Все рубрики
В Омске суббота, 13 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 60,8993    € 62,5355

«Если ничего не делать, эта территория будет деградировать»: какие доводы в суде приводили защитники неприкосновенности дендросада и их противники

28 мая 2022 13:22
2
2718

Экоактивисты категорически против появления там так называемого «природного рекреационного парка». 

24 мая Куйбышевский суд отказал 29 омичам в их административном коллективном иске к Министерству природных ресурсов и экологии Омской области. Административные истцы – профессор ОмГУПС Сергей КОСТАРЕВ и несколько десятков подписантов требовали признать незаконными и недействительными Постановление Правительства Омской области от 15 декабря 2021 года №№ 609-п «О создании природного рекреационного комплекса регионального значения «Старозагородный» и внесении изменений в постановление Правительства Омской области от 16 февраля 2011 года № 26-п», а также распоряжение Министерства природных ресурсов и экологии Омской области от 13 октября 2021 № 268. Дело рассматривает Майя ЖИДКОВА. Заинтересованными лицами выступают правительство Омской области, губернатор Омской области, прокуратура Омской области.

О проигрыше общественников в первой инстанции суда «Коммерческие вести» уже сообщали. Теперь представляем читателям подробности о доводах той и иной стороны в этом судебном споре с одного из заседаний суда.

Согласно вышеупомянутому постановлению от памятника природы регионального значения «Областной дендрологический сад имени Г.И. Гензе» отделена часть территории с понижением ее природоохранного статуса. Административные истцы полагают, что имеются нарушения правил проведения оценки воздействия на окружающую среду, требований к материалам ОВОС, на основании которых проведена государственная экологическая экспертиза и вынесено необоснованное заключение.

— Эти нарушения создали правовые основания к увеличению негативного воздействия на сложившуюся экосистему в существующей особо охраняемой природной территории, что нарушает права истцов как жителей населенного пункта город Омск, в котором расположен памятник природы, в отношении которого приняты оспариваемые акты и заключение государственной экологической экспертизы, на благоприятную окружающую среду, и, как следствие, права на охрану здоровья, – говорится в иске.

Истцы ссылаются на п. 4 ст. 58 ФЗ «Об охране окружающей среды», из которой следует, что изъятие земель природно-заповедного фонда запрещается. Единственным законным способом исключения земельных участков из территории ООПТ является их перевод в другую категорию ввиду утраты ими особого природоохранного, научного, историко-культурного, эстетического, рекреационного, оздоровительного и иного особо ценного значения, однако, как указывают экоактивисты, в заключении государственной экологической экспертизы отсутствуют выводы о такой утрате: «В силу ч. 1 ст. 27 ФЗ «Об ООПТ» на территориях, на которых находятся памятники природы, и в границах их охранных зон запрещается всякая деятельность, влекущая за собой нарушение сохранности памятников природы. Однако такая категория ООПТ регионального значения, как «природные рекреационные комплексы» допускает множество видов хозяйственной деятельности в сфере организации туризма, отдыха, физкультуры и спорта, которые могут оказать негативное воздействие на сохранность памятника природы».

Также в иске идет речь о том, что материалы государственной экологической экспертизы разработаны только на базе прошлогодних материалов комплексного экологического обследования, выполненного специалистами «Рост регионов» на основании госконтракта регионального Минприроды от 3 марта 2020 года, и с техническим заданием из прошлогодней оценки воздействия на окружающую среду: «Согласно версии ТЗ из госконтракта, целью обследований было найти и определить основания для преобразования части территории «Дендросад им. Гензе», что исключало для исполнителя возможность прийти в результате анализа территории к научно-обоснованному заключению, что оснований нет, иначе работа не была бы принята. Такая постановка задач противоречит замыслу и принципам ОВОС. В представленном на текущую процедуру ОВОС изначальном варианте ТЗ были аналогичные формулировки. При этом новое обследование не было выполнено, а на ГЭЭ представлены материалы, в которые вставлено содержание имеющегося обследования, его структура и формулировки в ТЗ просто подогнаны друг под друга. Между исследовательской частью, преимущественно представленной содержимым раздела 4 (природная характеристика территории, оценка состояния природного комплекса, характер антропогенной нагрузки), и обоснованием целесообразности преобразования части памятника природы (раздел 5) ожидаемо отсутствует причинно-следственная связь».

Ссылаются истцы и на официальный ответ Минприроды Омской области за подписью заместителя министра Александра СЕРДЮКОВА, утвердившего окончательные материалы ОВОС: «В объяснении по доводу заявителя о несоответствии цели в разных частях материалов приводится следующее утверждение: «целью (деятельности) является обоснование возможности и допустимости реализации (деятельности), установление соответствия (деятельности) требованиям». Получается, что изменение режима охраны является то ли самоцелью, то ли экспериментом на осуществимость, что никак не соответствует задачам ОВОС».

КОСТАРЕВ и К° отмечают: в рамках прошедших общественных обсуждений в Минприроды от граждан были направлены замечания и предложения по поводу проекта, но многие из них остались не учтены. Также, по мнению истцов, руководитель и эксперты комиссии, проводившей государственную экологическую экспертизу, сотрудники ОмГАУ «не могли беспристрастно и объективно выполнить свои обязанности», поскольку университет – давний деловой партнер Минприроды, а его ученые обладают почетными грамотами и благодарственными письмами от ведомства. Все это, полагают истцы, может свидетельствовать о наличии конфликта интересов: «В разделе 13 заключения ГЭЭ дается «оценка допустимости намечаемого воздействия на окружающую среду», в которой подменен предмет оценки. Из содержания следует, что предметом оценки является создание новой ООПТ на отделяемой части памятника природы (установление режима охраны «природного рекреационного комплекса»), а не отделение части территории существующего памятника природы (ослабление его режима охраны). Т. е. возможное негативное воздействие вследствие преобразования не оценивается, что не соответствует принципам презумпции потенциальной экологической опасности и комплексности оценки воздействия на окружающую среду от намечаемой хозяйственной и иной деятельности (статья 3 ФЗ «Об экологической экспертизе»)».

До начала рассмотрения дела по существу представитель Министерства природных ресурсов и экологии Омской области Ярослав ЯКИМОВ ходатайствовал о привлечении к участию в административном деле в качестве заинтересованного лица на стороне ответчика профессора кафедры экологии, природопользования и биологии ФГБОУ высшего образования «Омский государственный аграрный университет им. П.А. Столыпина» Ольгу БАЖЕНОВУ, руководителя экспертной комиссии, проводившей государственную экологическую экспертизу проекта постановления правительства о создании рекреационного комплекса «Старозагородный». Ходатайство было удовлетворено.

В зале суда представители истцов поддержали свои требования в полном объеме. Инженер-программист Артем ПИСАРЕНКО в очередной раз посетовал, что в задачи госэкоэкспертизы не входило определение природной ценности обсуждаемой территории. Истцы не имели единой позиции, что должно там находиться – продолжение дендрологического сада или уголок дикой природы. Однако они однозначно сходились в одном – опасении, что чиновники сделают обычный парк с асфальтом и спортивными тренажерами. Юрист Максим ДУДЕНКО добавил, что, по его данным, прокуратура не раз выносила предписания обслуживающей территорию компании, посольку земля содержалась недолжным образом. Истцы утверждали, что заниматься ее благоустройством – организовывать пешеходные дорожки, ухаживать за насаждениями и так далее – текущий статус совершенно не мешает.

Вероника КАРАБАНОВА согласилась с предыдущими ораторами, что антропогенная нагрузка, которая неизбежно возрастет с возможным появлением спорт-оборудования, отрицательно скажется на местных озерах и живущих там выдрах, утках, куропатках. Она прямо упрекнула чиновников в действиях, якобы пролоббированных бизнес-семьей ОРКИШЕЙ, именно им принадлежит участок земли, разделяющий действующую и спорную часть ООПТ. Там гуляют свадьбы, запуская дроны и фейерверки, что, по мнению экоактивистов, пагубно сказывается на дендросаде:

– В других регионах к памятникам природы относят и степные ландшафты. Просто необходимо комплексное обследование территории и заключение специалистов, что есть ценного на этой земле.

Ричард-Роман КИНГ напомнил про удручающее состояние экологии Омска и масштабные вырубки деревьев. По его словам, следовало бы особо ценить каждую пядь земли, способную снабдить горожан кислородом.

ЯКИМОВ настаивал, что территория, планируемая к преобразованию, не представляет ценности, свойственной категории «памятник природы»:

– Преобразование части памятника природы поможет не только сохранить природу и рационально использовать природные ресурсы, но и необходимо для дальнейшего развития особо охраняемой природной территории, восстановления естественных ландшафтов, оборудования зоны рекреации и экологических троп. Проект предусматривает преобразование памятника природы путем выделения из его состава на территории площадью 97 292 кв. м новой ООПТ – природного рекреационного комплекса. Режим данной категории ООПТ, планируемой к созданию, позволяет осуществлять деятельность, направленную на сохранение в естественном состоянии природных комплексов, восстановление и предотвращение изменений природных комплексов и их компонентов в результате антропогенного воздействия, а также использования этих территорий для организации отдыха, туризма, экологического просвещения, физкультурно-оздоровительной и спортивной деятельности населения, с установлением режима особой охраны, основной задачей которого является регулирование антропогенной нагрузки на эту территорию.

Юрист объяснил, что рассматриваемая ООПТ состоит из двух несмежных частей, что свидетельствует об отсутствии единой экосистемы, а изменение режима охраны позволит удалить старый фундамент с обсуждаемой территории, не допуская, впрочем, там коммерческой застройки:

– Земельные участки, на которых планируется создание природного рекреационного комплекса, отделены от земельных участков, на которых расположен памятник природы, жилищной застройкой и землями иных категорий. Изменяется лишь категория ООПТ и режим особой охраны, общая площадь ООПТ не изменится, статус ООПТ с планируемых к преобразованию земельных участков не снимается. Проведение массовых мероприятий на территории природного рекреационного комплекса является не потребностью, а допущением, поскольку территория не представляет ценности для категории памятника природы, что подтверждается комплексными экологическими обследованиями.

Выводы сводного заключения госэкоэкспертизы соответствуют заданию, подчеркнул ЯКИМОВ, отринув обвинения в ангажированности экспертов. Он попросил суд оставить без удовлетворения коллективное административное исковое заявление. Представитель губернатора и правительства Омской области Татьяна МЕЛЬНИКОВА также попросила суд отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме. Она пояснила, что опасения экоактивистов не обоснованы, поскольку пока отсутствует проект природного рекреационного парка. Также доводы о зависимости экспертов от Минприроды МЕЛЬНИКОВА назвала «носящими предположительный характер», так как те не состоят в постоянных трудовых отношениях.

Последней за кафедру вышла Ольга БАЖЕНОВА, которая рассказала, что уже более 20 лет выступает в роли приглашенного эксперта в различных проектах, связанных с экологической экспертизой, водным, земельным, экологическим правом, правовыми основами охраны окружающей среды, – но как частное лицо, а не профессор ОмГАУ. Отвечая на вопросы суда, она пояснила, что никто из членов экспертной комиссии не был заинтересован в конкретном заключении государственной экологической экспертизы. Эксперты выезжали на место, однако главной их задачей была проверка проекта постановления правительства о создании рекреационного парка на соответствие экологическому законодательству:

– Существует градация особо охраняемых природных территорий – они могут быть федерального, регионального и местного значения. В Омской области сейчас нет федеральных ООПТ. Истцы не обладают достаточными знаниями о развитии заповедного дела в России. У нас существует статус абсолютного заповедования, смешанного и относительного. Абсолютное заповедование подразумевает полный запрет любой хозяйственной деятельности – это заповедники и памятники природы. Заповедники могут быть только федерального значения, их у нас, как я уже сказала, нет. Памятников природы несколько, и они всегда вызывают много споров, потому что есть строгие ограничения по их статусу.

БАЖЕНОВА провела небольшой ликбез:

– Заповедное дело в России развивалось вразрез с международными течениями. Только в нашей стране существует традиция запрещать посещать заповедники и полностью прекращать там хозяйственную деятельность. В международном сообществе считается, что отделить человека от природы – значит нанести ему невосполнимый урон, развитию его личности. В национальных парках у них очень развит экологический туризм. Мы стараемся в России идти тоже в этом направлении: не отгораживать человека от природы, а позволять им жить вместе.

Эксперт одобрила идею регионального Минприроды создания категории «природный рекреационный комплекс». Эта концепция, по ее словам, позволит как раз воплотить идею единения человека с природой. БАЖЕНОВА была членом комиссий и при создании «Птичьей гавани», и тогда ученым также приходилось спорить с общественниками в залах суда. Та история кончилась, как считает профессор ОмГАУ, благополучно – созданием природного парка, который она назвала «жемчужиной Сибири». Сейчас там проводятся научные исследования и разрешен познавательный туризм. Правда, территория у дендросада им. Гензе раз в пять меньше, чем в «Птичьей гавани»:

– Я бы порекомендовала истцам задуматься, чего они хотят на самом деле – запретов или функционирования ООПТ для блага населения. Если ничего не делать, та территория будет деградировать – ее почвенный покров, растительность. А краснокнижных видов там нет, охранять нечего. Так давайте лучше развивать заповедное дело вместе.

Речь вызвала возмущение в зале. Активисты настаивали, что «Птичья гавань» – плохой пример. По их мнению, присутствие там человека как раз пагубно сказалось на местной природе.

Ранее текст был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 11 мая 2022 года.

Фото © vk.com/omskecoprotest



Комментарии
Игорь 29 мая 2022 в 08:49:
Эти высоко эффективные менеджеры разрешают убить краснокнижное животное, не могут найти виновников выбросов ЗВ, теперь пилят землю в городе для присвоения лакомых кусков. Госпожа М.Жидкова наличие мантии убивает трезвый взгляд на реально происходящее? Или Вам плевать на то, что благодаря такому город становится помойкой и местом для проживания с рейтингом ниже плинтуса
Стольник графа Тышкевича 28 мая 2022 в 17:31:
Страница Ричарда-Романа Кинга вКонтакте заблокирована на территории РФ на основании требования Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 20.05.2022 № 27-31-2022/Треб622-22 Это то, что надо знать про этого «активиста».
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.