Все рубрики
В Омске воскресенье, 24 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 70,8623    € 82,4979

Артем МОСКВИН: «Укомплектуем полный пакет пчеловода, куда войдет все необходимое, чтобы организовать свою пасеку»

19 октября 2017 11:02
1
2982

Новый резидент Омского областного бизнес-инкубатора Артем МОСКВИН полгода назад открыл в Омске магазин «Свой мед»

О нюансах пчеловодческой деятельности и своих инновационных проектах он рассказал корреспонденту «КВ» Анастасии ИЛЬЧЕНКО.

– Артем, как вы стали пчеловодом?

– Случайно. Я по профессии инженер-строитель. Когда в 2012 году с женой вернулся из Питера в Омск, то сначала искал работу по профессии, но ничего подходящего не нашел. После Санкт-Петербурга и Сочи, где работал на олимпийской стройке, местные проекты казались не слишком интересными, а я хотел развиваться. И нам представилась возможность поучиться пчеловодству у знакомого. Освоили азы, купили 10 ульев и начали работать.

– Где у вас пасека?

– В Кормиловском районе. Но пчеловодство – занятие кочевое, ульи нужно перевозить с места на место.

– В 2016 году вы получили грант от министерства молодежи. Как им распорядились?

– Мы обещали открыть магазин и сделали это. Нам дали 282 тысячи рублей (хотя просили больше). На эти средства мы доукомплектовали цех фасовки.

– Обычно пчеловоды разливают мед по баночкам вручную …

– Да, причем по пластиковым. Мы же – по стеклянным, потому что считаем, что мед продукт слишком ценный. Дозатор ускоряет процесс фасовки. У нас тара не только литровая, но и по 100 и 200 миллилитров, и отмерять такие объемы вручную сложно. С дозатором эффективность работы повышается, и можно заниматься продажами. У большинства пчеловодов на них не хватает времени.

– В чем заключается ваш современный подход к пчеловодству?

– Мы уже два года пытаемся выйти на промышленное пчеловодство. В Омске и вообще в Сибири нет промышленной технологии пчеловодства. А Краснодарская, например, нам не подойдет, потому что там климат другой. Как перевозить ульи, как содержать, когда мероприятия по расширению, профилактическому лечению делать, каждый пчеловод определяет на основании личного опыта. Последние два года мы работаем над созданием этой технологии и сами ее внедряем. В частности, мы разработали и сделали пчеловодческий прицеп для легкового автомобиля. Он может перевозить 25 ульев и позволяет пасеке быть мобильной. Сейчас большинство пчеловодов перевозят ульи на тракторных телегах, которые вместительнее, но трактор не всегда есть под рукой. В пчеловодстве же важно вовремя переехать с одного поля на другое, это может увеличить медосбор на 30 – 40 процентов. Плюс переезд обходится дешевле.

Этот год у омских пчеловодов был плохой: засуха, донникового меда мало, были проблемы и с другими нектароносными растениями. Сейчас идет тенденция к расширению пчеловодческих хозяйств. Если в Омской области большая промышленная пасека 100 – 200 пчелосемей, то за рубежом – от одной до 10 тысяч. И вот сейчас в России стали появляться хозяйства на тысячу и больше пчелосемей. У них себестоимость продукта начинает падать. Это очень выгодно.

– А сколько у вас сейчас пчелосемей?

– В зиму ушло 60. Но весной планируем докупить карпатскую пчелу и выйти на сотню. Хотя прогнозировать сложно: зиму не все пчелы хорошо переносят. У меня были и хорошие зимовки, когда все пчелы выживали, и катастрофически плохие, когда происходил большой отход.

– Почему покупаете именно карпатскую породу?

– Она добрее, чем среднерусская. Эта пчела очень злобливая. В этом году мы создали свое общество пчеловодов, хотя у нас пока всего пять-шесть членов, мы уже решаем вопросы с министерством экономики. Есть в регионе еще одно общество пчеловодов, существующее давно, там многие члены пропагандируют именно среднерусскую породу. Говорят, что она более приспособлена к холодному климату.

– Артем, страшно было в первый раз подойти к улью?

– Честно скажу, мне до сих пор страшно (смеется). Во-первых, пчелосемья – это очень высокоразвитая организация, и каждый раз, когда ты внедряешься в улей, можешь погубить матку. Во-вторых, они кусаются. Это довольно больно. Сейчас у нас уже есть специальные костюмы и современные ульи, а в первые годы, когда работали со старыми ульями, нас покусали знатно. Привыкания к их яду нет: даже если тебя кусали сто раз, очередной может привести к аллергической реакции. Раньше за один переезд на другое место меня кусали до 20 раз. Сейчас максимум 2 – 3 раза.

– В вашем магазине кроме обычного меда есть и крем-мед. Что это, как вы его делаете?

– Это не наше изобретение. Крем-мед можно купить и через Интернет, он там продается дешевле, чем мед. Для меня это удивительно. Мы долго мучились, чтобы прийти к тем результатам, которые имеем. И до сих пор дорабатываем технологию. В целом идея проста: крем-мед – это мед другой кристаллизации.        Мы делаем так, чтобы он кристаллизовался мелкими кристалликами, между которыми нет связи.

– Хотите сказать, что ваш мед никогда не засахарится, не загустеет?

– Да, у него уже устойчивая кристаллизация. Обычный мед постепенно становится твердым. Мы же проводим кристаллизацию при низких температурах, не даем кристаллам становиться большими. Так создается кремовая текстура. И, конечно, добавляем сушеную ягоду.

– Именно сушеную?

– Да, свежую нельзя – мед может забродить.

– И сколько такой мед может храниться?

– Как и обычный – год.

– Обычный мед имеет срок годности?

– По ГОСТу он составляет один год. У нас несколько видов добавок: брусника, облепиха, шоколад, грецкий и кедровый орехи и другие. Сложнее всего с мятой. Это единственный ингредиент, который мы добавляем свежим, и она все-таки имеет какую-то влажность. Мятный крем-мед, если стоит в тепле, пытается расслоиться, поэтому мы рекомендуем хранить его в прохладном месте.

– Насколько крем-мед сохраняет свои лечебные свойства в таком виде?

– В этом плане он ничем не отличается от обычного. Если вы сдадите его в лабораторию, то отклонений не увидите.

– Кроме меда и крем-меда вы продаете другие продукты пчеловодства?

– Конечно. У нас и соты есть, и подмор, и пыльца, и восковые свечи. Сейчас в преддверии новогодних праздников готовим подарочные наборы, в том числе корпоративные. Маточное молочко не производим. Килограмм этого продукта стоит более ста тысяч рублей, а хранить его нужно либо в глубокой заморозке, либо всего несколько дней. Тот продукт, что на рынках подмешивают в мед, не маточное молочко. Настоящее имеет несколько неприятный вкус, поскольку содержит много аминокислот.

– Артем, вы сделали пчеловодство своим основным занятием, а можно держать пчел в качестве хобби?

– Можно, если у вас две – три семьи. Я периодически слышу, что люди хотят завести пчел, но не знают, с чего начать. У меня есть идея, которую хочу до нового года воплотить. Что-то вроде «Улей в каждый огород» (название еще дорабатывается!). Укомплектуем полный пакет пчеловода, куда войдут и ульи, и несколько уроков, и все необходимое, чтобы организовать свою пасеку. Это для тех, кто хочет получить мед на своем дачном участке. Даже с одного улья можно собрать много меда. На новый год люди купят сертификаты, а к весне я выдам им оборудование и пчелосемьи.

– Есть дальнейшие планы развития бизнеса?

– Мы договорились с несколькими супермаркетами – «Триумф», «Океан» – о продаже нашей продукции. Собираемся выходить и на другие. Начали понемногу отправлять мед в Санкт-Петербург. Надо и на столицы выходить, потому что там закупочные цены выше.

– У вас так много продукции, что сможете обеспечить не только свой магазин, но и супермаркеты?

– Дело в том, что мы в начале этого года зарегистрировали в Тарском районе кооператив. В нем десять членов, среди которых и предприятия, и пчеловоды, и КФХ. Получили в министерстве сельского хозяйства субсидию на развитие дикоросов, которыми у нас занимается, в частности, компания «Продмассив». На четверых пчеловодов, состоящих в кооперативе, суммарно приходится около 500 пчелосемей, поэтому, если мне не хватит меда, я смогу его взять у коллег. Кстати, мы с ними для внутреннего контроля качества планируем сделать лабораторию.

Сейчас подали документы на конкурс «УМНИК». Нас будет представлять студент ОмГАУ, который у нас летом работал. Представим на конкурс идею ультразвуковой обработки меда, она дает дезинфекцию и влияет на кристаллизацию меда. Своей установки у нас пока нет, мы сотрудничаем с компанией Якова ВЕЛЬЦА, которая как раз занимается ультразвуком. Уже провели первые эксперименты, смотрим, что происходит с медом, сдадим образцы в лабораторию, выясним, чем они отличаются от эталона.

 

Биография

Артем МОСКВИН родился 21 апреля 1987 года Омске. В 2005 году окончил физико-математический класс гимназии № 69. В 2010-м получил диплом СибАДИ (факультет «Промышленное и гражданское строительство»). Сразу после окончания устроился работать в ООО НПО «Мостовик» и уехал работать на строительство олимпийских объектов в Сочи. Через год переехал с семьей в Санкт-Петербург, где работал в проектных организациях. В 2012-м вернулся в Омск, организовал ИП А.В. МОСКВИН, занимается пчеловодством. В 2017 году открыл магазин «Свой мед».

Женат. Двое детей.

Материал подготовлен при организационной и финансовой поддержке ООО «Омсктехуглерод»

Комментарии через Фейсбук
Виктор 11 апреля 2018 в 21:42:
Что значит нет технологии промышленного пчеловодства в Сибири? А Кемерово, а Алтай? Велосипед не надо придумывать.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.