ужесточение борьбы с коррупцией?

– Для государства, как я считаю, этот шаг совершенно оправданный. Порядок наводить нужно. Но это не мешает мне относиться с сочувствием к тем людям в Омске, кто попал в эти жернова. За каждым уголовным делом стоит личная трагедия. За каждым – семьи, дети, родители. А арест гендиректора «Мостовика» Олега ШИШОВА – это вообще моя личная боль. Я бы никогда даже предположить не смог такого поворота в его судьбе.

– На ваш взгляд, что произошло с НПО «Мостовик»? Была нормальная, динамично развивающаяся компания, и вдруг она оказалась банкротом. Чья была ошибка?

– Хорошо помню, как я несколько лет назад заезжал к Олегу ШИШОВУ в офис. Он сидел за столом, почти доверху заваленным документацией. И я тогда впервые ему сказал, что эта компания его переросла. «Мостовик» стал слишком большим, а Олег остался тем же и все так же пытался лично все контролировать и отслеживать. Но при таких масштабах это совершенно нереально. Каким бы талантливым управленцем Олег ни был, он не мог  управлять компанией в одиночку.

– ШИШОВ принципиально не делегировал полномочия?

– Он никому ничего не делегировал. А когда проектов стало много и они стали действительно грандиозные, то вникнуть в каждый проект он просто физически не мог. Отсюда и поспешность в принятии некоторых решений, и управленческие ошибки. А та орбита, на которой Олег вращался, подразумевает определенные правила игры. И не обо всех правилах он знал, видимо. Я полностью уверен, что он не мог быть инициатором тех историй, которые ему сейчас инкриминируют. Видимо, он оказался в плену определенных обстоятельств и уже не смог ничего изменить.  

– В процессе банкротства «Мостовика» стали известны многие странные обстоятельства. В частности, мы все узнали, что из мегапроектов, где заказчиком было государство, «Мостовик» выходил всегда с большими убытками. Почему?

– Я думаю, Олегу всегда обещали, что все будет нормально. Говорили: ты строй, а мы тебе потом все компенсируем. Причем эти обязательства зачастую были лишь словами, которые произносились большими людьми. А слова, как говорится, к делу не пришьешь. 

– В последние пару лет в Государственной думе обсуждалась масса каких-то странных законодательных инициатив. Иногда эти инициативы бывают настолько странными, что даже возникают сомнения в душевном здоровье их авторов. В Совете Федераций вам приходится сталкиваться с такого рода законопроектами? Или они, как правило, до финальной стадии не доходят?

– Между теми законопроектами, над которыми шутят и смеются в социальных сетях, и реально принятыми законами – огромная разница. В Госдуме 450 депутатов. Все они очень разные. С разными взглядами, подходами, уровнями образования. У всех разные задачи. Кто-то пришел во власть, чтобы сделать что-то полезное. А кто-то хочет просто попиариться. И это не особенность российского парламента. Так во всем мире. И если кто-то внес какой-то законопроект, который кажется кому-то смешным или глупым, то к этому нужно относиться соответственно. Это нормально, когда в парламенте высказываются разные точки зрения. В том числе глупые. Все равно законопроекты, которые становятся законами, – это очень небольшая доля от тех, которые вносятся депутатами. Если говорить о количестве и качестве принимаемых законов, то их действительно много, а качество их действительно хромает. Но это если сравнивать со странами с развитыми экономиками и развитым законодательством. А в России до сих пор еще масса не урегулированных законодательством вопросов.

– Насчет разных глупостей и законопроектов. Почему-то сразу вспоминается переход на постоянное время. Сначала Госдума и сенаторы дружно проголосовали за переход на летнее время, и только потом, хорошо подумав, они переголосовали...

– Да, с качеством законов у нас есть проблемы. Ну невозможно за 20 лет построить то, на что другие страны потратили сотни лет. Раньше мы над Монголией шутили, как она из феодализма в социализм перепрыгнула, а сами мы в начале 90-х тоже сделали неплохой прыжок. Если говорить обо мне, то когда я был в Госдуме, то голосовал против перехода на постоянное летнее время. А потом, уже будучи сенатором, с удовольствием проголосовал за переход на постоянное зимнее время.     

– Как вы относитесь, кстати, к изменениям, в результате которых главы муниципальных образований в Омской области будут не избираться, а назначаться депутатами?

– А я был готов к этому вопросу. Местное самоуправление – это не только мэр. Это еще и депутаты местного совета. Согласитесь, при нынешней конструкции статус районного депутата станет несоизмеримо выше, чем был. Руководители региона, если они захотят назначить главой района того или иного человека, должны будут договариваться с депутатами райсовета. И вот этот фактор я считаю очень важным. Он намного более важен, чем наши возможные потери. Исполнительная власть будет вынуждена учиться договариваться.

– Вы считаете, что теперь мы решим проблемы местного самоуправления?

– Если бы такие изменения можно было сделать в 1997 году, мы бы с ПОЛЕЖАЕВЫМ сделали это обязательно. Уверяю вас, нам удалось бы избежать многих проблем в этом городе. Потому что самое неприятное для людей, когда власти начинают выяснять между собой отношения. 

– Почему тогда без проблем договариваются власти в Германии или во Франции?

– И к этому вопросу я тоже был готов. Потому что во Франции, Германии и еще примерно в 40 государствах, которые признаны во всем мире как демократические, не существует выборов глав местного самоуправления в том виде, к которому мы привыкли.

– А насколько сегодня стабильна внутриполитическая ситуация в регионе, на ваш взгляд? Есть ли опасность разбалансировки? Не секрет, что попытки губернатора решать вопросы мирным путем воспринимаются некоторыми политическими деятелями как слабость регионального лидера...

– Экзамен на звание омского Макиавелли губернатор еще не сдал. Это правда. Правда и то, что он быстро и очень многому учится. Он искренне пытается улучшить ситуацию в регионе. Что касается моих планов, то они нисколько не изменились. Как и три года назад, я все еще желаю себе быть успешным сенатором, а НАЗАРОВУ Виктору Ивановичу – успешным губернатором. У нас очень хорошее с ним взаимодействие. А политическая грызня – она всегда была. Вы думаете при ПОЛЕЖАЕВЕ ее не было? Это такие милые провинциальные забавы. Людям не хватает развлечений, вот они себе и придумывают разные способы, чтобы развлечься. Я на это стараюсь не обращать внимания. Тем более что места принятия решений по многим процессам, с которыми пытаются в Омске играть, находятся не здесь. 

– И в омской политике вас вообще ничто не раздражает?

– Что мне на самом деле не нравится, так это омская зависть и нетерпимость к любым проявлениям успешности. У нас ненавидят любого человека, который хоть что-то сделал и чего-то добился. Я ничего не слышал, кроме улюлюканья, о КОКОРИНЕ, который столько построил в городе. Где добрые слова о ШИШОВЕ, СТРЕЛЬЦЕ, ШКУРЕНКО? А разве не заслужили добрых слов ВОЛКОВ с ФЕДОТОВЫМ, создавшие с нуля успешную финансовую структуру? Почему в нашем городе никто ничего не ценит? У любого человека, каким бы внешне железобетонным он ни казался, все равно есть эмоции. А в атмосфере злобы и ненависти никакого созидания быть не может. Только стагнация.

– Такая ситуация только в Омске?

– Я знаю многие регионы, я много езжу, много общаюсь с предпринимателями и коллегами-сенаторами из других городов и ответственно вам говорю: Омск в этом смысле чемпион страны.

– Но мы же раньше не были такими?

– Нет, раньше не были. Эта особенность стала особенно заметной в последние годы. 

– Может, причина в уровне жизни? Амбиций у Омска на миллионник, а бюджетные доходы маловаты.

– Не знаю. По уровню жизни мы далеко не последние. Примерно в середине списка регионов. Хотя диспропорция есть, не могу не согласиться. По численности населения мы восьмые в стране.

– Чем не повод?

– На самом деле поводов озлобиться можно найти множество. При любом уровне жизни.

– Не будем забывать, что определенную роль в деградации Омска сыграл экс-губернатор. Леонид Константинович много лет сводил Омск на уровень тридцать третьего района Омской области. При таком давлении со стороны губернатора городское сообщество и не могло сформироваться...

– Леонид Константинович действительно не любил город. Это не секрет. Весь вопрос в том, почему он его не любил. Не потому ли, что его тоже коробила эта омская атмосфера недоверия и злобы?

– Кинофестивалем «Движение» удалось хоть что-то изменить в этой омской атмосфере, как вы говорите «недоверия и злобы»? Вы довольны тем, как прошел третий фестиваль? Какие выводы вы сделали на будущее?

– Не могу сказать, что третий фестиваль прошел идеально, но совершенно точно, «Движение» с каждым годом становится интересней. Если говорить о выводах, то в следующем году мы планируем резко увеличить количество мастер-классов, творческих встреч, попытаемся вовлечь в фестивальную жизнь как можно большее количество студентов наших омских вузов. Кинофестиваль необходимо сильней интегрировать в городскую жизнь. Здесь у организаторов есть определенная недоработка. Кроме того, на четвертом кинофестивале «Движение» будет работать отдельная секция омского кино. С профессиональным жюри, таким же именитым, как в других секциях, но участвовать в конкурсе там будут только омские фильмы. В Омске, как оказалось, есть несколько кинематографических групп. Плюс «12 канал» уже задумался над этой темой.

– Почему так и не сдвинулся со старта масштабный проект логистического центра за 10 млрд рублей в Ключах, который планировала построить компания «С-Фрут Альянс»?   

– Я к этому проекту никакого отношения не имел, поэтому причин, по которым он не реализовался, знать никак не могу. Фактически я только уговорил инвесторов, чтобы между Омской и Новосибирской областями они выбрали Омскую область. Насколько я знаю, омские власти сделали все от них зависящее, чтобы проект реализовался. И бизнес-идея была отличная. Могу предположить, что помешал кризис.

– Помнится, вы были сторонником идеи переформатирования дорогостоящего омского метро в систему легкорельсового транспорта, которую намного дешевле и строить, и эксплуатировать. Однако после долгих споров областная власть остановилась на самом непопулярном варианте решения проблемы – заморозить проект метро до лучших времен. Как думаете, когда наступят эти «лучшие времена»?

– Решать транспортные проблемы Омску все равно придется. Если три-четыре года назад по Москве невозможно было перемещаться из-за пробок, то сейчас Омск уже начинает обгонять Москву. Ситуация с пробками в Москве улучшилась, по Омску за это же время стало намного сложнее перемещаться. Если ничего не делать, дальше ситуация будет только ухудшаться. Количество автомобилей будет расти. Количество дорог в Омске в перспективе вряд ли изменится в большую сторону. В такой ситуации самое эффективное решение транспортных проблем – развитие общественного транспорта. Это решение проверено уже во всем мире. Самый эффективный вид общественного транспорта, если не считать метро, – легкорельсовый транспорт. Я много где видел LRT и в каждой стране специально катался на этих низкопольных трамваях. Впечатления остались очень хорошие. Конечно, на строительство системы LRT в Омске нужны большие деньги. В 2004-2006 годах эти деньги в бюджете были, и мы могли начать строить даже без федерального софинансирования. Сейчас времена плохие, денег в бюджете нет. Но я уже давно живу и знаю, что после плохого времени всегда наступает хорошее. И окно возможностей для Омска рано или поздно приоткроется. Весь вопрос в том, чтобы рационально распорядиться этими возможностями.

– Многие и до сих пор уверены, что нас спасет только метро...

– И еще нас спасет аэропорт Омск-Федоровка. Надеюсь, скоро мы поставим точку и в этой истории. Кстати, 4 июня в Омск прилетает Валерий ОКУЛОВ, который раньше был гендиректором «Аэрофлота», а сейчас работает заместителем министра транспорта и курирует всю аэропортовую жизнь в стране. В Омске он намерен провести выездное совещание с целью определения перспектив развития омского авиаузла. Проблема в том, что по федеральной целевой программе на аэродромную инфраструктуру аэропорта Омск-Центральный выделено более 2 млрд рублей. Но финансирование каждый год сдвигается. По принципу: а зачем вам деньги, если вы завтра из Федоровки собираетесь взлетать?

– Вы считаете, что идею строительства Омск-Федоровки нужно отложить в дальний ящик?

– Я считаю, что перспектива омского авиаузла в реконструкции взлетно-посадочной полосы и обновлении перронов аэропорта Омск-Центральный. Все остальное – это фантазии. Даже при самом оптимистичном варианте, то есть мы смогли найти кого-то, кто потратит свои кровные 30-40 млрд на строительство Омск-Федоровки, при существующем пассажиропотоке – а другого нам взять негде – новый аэропорт будет ежегодно приносить  убыток в размере миллиарда рублей. И кто этот убыток будет покрывать? Честное слово, лучше бы все эти усилия, напрасно потраченные на Омск-Федоровку, направили на строительство трамвая в Омске. Гораздо больше было бы пользы.

Комментарии
житель 18 мая 2015 в 15:27:
Чёрту — на счет пяти не понял? А на счет трамваев — возьми калькулятор и посчитай — трамвай сам по себе дороже любого троллейбуса (это если сравнивать с экологичным транспортом, про автобус и говорить не чего) в 3 раза, обслуживание ЖД путей в сотни раз дешевле, чем покупать резину на троллейбус. Да и прокладка новых маршрутов не составляет труда и не связана со вскрытием проезжей части и т.д. Уважаемый ЧЁРТ — в вопросе с трамваем надо руководствоваться не первобытными эмоциями а простой математикой и логикой!
Одинчерт 18 мая 2015 в 00:32:
жителю/ты сам себе и ответил, почему трамвай в Омске убыточен. а ходит он по окраинам и по старым рельсам только потому, что такие же умники, как ты, которые до пяти считать не умеют, руководили в свое время омским общественным транспортом. трамвайные линии не только в Европе, а даже в Африке уже строят, в Алжире и Марокко:)
житель 17 мая 2015 в 21:28:
Причём тут Европа? Трамвай убыточный для нас- и это факт! А уж если говорить о Европе то там трамваи ходят по историческим центрам городов, ездят туристы, да и горожане привыкли! А в Омске трамвай ходит по окраине в мало населённых районах! Да ещё по таким древним рельсам, что трамвай скорее ползет, чем едит!
Федя 13 мая 2015 в 21:52:
Кто вам сказал что трамвай в Европе — это самый убыточный вид общественного транспорта?
житель 13 мая 2015 в 17:36:
Голушке надо с башкой дружить! " трамвай строить" — трамвай самый убыточный вид общественного транспорта! Или голушкинской фирме захотелось денежки на строительстве трамвая помыть?
Показать все комментарии (5)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.