Все рубрики
В Омске среда, 1 Декабря
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 74,8926    € 84,8234

Геннадий ДОЛМАТОВ: «На меня оказывалось давление, в том числе и посредством уголовных дел (8 дел за 8 лет руководства). В основном по земельным вопросам. На пенсии, видимо, буду писать мемуары»

10 мая 2021 12:28
3
3498

В Омске ТГК-11 за золоотвал идентичной площади платит 15 млн рублей, а в Омском районе – всего пять (полный текст).

Глава Омского района Геннадий ДОЛМАТОВ избран недавно секретарем Омского местного отделения «Единой России». Пандемийный год выдался для чиновника непростым еще и из-за иска губернатора Омской области, о котором много писали СМИ. На кухне «Коммерческих Вестей» ДОЛМАТОВ рассказал о нюансах судебного разбирательства, поделился информацией о крупных инвестпроектах района, о том, как повлияла новая кадастровая оценка на стоимость местной земли и о многом другом. Наиболее интересные моменты беседы записала обозреватель Анастасия ПАВЛОВА.

О суде с антикоррупционным управлением

– Геннадий Геннадьевич, вы собираетесь обжаловать решение Омского районного суда? И уточните, пожалуйста, о чем оно гласит – в прессе нигде не было это внятно прописано.

– Да, мной и Советом депутатов Омского муниципального района поданы апелляционные жалобы, но дата начала процесса еще не назначена. Подчеркну сразу: речь ни в коем случае не идет об опротестовывании решения губернатора, а всего-навсего об уточнении требований. После проверки управления губернатора Омской области по профилактике коррупционных и иных правонарушений в районный совет пришел документ о нарушении мной антикоррупционного законодательства в части непредоставления актуальных сведений. Имелся в виду, во-первых, больничный лист на 3 802 рубля (это должно было быть вынесено в отдельную строчку декларации – не отрицаю, что так не сделал). Во-вторых, ни для кого не секрет, что собственного жилья в Омске у меня нет – проживаю в служебном вместе с супругой. Но моя жена зарегистрирована в доме у своих родителей, в котором не имеет собственной доли. Естественно, как и все мы, навещает их, но там, понятно, не живет. Согласно позиции антикоррупционного управления она должна была отразить в декларации право пользования этой квартирой. Исходя из подобной логики, я должен указывать и свое пользование номером в гостинице, например, при командировках или при посещении вашей редакции. Третий момент – пустые банковские счета без движения средств. Многим из нас звонят и говорят, что на наше имя оформлена кредитная карта, хотя мы не просили и даже в глаза ее не видели. Так со мной и случилось.

– Это ваша принципиальная позиция – жить именно в муниципальной квартире?

– Нет, так просто сложилось. С 2007 года я строил дом в Розовке, который ввел как раз к коронавирусной самоизоляции. Сейчас живу там на выходных и летом, в будни ездить на работу оттуда довольно далеко. Особо оценил проживание в доме на земле, когда провел в нем месяц, болея коронавирусом. Все равно двигаешься, занимаешься чем-то. В период пандемии, кстати, сильно вырос спрос на дачи в Омском районе.

– Давайте вернемся к иску губернатора.

– Все вышеперечисленное стало поводом для областного управления в марте 2020-го направить документы в Совет. В федеральном законе о противодействии коррупции указана норма, обязывающая субъект разработать нормативный документ, который определяет конкретный орган по рассмотрению подобных вопросов на уровне муниципалитета. Председатель Совета дал ответ, что не имеет полномочий давать такую оценку и вернул их в управление. Облуправление обратилось в прокуратуру, которая вынесла представление рассмотреть вопрос. В присутствии надзорного органа Советом было отказано в удовлетворении его требований в силу того же отсутствия правовых оснований заниматься темой, и это обжаловано не было. Прокуратура в итоге обратилась в нашу администрацию с требованием сформировать орган, который мог бы рассмотреть сложившуюся ситуацию. Мы этим как раз и заняты. Но орган формируется не из числа депутатов райсовета, а общественных деятелей, ветеранов, почетных граждан и так далее. А в сентябре неожиданно поступило второе обращение губернатора, в котором была переквалифицирована тема на предмет моей отставки. В первом случае признавали малозначительность, а во втором уже требуют отставки – странно. Ведь это разные правовые нормы. Совет – уже во главе с новым председателем – снова вернул документы управлению. В прессе сетовали на отказ Совета рассматривать обращение губернатора, мол, надо было (хотя это незаконно) обсудить малозначительность и оставить всех довольными. Но проблема в том, что такое решение может стать инструментом давления на любое выбранное лицо, будь то депутат или глава района. Дело не в моем конкретном случае. Мы бьемся исключительно за то, чтобы порочная практика не формировалась дальше.

– Вы встречались с губернатором по этому поводу.

– Да, Александр Леонидович меня пригласил и официально заявил, что претензий ко мне не имеет. МУРАШКИН, глава управления, ушел в отставку. Но механизм-то был запущен.

– То есть недоразумения с областной властью разрешены?

– Да. На меня, впрочем, все мое пребывание на посту главы района оказывалось давление недоброжелателями, в том числе и посредством уголовных дел (восемь дел за восемь лет руководства), из-за моей принципиальной позиции всегда действовать в рамках закона. В основном это касалось земельных вопросов. На пенсии, видимо, буду писать мемуары.

О присоединении к Омску

– Каков был бюджет района в 2020 году?

– Министр финансов не даст соврать, мы, наверное, из районов меньше всех доставляем хлопот. Консолидированный бюджет чуть превысил два миллиарда рублей, по налоговым и неналоговым доходам мы приросли на 170 млн, собственных доходов более 700 млн, 1,3 млрд – выравнивание бюджетной обеспеченности. Бюджет социально ориентированный: более 70% выделяется на содержание школ, детских садов, культурных, спортивных учреждений. Максимально участвуем в программах по водоснабжению, строительству дорог и прочих.

– В последнее время больше не было поползновений присоединить к Омску часть территорий Омского района?

– Я по-прежнему отношусь к этому негативно. Приведу пример. До недавнего времени площадь Москвы составляла 1054 кв. км (сейчас 2561,5 кв. м. – Прим. авт.), Омск – 530 кв. м. При этом плотность населения в Омске – миллион с небольшим, а в Москве – 10 млн (уже почти 12 млн, причем ведется учет только зарегистрированных граждан. – Прим. авт.). Несопоставимо, правда? И такая скученность явно не от хорошей жизни. Взять в свой состав новые территории – огромная ответственность. Ресурсность же Омска не исчерпана – посмотрите, сколько у нас в городе частного сектора, пустырей. Прирастать миллионному городу путем присоединения земель Омского района – не лучший путь, нужно вкладываться в его развитие иначе. Тем более у нас уже есть опыт с Троицким сельским поселением, причем не единожды. Проводились опросы – люди присоединяться не готовы.

– Включая микрорайон «Ясная поляна», которая входит в это сельское поселение?

– Конечно. В этом многоэтажном микрорайоне порядка шести тысяч жителей, а в самом Троицком – около девяти. В «Ясной поляне» позиция строится на протесте, их можно понять: у них нет ни школы, ни детского сада, проблемы с транспортом. Но жители 60+ голосуют против присоединения – им ведь ни школа, ни детский сад не нужны, а сельские учителя, например, получают доплату к пенсии, при этом проживая близко к городу. Молодым специалистам даем подъемные – 15 тысяч + 2 тысячи на проезд ежемесячно в течение трех лет. Город такого, например, не делает.

– А инвесторы выходят на вас, собираются что-то строить еще?

– Дело в том, что земля находится в залоге у казахстанского банка, кредитора обанкротившегося застройщика «РОКАС». На протяжении полутора лет правительство области вело переговоры о переуступке части участков, предназначенных под строительство школы и детского сада. Банк категорически отказался, тогда регион выкупил участки, включился в федеральные программы. Строительство должно было начаться в 2021 году, но время ушло на перевод земли, внесение изменений в документацию, сейчас ведутся проектные работы. 50% участков остается в «Ясной поляне» незастроенными, но они находятся в залоговой массе. «Азовский строительный отдел», который достроил восьмой и девятый дома и ввел их в эксплуатацию, готов строить и дальше, но не может ввиду технических сложностей: строительство дальше нельзя развивать без создания канализационной системы. «Омскводоканал» уже производит расчеты по реализации проекта напорного коллектора стоимостью 300 млн. Пути три: строить за бюджетные ресурсы, но в полном объеме это малоперспективно; включать проект в инвестпрограмму «Омскводоканала» до границы с нашим районом, а дальше использовать региональную программу; скидываться бюджетами всех уровней и софинансировать работы «Омскводоканала». По водоснабжению похожая ситуация, но для дальнейшей застройки будет достаточно реконструкции системы, глобальных вложений не потребуется.

О коммуникациях и мусорном полигоне

– Что с коммуникациями в коттеджном поселке в Большекулачье?

– Чтобы запитать большее количество потребителей, нужна реконструкция водопроводной системы, там на Надеждино-то не хватает. Инвестор безответственно подошел к этому вопросу, иначе не могу это назвать. Можно было прийти к нам, попросить помочь оценить техническую ситуацию, мы бы озвучили все риски. Рассматриваем вопрос строительства резервуара чистой воды. Есть и другой путь. Взять коттеджный поселок в Пушкино в районе Серафимо-Вырицкой обители. Там социально ответственный инвестор пробурил скважину, получил лицензию на недропользование, поставил станцию локальной очистки воды со скважины. Я там был – станция размером с комнату, в которой мы сидим. Рентабельная.

– В какой стадии находится строительство водопровода Крутая Горка – Красноярка – Чернолучье?

– В Красноярке много скважин, но летом воды не хватает: люди поливают огороды мимо счетчиков, есть слепые врезки. В прошлом году из строя вышли четыре скважины, коммунальщики, обслуживающие сеть, были не готовы к этой истории. Пришлось вмешиваться. Надежность скважин слабая – они заиливаются, проседают при засухе и так далее. Губернатором было принято решение о строительстве водопровода, попали в федеральную программу. Проект подготовлен, он находится на экспертизе в ГАСН.

– А строительство во сколько обойдется?

– В 650 млн. Деньги федеральные, но подразумевается региональное софинансирование.

– Пионерские лагеря, базы отдыха включены в проект?

– Мощности включены, да – пять тысяч кубических метров. Но не сама подводка – программа не позволяет нам это делать для юридических лиц, только для населения. Организации будут дотягивать до себя от магистрали за свой счет. Предусматривается реконструкция части системы водоснабжения Омскоблводоканала, установка более мощных насосов.

– Как быть с азотистыми веществами в чернолученских скважинах?

– Они везде есть. Это техническая вода, непригодная для питья и использования в пищу.

– Вы делаете срезы на регулярной основе?

– Лично район нет. Это делает организация, обслуживающая население в части водоснабжения.

– Продолжая тему экологии. В Омском районе должны построить мусорный полигон. Насколько мы понимаем, единственный у которого нет никаких внятных сроков, нет концессионера.

– Ранее речь шла о полигоне в Андреевке, но Минприроды на нем не остановилось. Определено другое место – Красная Тула, крайняя деревня на юге, граничащая с Черлакским районом. Мне нравится это место – оно достаточно удалено от города и крупных населенных пунктов, далеко от самой деревни, подходит по всем параметрам. Да, перевозчику неудобно, возникают вопросы, но с точки зрения морально-этических норм, восприятия населением этот вариант оптимален. О строительстве какого-то мусороперерабатывающего завода на территории нашего муниципалитета пока речь не идет, диалога на этот счет с Минприроды у меня не было. Земельный участок в Красной Туле мы передали в регион. Наверное, когда найдется инвестор, будет строительство, но пока официальных документов нет, все на уровне слухов.

Об инвестпроектах

– Как обстоят дела с проектом крематория в Морозовском поселении?

– В 2013 или 2014 году мы предусмотрели место на территории Восточного кладбища, зонировали его. Много было желающих поучаствовать в проекте. Если говорить о крайнем варианте, то он в вялотекущем состоянии. Земельный участок находится в аренде, арендная плата исправно платится. Артем НИКОЛАЕВ обещал, что проект будет готов еще в прошлом году, но внешне ничего не движется. Будем обсуждать, приглашать на инвестиционный совет.

– Что интересного последний раз разбирали на инвестиционном совете?

– 2020 год по объективным причинам не был таким активным, как обычно, произошло снижение в 7% по предпринимателям. Около 355 млн инвестиций мы привлекли в основной сектор экономики по 15 проектам. В этом году нам надо привлечь 460 млн рублей – там и реконструкция оросительных систем, и введение доильного комплекса в Пушкино и так далее. Доильный комплекс на 600 коров с современным оборудованием, которое позволяет сократить операторов доения. Как ни крути, интерес молодежи к работе в животноводстве падает.

– На прошлых посиделках вы рассказывали про братьев КНЫШ.

– Недавно их посещал: склады у них пустые, реализация идет полным ходом. Картофель обрабатывают, моют, фасуют, поставляют в федеральные сети. Сейчас они рассматривают вопрос установки линии по фасовке в малую тару (по очистке уже приобрели). Чищенный картофель будет дороже обычного примерно на 50%. К моему удивлению, спрос на такую продукцию есть. Я думал, что люди склонны экономить, особенно сейчас, когда экономическая ситуация такая непростая. Мне объяснили, что люди много работают и, приходя домой, не хотят заморачиваться с чисткой картофеля. Мои знакомые тоже мне сказали, что с удовольствием бы хотели купить такой. Когда я делал пост об этом в инстаграм, женщины в комментариях писали: «Когда же поступит в продажу?» В этом году КНЫШИ будут расширяться – поставят линию по фасовке моркови.

– В Ачаирском вы пытаетесь организовать пляж. Расскажите про проект.

– У нас проходит водная артерия через весь район, надо создавать муниципальный проект. Выделили миллион рублей из районного бюджета, приобрели оборудование, вышки, завезли песок, обучили персонал, обследовали дно водолазами, в общем, провели все подготовления. Далее нужно получить разрешение в Роспотребнадзоре, с ГИМС согласовать расположение буйков и прочее, в Минприроды получить основной акт на право функционирования. Вот на все это мы потратили три года. Сейчас в ручном режиме пытаемся уйти от всех сроков, чтобы летом- оно у нас короткое — все-таки открыть пляж.

– Это до Омска по течению? Вода там чище?

– Намного чище. Что касается качества воды, мы в прошлом году ввели в эксплуатацию станцию очистки воды в Ачаире. Брали анализы в разное время – на разливе, когда Иртыш падал, когда стояла жара. Ни разу не «поймали» воду, которая бы не удовлетворяла нормам СанПин.

– А почему не отдали пляж на откуп бизнесу? Пусть бы зарабатывали.

– В Омске есть частный пляж, как ехать к Иртышу по Кемеровской. Много там заработали? Во время пандемии все берега Иртыша от Красноярки до Ачаира были забиты – такая жара стояла. Пляж нужен, и он должен быть муниципальным, бесплатным, безопасным.

О земле

– В этом году актуализируют кадастровую оценку земель разных категорий. Как изменилась кадастровая стоимость земель в Омском районе и как это уже влияет на вашу экономику?

– Честно говоря, мне порой непонятно, чем руководствуются при оценке некоторых категорий земель. Взять край географии – Покровское поселение с неликвидными землями. Как они могут соотноситься с землями в Усть-Заостровке или том же Троицком? Стоимость идентичная или во втором-третьем случае даже ниже. Для меня это загадка. Сейчас другая крайность – упразднили просто все. Арендная плата очень низкая. Те люди, которые арендовали участок 10 соток под строительство ИЖС платили 40-50 тысяч в год. Теперь тот же участок стоит одну- полторы тысячи рублей в год. Случается, что в одной территориальной зоне аренда одного земельного участка может стоить полторы тысячи рублей, а другого – 10 тысяч. И это речь только о землях, которые стоят на кадастровом учете. А декларативные земли? Еще огромный пласт земель, который может даже не попасть под оценку. Но есть инструмент опротестования.

– У вас же тысячи участков в районе, каждый что ли опротестовывать?

– Если вы, как правообладатель участка, считаете, что вам дорого, пишите обращение в Кадастровую палату. А я как орган власти, не могу по-другому посчитать аренду, мне Минимущество передает распорядительные документы. В 90% после рассмотрения комиссией арендная плата снижается.

– Так вы же говорите, что земля подешевела, вам ведь повышать стоимость надо.

– Для населения я не против – лишь бы людям было хорошо, хоть мы и порядка 40 млн потеряли в год на этом. А стоимость для юридических лиц продолжим опротестовывать. Например, территория золоотвала ТГК в районе Ульяновки – мы добились пересмотра кадастровой стоимости.

– Раньше был чуть ли не рубль аренды?

– Что-то вроде. Мы доказали это в суде, но ТГК добилась снижения в апелляционной инстанции. Конечно, это нечестно – в Омске они за золоотвал идентичной площади платят 15 млн, а в Омском районе – всего пять.

– А деньги за аренду поселки получают?

– Нет, район. Такой закон был принят два года назад. Доходы и полномочия от поселковых администраций перешли к районной администрации, а нормативы на содержание служащих в поселениях так и остались. Самое главное – человеку за документом (предоставление земельного участка, получение разрешения на строительство, на ввод и так далее) надо теперь ехать в район. А у нас с севера на юг – 23 км. Мы поговорили с главами поселений, всю трудоемкую работу оставили у себя, а текучку, выдачу справок делегировали им, выделили финансирование.

О главах поселений и китайцах

– Была информация, что вы начали жестко ограничивать кладбища в Омском районе потому, что много желающих хоронить там горожан.

– У нас две проблемные территории – деревня Приветное и поселок Ключи. В Приветном компания по захоронению стала монополистом. Могилы залезли на землю «Омского бекона» и на неразграниченную категорию земель. Поданы заявления о возбуждении уголовных дел, проверки идут до сих пор. Но если в Приветном часть кладбища все-таки оформлена, то в Ключах все захоронения незаконны. Там услуги позволено оказывать только одной организации, а таких ограничений быть не должно.

– Чем закончились выборы в Новоомском, где сначала выбрали сторожа?

– Повторных выборов не было, был судебный процесс, инициированный одним из претендентов на пост. Но скоро все будет организовано.

– А бывший глава ЛЕН ушел в отставку?

– Он временно исполняет обязанности, ведь победитель (сторож ЧЕКМАРЕВА) отказалась от этих полномочий. Сложившаяся избирательная система, с одной стороны, упростила историю, с другой, усложнила, и Новоомские выборы это показали. Действующий глава на каком-то этапе переоценивает свои возможности, и технический кандидат – будем откровенны – выигрывает. Но дальше наступает самое интересное – на прошлой неделе ко мне поступило обращение депутатов (семи из 10) с просьбой допустить врио до выборов, с гарантией, что проголосуют именно за него. Но депутаты часто меняют позицию. И законодательство местного самоуправления несовершенно. Отсутствуют обязанности депутатов, на мой взгляд. Начинаются манипуляции... Даже бюджет не принимают. Возьмем Красноярку. Два состава депутатов переизбирались. В результате бюджет не принят ни на прошлый год, ни на текущий, потеряно около 20 млн рублей. Из-за того что им кто-то не нравится, они саботируют работу и делают только хуже своему поселению. Три раза проваливались выборы – предыдущая глава в декабре 2020-го ушла в декрет, депутаты до сих пор не могут договориться.

– О поселке для китайских рабочих. Принесла ли эта стройка выгоду району?

– Все взятые обязательства китайцами выполняются: они отремонтировали дорогу, выделяли снегоуборочную технику, подарили спортивную площадку. Платят нам налог на землю промышленного назначения, часть НДФЛ. В прошлом году мы получили от них более 60 млн налогов.

– О чем у вас вчера-сегодня болела голова?

– О паводковой ситуации. Хочу публично поблагодарить глав поселений, прочистивших пропускные каналы от снега, подворья стариков. Но самоуспокоением пока не занимаемся, исследуем поля, там водные зеркала достаточно большие. Готовность гораздо выше чем три-четыре года назад, когда как раз с полей все пошло. Затем следует пожароопасный период, нужна опашка территорий, причем не формальная, а серьезная – полоса не менее 10 м – в прошлом году мы столкнулись с тем, что огонь спокойно преодолевал дороги.

Ранее материал был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 21 апреля 2021 года.



Комментарии через Фейсбук
Хэзэ 15 сентября 2021 в 08:04:
Бедненький несчастненький всеми замученный глава. Свой дом дважды перестраивал за счёт муниципальных средств (грамотно спрятали) нецелевку. Артем Николаев друг его зама Плукчи. (В свое время купил у него квартиру и живёт в одном доме на бульваре победы (странное совпадение). Земли в иртышке отдали якобы под ЛПХ, а на самом деле под ИЖС. Участок в 5 га отдал Назарову, и немного Томчаку..... Полигон в чернолучье отдал незаконно частнику и тот наваривался, делясь с ним и Плукчи..... Да, да никто ничего не знает...... И это только часть.....
Гоша 11 мая 2021 в 15:57:
«Если говорить о крайнем варианте...» и этот туда же. Все у него «крайнее».
Дмитрий 10 мая 2021 в 22:22:
А называться мемуары должны «Как я ничего не делал для людей и района»
Показать все комментарии (3)

Ваш комментарий

Иван ПРИТУЛЯК, сокоординатор «Проект М. Перезапуск омской подземки»: «Хочется идентифицировать себя с чем-то большим и хорошим, а не с «жалким грязным городишкой»

Важно найти время, принять официальный дизайн-код для Омска и озаботиться формированием более-менее внятного бренда

1 декабря 13:21
2
395

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.