Все рубрики
В Омске вторник, 9 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 60,3164    € 61,1615

30 лет газете «Коммерческие вести»: сто петербуржцев выиграли суд против администрации Омской области, а москвичи потребовали контроля над омской водкой

9 декабря 2021 22:36
0
3499

О том, как в Омской области выпускали триллионный облигационный заем. 

В свое время Омская область широко использовала разного рода финансовые инструменты: векселя, облигации, займы. «Коммерческие вести» неизменно анализировали каждый из них. Пожалуй, самым скандальным был итог областного облигационного займа, запущенного до дефолта 1998 года. Это было громкое событие, старт которого широкомасштабно показывали по телевидению и в областных газетах. Про финиш подробно написали только «Коммерческие вести». Причем написали про то, что у займа будет бесславный конец еще далеко до этого финиша. В итоге судебные приставы арестовали принадлежащие тогда Омской области пакеты акций двух водочных заводов и Омскоблгаза. Представляем читателям наши публикации тех лет:

Областной облигационный заем не выгоден

Парадокс: областной облигационный заем, как неоднократно заявлял губернатор, успешно осуществляется, в то же время итоги первичных торгов не­возможно найти в наших областных газетах. И это при том, что каждый инвестиционный вдох и выдох администрации сразу же подхватывается и тиражируется. Единственно, лишь итоги самого первого аукциона, состоявшегося 26 февраля, ровно через месяц, в двадцатых числах марта, были опубликованы в одной из газет за подписью информационного комитета области. Этим и ограничилось. С тех пор состоялось еще четыре аукциона – и ничего! В чем же дело?

Топ, топ – топает малыш

Нынешний триллионный областной заем – четвертый по счету. Первый был зарегистрирован в Минфине 28 февраля 1997 года объемом 150 млрд, рублей. Срок обращения – 6 месяцев. К тому времени областной бюджет был, прямо окажем, перекредитован банками. На конец 1996 года объем этих кредитов достиг 410 671 млн. неденоминированных рублей, Причем по ряду банков долги оказались просрочены, а значит, был включен механизм штрафов. Но и без того кредитные договоры, заключенные еще  в 1996 году, продолжали действовать под высокие проценты этого года, хотя в це­лом ставки в 1997-м уже упали. Была поставлена задача обменять банковские долги с гигантскими процентами и немалыми штрафа­ми на облигации, «Если вы и дальше будете накручивать нам пеню, то ее просто не получите», – убеждали чиновники кредиторов. Отсюда и столь высокая доходность того первого займа – ставка ГКО плюс 15%, причем через каждые три месяца – выплата накопившихся процентов. С одной стороны, это было меньше, чем договорные и штрафные проценты областного бюджета, с другой – намного выше, чем банки могли бы получить на любых финансовых рынках страны.

Именно поэтому изначально предполагалось распространить этот заем по закрытой подписке среди ограниченного круга инвесторов, а именно: ЗСРЦ АБ «Инкомбанк», Омский сберегательный банк, омский филиал Столичного Банка Сбережений, Омскпромстройбанк, КБ «Агросервис», омский филиал АКБ «Нефтехимбанк», МКБ «СИБЭС», АБ «Омск-банк» и Региональная продовольственная корпорация. Последняя попала в этот список по той причине, что предполагалось профинансировать ряд сельхозпроектов именно этими облигациями. Не все банки выполнили потом эти договоренности. Консорциума не получилось. В итоге на погашение основного долга по кредитам и процентам по ним было направлено облигаций на сумму 47 млрд, рублей, на формирование регионального продовольственного фонда – 37 млрд, руб., на сезонный завоз топлива – 30 млрд, рублей.

По первому купону доход составил 41,7% годовых, по второму – 40% годовых. Всего было размещено облигаций на 116 млрд, рублей, из которых за живые деньги – лишь 30 млрд, руб., Все расходы по первому займу составили 129 млрд, руб. Все свои обязательства по займу область выполнила полностью.

Не по своей воле

Второй выпуск облигаций был зарегистрирован 18 июля 1997 года в сумме 264 млрд. руб. Это был целевой заем, выпустить его нашу область, как и все другие регионы России, просто вынудили. Он был направлен на, гашение товарного кредита, выданного Минфином России в 1996-97 годах. Кредит был получен (в основном нефтепродуктами) под поставки зерна в федеральный продовольственный фонд. Одна­ко в прошлом году из Москвы ни одного килограмма зерна в этот фонд заказано не было. Урожай в области был неплохой, и крестьяне вполне могли свой долг вернуть, но такой возможности у них не оказалось, Эти объемы переписала на себя область, а значит, автоматически оказалась в должниках Минфина. Эмиссия была осуществлена тремя примерно равными сериями – на срок до трех лет. Первая серия со сроком обращения один год с момента регистрации в Минфине – 87,12 млрд, руб., вторая серия (два года) – 87,12 млрд, и третья (три года) – 89,76 млрд. Платежным агентом по этому займу выступил АКБ «Международная финансовая компания», близкая к ОНЭКСИМ-Банку. Доходность по займу изначально была определена в 10% годовых, что для области вполне приемлемо. Весь объем займа был продан на площадке Московской межбанковской валютной биржи с дисконтом. Величину дисконта узнать мне, увы, не удалось.

Облигации купонные. По первому купону займа со сроком обращения 1 год 18 декабря были уже произведены выплаты в размере 4,3 млрд. руб.

Третья попытка

Третий областной облигационный заем был зарегистрирован 20 августа 1997 года двумя сериями А и Б со сроком гашения в один и два года. В каждой серии – по 100 млрд, рублей. Доходность первой из них привязана к ГКО плюс 10% от ставки рефинансирования Центрального банка, второй – к ОГСЗ плюс также 10% от ставки рефинансирования ЦБ.

На 1 апреля нынешнего года было размещено 75% от всех эмитированных облигаций серий А и около 94% серии Б. Средства от реализации третьего займа частично были направлены на погашение первого областного займа. В ряде случаев вместо погашения предъявителям настоятельно предлагали в обмен новые облигации. Реально по данным областного финансового управления при столь приличных объемах размещения удалось получить в бюджет живых денег всего 26 млрд, неденоминированных рублей, что, конечно же, весьма мало. К тому же уже проплачены купоны серии А – 8,5 млрд. руб. и серии Б – 7,5 млрд. руб.

Доходность по купонам получилась следующая. По серии А: 1-й купон – 21,02% годовых, 2-й – 29%, 3-й – 30%. По серии Б: 1-й купон – 20,03% годовых, 2-й – 36%. Повышение объемов выплат по последним купонам пришлось на фондовый кризис, когда Министерству финансов пришлось срочно поднимать доходность государственных бумаг, чтобы удержать их от массового сброса.

Даешь триллион!

И наконец, 21 января 1998 года в Москве был зарегистрирован триллионный заем Омской области. У него четыре транша. Объем эмиссии первого со сроком обращения 9 месяцев – 50 млрд. руб. второго (12 месяцев) – 300 млрд., третьего (18 месяцев), – 300 млрд. четвертого (24 месяца) – 350 млрд. Обслуживание займа, процедуру первичного размещения, операции на вторичном рынке и процедуру погашения облигаций осуществляет генеральный агент – санкт-петербургская фирма «Александр В. Костиков и партнеры» (сокращенно АВК).

Этот заем начал готовиться еще летом прошлого года. 28 августа Валентином Третьяковым было подписано распоряжение главы администрации «О подготовке к выпуску Государственных именных облигаций администрации Омской области». Законодательное собрание приняло Закон «О Государ­ственном займе Омской области в 1998-2000 годах». Однако проблема оказалась в том, что для России 5 месяцев – гигантский срок. Это в Советском Союзе годами ничего не происходило. В нынешней нашей стране что-то случается чуть ли не еженедельно. В августе прошлого года было идеальное время для выпуска займа: ставка рефинансирования – 24%, доходность ГКО – около 20%, фондовый рынок – на подъеме. Пришел октябрь – и все рухнуло. Кризис в Юго-Восточной Азии прошелся по всем биржевым пло­щадкам мира и особенно мощно сказался на России. Чтобы удержать рынок (а прежде всего курс доллара, который усиленно стали все скупать) Минфин и ЦБ стали повышать ставки государственного банка и доходность государственных бумаг. Автоматически полезла вверх и доходность займов всех субъектов федерации, так или иначе привязанных к ГКО и ОФЗ. То есть, пока омские облигации проходили свой путь до регистрации, ситуация изменилась коренным образом.

Каждому специалисту понятно, что государственные краткосрочные обязательства (ГКО) намного надежнее бумаг любого региона. А это значит – последние станут покупать только в том случае, если их доходность будет выше, чем у ГКО. Что и произошло. 26 февраля, в день первого размещения де­вятимесячных омских облигаций, их доходность составила 42,78% годовых, а у проданных в тот же день девятимесячных ГКО – от 30 до 33%. Отсюда и ажиотаж вокруг омских бумаг, отсюда и высокий спрос, Для покупателей они очень выгодны, Для бюджета области – нет. Сегодня банковские кредиты на тот же срок – около 35%.

Последние две недели областные чиновники про заем говорят мало. Зато в течение всего марта и в начале апреля редкое выступление губернатора по радио и телевидению обходилось без слов о займе. Но была одна разница. Ни один финансовый спе­циалист областного уровня ни слова не сказал о доходности облигаций, только о цене отсечения и средневзвешенной цене аукциона, да и то больше про первые торги 26 февраля с 75%, потому что цена отсечения 12- и 18-месячных бумаг упала до 60-66%, Про доходность говорил только один губернатор.

Новая пирамида?

На сегодня (до 5-го аукциона) общая сумма выручки 104 млрд. рублей, из которых 98 млрд. в бюджет уже поступило. В основном эти деньги пошли на ликвидацию кассовых разрывов и текущие необходимые нужды. На инвестиционные проекты направлена лишь небольшая часть, то есть эти деньги не приносят но­вые деньги, А ведь в ноябре необходимо уже будет выдать 50 млрд., владельцам 9-месячных бумаг. Плюс к этому около 100 млрд. необходимо будет летом-осенью отдать предъявителям серии А третьего займа, Плюс 87,12 млрд. – предъявителям сельскохозяйственного (второго) займа. У области не останется ничего другого, как все вновь полученные в Санкт-Петербурге деньги отдавать по своим предыдущим долгам. То есть заем просто превратится в некую пирамиду, где все последующие заимствования будут покрывать предыдущие.

Все это относится и к предстоящему займу города Омска на 400 млрд, «старых» рублей. Здесь, кстати, задействован тот же самый генеральный агент – ЗАО «Александр В. Костиков и партнеры», которому финансовое управление области уже выразило свое недоумение на этот счет. АВК работает в основном на санкт-петербургских биржах, а значит, вое-таки именно отсюда начнут свое движение городские бумаги. Они тоже будут выпущены несколькими траншами: 50 млрд. – на 6 месяцев, 70 млрд. – на 9 месяцев, 100 млрд. – на год, 100 млрд. – на 18 месяцев и 80 млрд. – на 24 месяца. Понятно, что покупатели предпочтут 6- и 9-месячные муниципальные 18- и 24-месячным областным. То есть омские займы будут конкурировать друг с другом, что, о моей точки зрения, не рационально, Правда, город утверждает, что будет одновременно размещать свой заем в Москве и в Омске, Но в любом случае ситуация сегодня на рынке такова, что и городские облигации для нас окажутся чрезмерно дорогими. Для покупателей в конечном сче­те нет дела до взаимоотношений Омской области и города Омска, они ему все на одно лицо. Финансовое.

Марат ИСАНГАЗИН.

Судят Омскую область

Сто петербуржцев выиграли суд против администрации Омской области

Сегодня, 2 марта 2000 года, вступило в силу постановление Куйбышевского суда Санкт-Петербурга о взыскании с Омской области в лице комитета финансов и контроля администрации области 7 млн. 750 тысяч рублей. Сто петербуржцев, владельцев государственных омских именных облигаций, подали этот иск, требуя вернуть им деньги. Таким оказался закономерный итог широко разрекламированного два года назад миллиардного займа.

Самое запоминающееся в займе – это банкет

Старт займа сопровождался восторгами и словесными фейерверками. 13 февраля 1998 года в Москве рабочая группа некоего мало кому известного экспертного совета при Правительстве РФ во главе с экс-вице-премьером Георгием ХИЖОЙ рассмотрела вопрос об организации проведения облигационного займа Омской области. Были громкие речи, выступление омского губернатора и, самое главное, – грандиозный банкет, участники которого до сих пор, два года спустя, с ностальгией вспоминают подаваемые там блюда.

26 февраля на Санкт-Петербургской валютной бирже состоялся первый аукцион по размещению государственных именных облигаций Омской области. За бумаги номиналом 27,21 млн. рублей было получено 20,6 млн. рублей. Это был единственный аукцион, информация об итогах которого появилась на страницах омской печати.

Не странно ли? На протяжении всей весны 1998-го областные СМИ трубят об успехах займа, а об итогах биржевых продаж никаких сведений, кроме общих слов, нет. Почему?

Ответ на этот вопрос можно получить в информации о том самом первом биржевом «торжестве идеи». 12 марта 1998 года в «Омском вестнике» появилась заметка «Результаты первого аукциона превзошли ожидания», где говорится, что спрос «составил 239,05% от объявленного объема эмиссии».

Но из этого текста выпала одна деталь из удовлетворенных заявок на сумму 20,6 млн. руб. конкурентных было всего лишь на 9,1 млн. руб. На остальные облигации больше одной заявки не было! Как писала тогда сухая и официальная газета «Финансовая Россия», которую трудно заподозрить в каких-либо симпатиях и антипатиях: «С целью повышения инвестиционной привлекательности эмитент разместил бумаги по доходности 42,78% годовых, что выше доходности петербургских ГГКО на 7 пунктов и оренбургских ОГКО – на 4 пункта». То есть Омская область сама установила такую высокую доходность, чтобы «разжечь, распалить» рынок.

Это все равно, как администрация взяла бы кредит в банке под 42,78% годовых, тогда как в омских банках реально давали кредиты в среднем под 35%.

Высокая доходность облигаций – это скорее минус, чем плюс. Потому что выплачивать проценты придется эмитенту. Наверное, тогда предполагалось, что желающие ринутся на биржу и процесс как-то сам урегулируется.

Но произошло наоборот. На аукционе в марте средневзвешенная доходность составила 43,69%, а в апреле уже 46%. Народ брал омские бумаги только по дешевке. 5 марта, например, Омская область выручила 46,88 млн. рублей, а вернуть через год должна была 67,32 млн. рублей.

30 апреля 1998 года газета “Коммерческие вести”, проанализировав итоги торгов, с цифрами в руках заявила, что «Областной облигационный заем не выгоден». Он является типичной финансовой пирамидой, где не предусматривается возможности возвращения средств.

И это было ясно еще до всякого дефолта.

109 миллионов “засушливых” денег

Первые 98 млн. рублей, поступившие в бюджет весной 1998 года, ушли на ликвидацию кассовых разрывов и текущие необходимые нужды. А ведь, согласно Закону Омской области “О государственном займе Омской области в 1998-2000 годах”, деньги должны были пойти на формирование бюджета развития. Лично у меня еще сохранились магнитофонные пленки с Законодательного собрания, где заместители губернатора яро доказывали с трибуны, что средства пойдут “на финансирование инвестиционных проектов и реструктуризацию задолженности областного бюджета".

Впрочем, на реструктуризацию они действительно частично пошли.

Что это такое?

Летом-осенью 1998-го бюджету необходимо было отдать около 100 млн. рублей владельцам другого, предыдущего областного займа. Этих владельцев вызывали в комитет финансов и предлагали поменять их заем на тот где сроки истекают через 9-12-18 месяцев, а иначе они и этого не получат. Таким образом и происходила реструктуризация.

Категорически отказался идти на такую схему АКБ “Международная финансовая компания”, клиентам которого Омская область должна была выплатить 18 июня 1998 года 109 миллионов рублей по сельскохозяйственным облигациям. Банк потребовал: только живые деньги.

Председатель областного комитета, финансов и контроля Наталья ФРОЛОВА срочно вылетела в Москву и заплатила всю сумму. Однако в ее отчете об исполнении областного бюджета за 1998 год лично я не нашел следов этих денег.

Есть сведения, что на уплату долга пошли выделенные Правительством России деньги крестьянам на покрытие потерь от засухи. Многие хозяйства не получили этих средств и по сей день, иным их закрыли взаимозачетами по платежам за налоги и товарный кредит.

Что же касается публикации в “Коммерческих вестях”, то в статье критике была подвергнута и идея предстоящего муниципального займа Омска на 400 млн. рублей, постановление о выпуске которого мэр Валерий РОЩУПКИН уже чуть ли не подписал. Не знаю, сыграла ли статья какую-то роль, но городской заем на свет так и не появился. И правильно. Он был бы так же невыгоден, как и областной. А вот осуществление областной миллиардной эмиссии, возможно; стало одной из причин к отстранению Александра Короткова от должности председателя комитета финансов и контроля.

Омский заем считался самым ненадежным

Еще раз повторю: если бы не было августовского дефолта, администрации Омской области необходимо было его выдумать. С некоторого момента все средства от займа должны были идти только на погашение предыдущих займов. Типичная пирамида! Отнюдь не зря на вторичном рынке Санкт-Петербурга омские бумаги считались самыми малонадежными. Об этом говорят сухие цифры: сразу же после 17 августа 1998 года петербургские ГГКО продавались с доходностью 200% годовых, оренбургские ОГКО – 300% годовых, а омские поднялись аж до 400% годовых!

В декабре 1998-го Омская область предложила инвесторам условия реструктуризации своих обязательств. Опять-таки внутри области ничего не было известно об этих условиях. Как можно судить из заявления инвестиционной компании “ПАБЛ”, владельцам обязательств предлагались условия не самые выгодные.

4 марта 1999 года около 200 петербуржцев, частных владельцев облигаций, собрались вместе, чтобы принять решение о совместных действиях по защите своих интересов. Каждый из них подписал следующее заявление:

"Я, нижеподписавшийся инвестор, требуя незамедлительного и безоговорочного расчета по государственным именным облигациям Омской области, заявляю следующее:

... проводимая “реструктуризация" является откровенным обманом вкладчиков и порочит Омскую область, и в первую очередь ее руководство, в глазах населения. Предлагаю вам незамедлительно изыскать достойный выход из сложившейся ситуации, и без каких- либо условий, полностью рассчитываться по своим долгам".

Первые сто инвесторов – физических лиц подали коллективный иск к администрации Омской области в Куйбышевский федеральный суд Санкт-Петербурга. 29 апреля суд постановил взыскать с должника два миллиона рублей. Судебный приказ был передан в Петербургский сберегательный банк, где открыт бюджетный счет администрации Омской области для размещения и погашения облигаций. Но на протяжении семи месяцев денег из Омска на счет так и не поступило.

В январе 2000 года началась работа по принудительному взысканию с должника денежных средств по месту нахождения ответчика, то есть в городе Омске. Однако комитет финансов и контроля всячески уклонялся от уплаты.

По словам заместителя генерального директора инвестиционной компании “ПАБЛ” Бориса Маркина, "попытки ареста многочисленных расчетных счетов, открытых Омской администрацией, также не дали результатов, поскольку в регионе отработана четкая система “обнуления" банковских счетов должника при предоставлении судебным приставом исполнительного листа”.

Репутация министра

2 февраля петербургский адвокат Андрей Комаров очередной раз прилетел в Омск, и судебный пристав ему прямо сказал, что его уволят, если он будет активно предпринимать какие-либо действия по этому иску, пояснив, что служба у них – да, федеральная, а вот помещения, например, предоставляет власть местная.

11 февраля в Куйбышевском федеральном суде Санкт-Петербурга выиграли коллективный иск следующие сто инвесторов Омской области на общую сумму 7 млн. 750 тысяч рублей. Постановление суда вступает в законную силу 2 марта.

То есть с начала текущего года скандал начал набирать обороты. В середине февраля председателем Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг был назначен Игорь Костиков, возглавлявший в 1998 году фирму “АВК”, генерального агента омского миллиардного займа. Думаю, что разгорающийся скандал с облигациями был совсем не с руки новому министру. Омской областной администрации намекнули, что проблему необходимо срочно решить.

21 февраля 2000 года губернатор Леонид ПОЛЕЖАЕВ подписал постановление № 55-п «О порядке погашения задолженности по облигациям Омской области», где Леонид Константинович объявил 2000-й «годом погашения задолженности перед физическими лицами». Комитету финансов и контроля дано поручение погасить задолженность по "облигациям, принадлежащим физическим лицам, на общую сумму 55,3 млн. рублей, а также по облигациям, принадлежащим юридическим лицам, осуществившим новацию долга в новое заемное обязательство, на сумму 2,1 млн. рублей”. В приложении к постановлению ежемесячно с февраля по декабрь расписаны суммы, выделяемые на гашение обязательств. А февральская сумма фактически совпадает с той, которую Омская область обязана уплатить по судебному приказу санкт-петербургского судьи от 29 апреля прошлого года.

Надо полагать, все средства областной пропаганды будут направлены на убеждение общественного мнения, что инициативой была добрая воля администрации, а не разгорающийся скандал около нового назначения руководителя федерального министерства.

Марат ИСАНГАЗИН

Москвичи требуют 241 млн. рублей, или Контроль над омской водкой и газом

СПРАВКА

о результатах работы по взысканию с администрации Омской области по состоянию на 10.03.2000 г.

В период с 22.04.99 г. по настоящее время в службе судебных приставов Омской области находятся на исполнении 17 исполнительных документов о взыскании с администрации Омской области на общую сумму 241 101 222 руб.

Взыскателями являются следующие юридические лица:

1. АК СБ РФ г. Москвы на сумму взыскания – 114 997 443 руб. (5 исп. листов).

2. Госкомрезерв г. Новосибирска на сумму взыскания – 72 664 000 руб. (1 исп. лист).

3. ЗАО “Балтонэксим Консалт" г. Санкт-Петербурга на сумму – 34 959 809 руб. (4 исп. листа).

4. КБ “Сибакадембанк’’ г.Новосибирска на сумму – 7 451 224 руб. (2 исп. листа).

5. ЗАО “Страховая компания “Дина'1 г. Москвы на сумму – 3 033 169 руб. (1 исп. лист).

6. ООО “Трэйд Финанс” г. Москвы на сумму – 2 533 510 руб. (1 исп. лист).

7. СБ РФ Омской области на сумму – 2 101 577 руб. (1 исп. лист).

8. АКБ “СБС-АГРО” г. Москвы на сумму – 3 479 190 руб.

Для осуществления взыскания судебными приставами

были направлены запросы в налоговые органы и Федеральное казначейство о наличии у должника расчетных и текущих счетов. Была также использована информация, предоставленная взыскателями о наличии в конкретных банках счетов должника.

Всего было установлено 9 счетов, находящихся в четырех банках г. Омска. Проверкой счетов путем выставления инкассовых поручений и соответствующих постановлений было выявлено и перечислено на депозитный счет судебных приставов всего 928 руб.

17.05.99 г. взыскатель ЗАО “Балтонэксим Консалт” заявил ходатайство о необходимости проверки наличия акций, находящихся в собственности Омской области, с последующим их арестом и реализацией. По запросам в шесть организаций, регистрирующих ценные бумаги, были получены сведения о наличии в собственности Омской области акций предприятий, держателями которых являются Фонд имущества и Комитет по управлению имуществом Омской области.

Однако судебными приставами это ходатайство взыскателя было отклонено на основании ст. 120 ГК РФ, регламентирующей порядок взыскания государственных организаций. В связи с чем, согласно поданной ЗАО “Балтонэксим Консалт” жалобе на действия судебных приставов, определением арбитражного суда г. Санкт-Петер-бурга и Ленинградской области от 20.10.99г. такие действия были признаны незаконными. Судом было предложено: в случае отсутствия денежных средств в администрации Омской области обратить взыскание за счет имущества, составляющего казну Омской области. На основании данного определения судебным приставам – исполнителям было вынесено постановление об ограничении права распоряжения акциями следующих предприятий на общую сумму 25217 руб.:

– ОАО “Омское ликеро-водочное предприятие”;

– ОАО “Плодоовощная база “Амурская”;

– ОАО “Пищепром”;

– Водочный завод “Кормиловский”.

В свою очередь ЗАО “Балтонэксим Консалт” заявило повторное ходатайство об аресте высоколиквидных, по их мнению, акций ОАО “Омскоблгаз” и других предприятий, держателями акций которых является Фонд имущества Омской области. Ходатайство взыскателя по объективным обстоятельствам судебными приставами до настоящего времени исполнено не было.

Определением арбитражного суда Омской области от 10.12.99 г. действия судебного пристава-исполнителя, выразившиеся в отказе наложения ареста на ценные бумаги, признаны незаконными. После обращения взыскателя к судебным приставам о необходимости возобновления исполнительных действий им 19.01.2000 г. была вновь подана жалоба на неисполнение решения суда судебным приставом-исполнителем. Определением арбитражного суда от 16.02.2000 г. в удовлетворении заявителю отказано.

16.02.2000 г. арбитражным судом Омской области вынесено определение по заявлению службы судебных приставов Омской области о приостановлении исполнительного производства. Дело к слушанию назначалось на 10.03.2000 г., перенесено на 31.03.2000 г.

08.12.99 г. в арбитражном суде Омской области была рассмотрена жалоба другого взыскателя – ЗАО “Страховая компания “Дина” на неисполнение решения суда по осуществлению взыскания с администрации Омской области. Своим определением арбитражный суд обязал судебного пристава-исполнителя совершать действия, связанные с обращением взысканий на денежные средства и имущество должника, то есть администрации Омской области.

08.02.2000 г. представитель ООО “Трэйд-Финанс” проинформировал ССП о том, что ими готовятся для передачи на исполнение документы о взыскании с администрации Омской области на сумму 200 млн. руб., а также обращение в Департамент ССП МЮ РФ о неисполнении судебными приставами Омской области предусмотренных законодательством действий по осуществлению взыскания с должника.

Н.Г.КИРЬЯНОВ, старший судебный пристав ПСП Центрального административного округа Омска

14.03.2000 г.



Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.