Все рубрики
В Омске вторник, 21 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,3315    € 85,8785

Юрий ЛАВРОВ: «Коррупция в госзаказах чаще находится в точке приемки товара или услуги, когда госзаказчик одобряет то, что для него сделали, подписывает акт»

5 мая 2021 11:18
0
2480

Управляющий партнер Юридической компании «Лексбокс» поучаствовал в Всероссийской форум-выставке «Госзаказ». 

С 24 по 26 марта в Москве прошел XVI Всероссийский форум-выставка «Госзаказ». Управляющий партнер Юридической компании «Лексбокс» (Омск), кандидат юридических наук Юрий ЛАВРОВ принял в нем участие и рассказал обозревателю «Коммерческих Вестей» Анастасии ИЛЬЧЕНКО, какие проблемы в сфере госзакупок сегодня имеют место, а также порассуждал на тему «Коррупция в госзакупках».

– Юрий, вы девять лет занимаетесь госзаказами. Можете проанализировать, что сегодня происходит в этой сфере? Как выглядит Омская область в плане конкурсов и аукционов?

– Если посмотреть портал Zakupki.gov.ru, то видно, что в топ-5 крупнейших госзаказов в 2020 году входили вполне традиционные – в основном выполнение работ по ремонту и содержанию дорог. Если анализировать в целом структуру закупок за прошлый год, то, конечно, были и срочные тендеры на лекарственные средства. В топ-5 наиболее дорогостоящих госзаказов на 2021 год тоже входит ремонт дорожно-транспортной сети и закупка медицинских препаратов. Но самый крупный заказ объявлен на капитальный ремонт Омского ТЮЗа – 432,5 млн. рублей.

– Да, 6 апреля стало известно, что конкурс не состоялся в связи с тем, что не было подано ни одной заявки. Аналитики подсчитали, что в 2020 году в России 35% конкурсов не состоялись из-за того, что цена не соответствовала рыночной, а в 2019 году таких было еще больше – 41,6%. Подобная ситуация складывалась в 2019 году в Омске со строительством дороги по ул. Крупской: на тендер стоимостью 825 млн. рублей никто из подрядчиков не заявился. Когда цену подняли до 950 млн. рублей, объект стал немного интересней и появилось два участника торгов. В итоге победителем признали ООО «СтройТраст», которое согласилось выполнить заказ за 903,3 млн. рублей. Почему возникает такая проблема? Сейчас в Омске есть другие подобные висящие контракты, которые ждут повышения цены?

– В качестве примера зависших закупок, которые никого не заинтересовали, можно привести еще капремонт здания ИФНС № 1 по Центральному административному округу города Омска. Там сумма заказа составляла 104,9 млн. рублей. Итоги подвели 12 апреля – не подано ни одной заявки. Можно предположить, что именно цена не устроила потенциальных подрядчиков.

На ситуацию влияет целый клубок проблем. Часто бывает, что заказчик объявляет начальную цену, которая уже заведомо не интересна участникам. Это характерно для рынков, где достаточно быстро меняются цены. В свое время такая проблема возникала с закупкой ГСМ (сейчас ее нет, поскольку произошли изменения в законодательстве): заказчики брали прогноз по цене у потенциальных поставщиков, на его основе устанавливали стоимость, а когда дело доходило до закупки, а тем более заключения контракта, цена уже была не вполне актуальной. Такое случается и с подрядными работами, и с поставкой товаров, и с оказанием услуг.

Почему? Дело в том, что заказчик может взять как среднюю, так и минимальную или максимальную из названных ему цен. Если потенциальный участник, предложивший минимальную стоимость, не заявляется, а другим она не интересна, то все – аукцион не состоялся. Обычно на практике потенциальный поставщик товаров или услуг цену завышает. Условно: если продукт стоит 10 тыс. рублей, пишут – 17 тыс. рублей, поскольку понимают, что на аукционе цену все равно собьют. И немало, поверьте, возможно, с 17 до 2 тыс. рублей.

– По данным Омского УФАС, тот же «СтройТраст» при участии в аукционах по капремонту автодороги Сыропятское – Кормиловка – Калачинск и по строительству и реконструкции дороги 3-я Островская – Крупская допустил нарушение: представил недостоверные сведения об успешно исполненных контрактах. Кассация уже подтвердила решение Омского УФАС. Можно избежать подобных ситуаций? Чем они чреваты?

– Госзаказы в области строительства таких крупных объектов, как правило, предполагают наличие у участников серьезного опыта выполнения подобного рода работ. Это должно подтверждаться документами об успешном завершении контракта. И нередко участники закупок по ошибке или со злым умыслом в качестве исполненных контрактов указывают те, которые еще не завершены в полном объеме. Не думаю, что эти ситуации несут что-то непоправимое и крайне негативное, т. к. комиссия по осуществлению закупок еще на этапе отбора участников может отклонить заявку, содержащую недостоверные сведения.

Да, нередко слово тендер встречается в одном предложении со словом коррупция. Но, на мой взгляд, если она и есть, то крайне сложно реализуема, настолько прозрачна система. Любой человек на сайте госзакупок может узнать абсолютно все: что покупают заказчики, в каком объеме, за какую стоимость, с кем заключают контракты, как их исполняют, вплоть до документов о приемке по этим контрактам. И это позволяет увидеть интересные вещи. В одном из регионов России (не в Омске) администрация района объявила тендер на 3,5 млн. рублей по подготовке заявки на участие муниципалитета в некотором конкурсе. Возможно, я не знаю каких-то нюансов, но представляется странным, что на конкурсное мероприятие, где участник должен презентовать свое муниципальное образование, приглашают стороннего исполнителя и платят ему 3,5 млн. рублей. Это очень похоже на отмыв денег.

– Несколько лет назад практически все участники аукционов жаловались, что тендер может выиграть «человек с ручкой»,  у которого нет ни людей, ни техники для выполнения заказа. Плюс картину портят компании-однодневки, в пользу их существования говорит то, что в 2020 году в сфере строительства в Омской области были сняты с учета 840 компаний, а на их место пришли почти столько же – 737. Как эти данные состыкуются с прозрачностью закупок?

– Это большая тема, которую можно разделить на два вопроса. Первый – требования к участникам госзакупок, второй – перерегистрация компаний для дальнейшего участия в госзаказах. С первым все понятно. Что касается второго, то существует реестр недобросовестных поставщиков  – РНП. В него включаются компании, которые, например, выиграв контракт, отказались от его подписания, либо организации, с которыми контракт был расторгнут по решению суда или в одностороннем порядке заказчиком (если участник допустил существенные нарушения). РНП – это механизм противодействия недобросовестным поставщикам. Заказчик подает обращение в антимонопольную службу, и если указанные в ней основания подтверждаются, то компания на 2 года заносится в РНП. Это значит, что участвовать в  госзаказах она не может.

– И тогда создают другую компанию?

– Да, но есть один нюанс: если это юрлицо, то в РНП включается и компания, и директор, и учредитель. И если директор еще и другую организацию возглавляет, то провинившееся юрлицо может утащить в РНП за собой всю группу компаний. И заметьте, предприятия, попавшие в РНП, не то чтобы не могут участвовать в госзакупках, просто допускать их или нет, решает заказчик. На практике, конечно, в большинстве случаев он их отсекает. Поэтому некоторые создают новые организации и оформляют их на аффилированных лиц.

Система госзакупок сложная, это целая отрасль деятельности. Нередко у людей, которые знакомы с ней поверхностно, складывается впечатление, что везде коррупция, все куплено или, наоборот, что на тендерах можно легко и просто зарабатывать по 100 млн. рублей в месяц. Правда, как всегда, посередине. Часто бывает, что у заказчика просто не хватает профессионализма описать товар так, чтобы ему не предлагали что попало.

– Согласна, достаточно посмотреть на ограждения, которые установили вдоль омских магистралей. Они сделаны из настолько мягкого материала, уже через пару месяцев каждая вторая секция имеет вмятины. Всегда удивляет, кто же принимает такой товар...

– Совершенно точно подмечено. На мой взгляд, коррупция в системе госзаказа чаще всего находится в точке приемки товара или услуги, когда государственный или муниципальный заказчик одобряет то, что для него сделали, подписывает акт и закрывает контракт. У меня складывается впечатление, что государство немного перегнуло палку, оно гиперконтролирует процедуру отбора поставщика, а сфера контроля за исполнением при этом оказалась на втором плане. Расскажу историю: в одно учреждение поставляли сок. По контракту этот товар был определенного товарного знака, а по факту – другого и дешевле. Но сок – это продукт: его привезли, выпили, банки выбросили. Пока проверка придет, доказать, что это был не, к примеру, Rich в тетрапаке, а безымянный сок в трехлитровой банке, практически невозможно. И поставщику Rich конкурировать с людьми, которые прикормлены заказчиком, роняют цены, весьма трудно.

– А заказчик может не принять заказ? С соками, понятно, это возможно, а если мы говорим о дорогах, оградах, воротах в парк? Вот заказчик пришел, пнул – качаются. Что дальше? Подрядчик должен разбирать и строить заново за свой счет?

– Это зависит от условий контракта, детального внимания к порядку приемки, к качеству работ. И от желания и интеллектуальных возможностей это все аргументированно не принять. Заказчик посмотрел – на дороге щебня не хватает, он дает мотивированный отказ, и подрядчик обязан за свой счет все довести до состояния, которое указано в контракте, в смете, в техзадании. Профессиональная грамотность в сфере закупок обязательна. Но зачастую (особенно в районах) людям не хватает компетенции, чтобы разобраться. Нам нередко звонят заказчики тендеров и задают простые вопросы про приемку. Случается, что им пытаются впарить некачественный товар, запугивают судами. А наша постсоветская психология дает о себе знать: суд – это «все, мне конец». Людям часто не хватает компетентности, чтобы грамотно отказать поставщику.

– Большой ли процент контрактов, реализуемых на территории Омской области, получают не омичи?

– Через меня прошло около 3 тыс. тендеров, из них, наверное, всего 10-15% выиграли компании из других регионов. Не более. Да, бывают ситуации, когда это вызывает вопросы. Как-то проводили аукцион на поставку шкафов для архива и удивились, что выиграла компания из Подмосковья. Казалось бы, нелогично им везти сюда оборудование. Были сомнения, что они контракт исполнят. Но когда срок подошел, организация все спокойно привезла, смонтировала. Установка лифтов по госзаказу часто осуществляется иногородними. А вот продукты питания на 100% из своего региона. Везти их издалека невыгодно.

– Как Омская область по госзакупкам выглядит на фоне соседей?

– Если взять топ-5 самых крупных контрактов 2020 года у нас и в регионах, с которыми нас чаще всего сравнивают, то получится следующая картина. В Омской области в пятерку входят контракты на 7,6 млрд. рублей, в Новосибирской – на 12,1 млрд. рублей, в Тюменской – на 10,2 млрд. рублей (без ХМАО и ЯНАО), в Томской – на 6,8 млрд. рублей, в Свердловской области – на 27,5 млрд. рублей. У них один из контрактов объявлен на 12 млрд. рублей – это строительно-монтажные работы для Дворца водных видов спорта в Екатеринбурге.

– Столько же стоит и «Арена Омск»… Кстати, Новосибирская область в 2020 году вошла в пятерку крупнейших госзаказчиков и увеличила свою долю на 2,8%.

– Действительно, в 2020 году Новосибирская область отличилась крупными госзаказами по строительству и реконструкции дорог на сумму свыше 11 млрд. рублей. Эти контракты занимают первые четыре строки в пятерке самых дорогостоящих в Новосибирской области.

Последняя веха реформы госзакупок началась в 2014 году с введением в действие законодательства о контрактной системе. Прошедший недавно XVI Всероссийский форум-выставка «Госзаказ» показал, сколько проблемных вопросов в этой сфере. Здесь и сложность самого законодательства, и коррупция, и нелогичные заказы, и откровенно попустительское отношение к вверенным финансам. Например, на форуме обсуждался конкурс на реконструкцию в Нижнем Новгороде 13 фонтанов на 79 млн. рублей. И это на фоне серьезных проблем с дорогами. Такая же картина наблюдается в некоторых регионах России с детскими площадками: их устанавливают так, что они буквально окружены грязью и глиной, и подступиться к ним нельзя. К счастью, такие факты постепенно уходят в прошлое. Свою роль в этом сыграли и развитие системы электронных закупок, и прозрачность отрасли, и работа общественности. Именно поэтому форуму «Госзаказ» уделяется такое внимание: за три дня в его работе приняло участие около 200 спикеров, посетило более 10 тысяч представителей бизнеса и контрактной системы. Кстати говоря, Омская область на форуме была награждена за достижение высоких результатов в рейтинге эффективности и прозрачности закупочных систем по итогам 2020 года.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 21 апреля 2021 года.



Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.