Все рубрики
В Омске четверг, 26 Мая
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 56,2996    € 57,9210

Книжный клуб: Неполноценное семя

15 января 2022 21:56
0
2278

«Если можно есть Бога, то почему нельзя Джима Уиттла?» 

Название романа Энтони БЁРДЖЕССА "The Wanting seed" (опубликованное на русском как «Вожделеющее семя» или «Семя желания», хотя могло бы быть и «Неполноценное семя») имеет своим источником фривольную народную английскую песню «The Wanton Seed» («Распутное семя»). Об этом сообщает сам автор в ряде англоязычных изданий. Песня известна в исполнении популярного британского певца в жанре «folk music» Берта ЛЛОЙДА, хотя лично мне более импонирует обработка Ника ДЖОНСА (оба есть на Ютюбе). Лирический герой, услышав на ярмарке жалобу девушки, посеявшей первые зерна, что ей не хватает для успеха еще и «распутного семени», помогает в этой беде. Всходы появились через положенные девять месяцев. Здесь имеется в виду старинный ритуал: чтобы был урожай, надо заняться любовью на пашне. Но прямо ни о чем не сказано – только намеками. Типа «на хуторе мы были и бабочек ловили». Ведь и «wanton» чаще употребляется как «бессмысленный». В романе БЁРДЖЕССА этот ритуал был возрожден и с той же целью.

Четвертушка по ОРУЭЛЛУ

Все пишущие — и у нас и за рубежом — о «Вожделеющем семени» как образце дистопии, стыдливо ограничиваются его первой четвертью. Даже в аннотациях. Англия перенаселена. Государство пытается ограничить рождаемость: чем меньше у тебя детей, тем больше льгот ты имеешь. От этого зависит, например, продвижение по службе. И наоборот: больше детей – жестче ограничения в правах. Поэтому насаждается культ однополой любви. Церковь отодвинута на задворки. Каждый умерший измеряется в количестве изготовленных их него удобрений. Еда – брикеты растительного происхождения. Немало отсылок к Джорджу ОРУЭЛЛУ: урезание пищевых пайков, министерство бесплодия и департамент пропаганды, насаждаемая асексуальность и низшие классы, которых это не очень касается, три объединенных государства на планете, ограничение ассортимента алкоголя дешевым резким пойлом и пр., пр., пр. И даже тайная связь героини с чиновником правительства, притворяющимся правоверным (гомосексуалистом).

Обозначив все это, БЁРДЖЕСС двинулся в иную сторону. В «Вожделеющем семени» ограничение государством природы человека сопровождается бесплодием природы в целом: пшеницу косит ржавчина, рыбу – падеж. Встал вопрос об урезании и без того скудных пайков. Но очень скоро выясняется: еды кругом полно. Мясо! То, что ходит на двух ногах.

Не государство внедряло каннибализм. Он возникал стихийно и быстро умножался. Власти так испугались разбуженных «сил, которые не понимали», что даже вернули из небытия религию, почти уже изжитую госпропагандой: «не ешьте своего ближнего, а лучше съешьте Бога».

Тема каннибализма заявлена с первой же страницы романа, когда еще нет такого явления в стране, но уже распевают популярную песенку:

— Мой милый Фред – душка:

Сладок от пяток

До самой макушки.

Он моя сушка!

А может быть, мясо!

В последней трети книги произошла смена фаз и процесс каннибализма принял промышленно-обезличенный характер. Тушенку из человечины завозят из Китая, а излишки населения регулируют с помощью войны. Самоубийственные атаки одних новобранцев на других, каждый из которых после соответствующей пропагандисткой обработки считает противостоящих соотечественников врагами. А потом специальные отряды добивают оставшихся. Так называемое «военное министерство» и те, кто забирает потом тела на мясокомбинаты, — частные корпорации. Государство ушло в тень. А каннибалом стал каждый.

Теория смены фаз

В начале романа учитель истории Тристрам Фокс, главный герой романа, рассказывает ученикам, что их общество находится в Пелагийской фазе, когда правительство придерживается веры: каждый «человек хочет быть совершенным, быть хорошим. Граждане хотят сотрудничать со своими правителями, а раз так, то нет необходимости иметь механизмы подавления, применять санкции для принуждения их к сотрудничеству. Законы являются путеводителями. Нарушьте закон — и вас попросят не делать этого снова или оштрафуют на пару крон. Греховная жажда накопительства отсутствует, животные желания находятся под контролем разума. Более счастливой формы государственного устройства невозможно вообразить».

Но за этой фазой неизменно следует Промежуточная фаза – самая опасная и жестокая, когда «власти разочаровываются, обнаружив, что люди не так хороши, как они полагали. Возникает необходимость постараться принудить людей к добродетели. Законы пересматриваются в сторону ужесточения. Наспех создается система насильственного внедрения этих законов. Разочарование прокладывает дорогу хаосу. В мир вторгается иррациональное, вторгается паника. Когда отступает разум, его место заступает животная жестокость. Избиения. Тайная полиция. Пытки. Приговоры без суда».

Далее идет Августианская фаза, когда «правителей шокируют их собственные эксцессы. Они обнаруживают, что мыслят подобно еретикам, исходя не из врожденной добродетельности человека, а его греховности. Они ослабляют санкции, и результатом становится полный хаос. Но к тому времени разочарование уже достигает своего предела, но оно уже не способно толкнуть Государство на репрессивные действия, и воцаряется своего рода философский пессимизм».

Но колесо вновь поворачивается: со временем начинает казаться, что социальное поведение человека на самом деле несколько лучше, чем может ожидать августианский пессимист, и потому возникают зачатки оптимизма. Так понемногу возвращается пелагианство.

Теория смены фаз — своего рода аналог механизма смены формаций у Энгельса — БЁРДЖЕССУ так понравилась, что он вернулся к ней в книге «1985», где вступил в прямой диалог с романом Джорджа ОРУЭЛЛА.

Ах, мой милый Августин

Пелагий – ересиарх IV века. Он утверждал, что человек по природе добр, наделен свободой воли и сам выбирает, какому пути следовать: греха или праведности. И спасается он лишь через постоянную внутреннюю работу над своим нравственным совершенствованием.

Учение Пелагия официально признано ересью. Его принципиальным противником был Блаженный Августин. Как писал Бертран РАССЕЛ в «Истории западной философии»:

- Св. Августин учил, что до грехопадения Адам обладал свободной волей и мог бы воздержаться от греха. Но когда он и Ева вкусили яблока, в них вошла порча, передавшаяся всем их потомкам, никто из которых собственными силами не может воздержаться от греха.

Сам Августин был куда категоричнее христианских последователей, утверждая, что человеческая воля всегда выбирает зло, если она не укреплена благодатью, и все наши добрые дела в конечном итоге происходят от благодати, которая дается не за заслуги, а непостижимым для нас способом.

Бунт и стихийный каннибализм случились в промфазе, промышленное производство человечины — в авгфазе. Проблема в том, вернуться в пелагианскую фазу-то можно, но необратимое уже произошло: отныне каждый «отягощен злом». Произошло грехопадение не только одного Адама, а практически всего населения (кто не ел мясо – вымерли от голода).

Недаром Тристрам Фокс вспоминает «старинное пелагианское стихотворение» «Королева Маб», где светлое утопическое будущее наступает только при полном вегетарианстве. Поэма Перси ШЕЛЛИ крайне антиклериканская. И ведь заметил же один ребенок в романе: «Если можно есть Бога, то почему нельзя Джима Уиттла?»

В какой-то мере проблематика романа пересекается с «Заводным апельсином», где тоже поставлены проблемы свободы воли и зла человеческой природы. И о том, насколько допустимо искоренять второе, жестко ограничивая первое.

Что ж, на этот раз человек действительно грешен. Но новое грехопадение не исключает спасения. В самом начале романа цитируется «Морское кладбище» Поля ВАЛЕРИ: о гидре, что пьянеет, пожирая свой собственный хвост. Все возвращается на круги своя. Так и Тристрам возвращается к тому, откуда начал: к жене и работе учителем. Но уже изменившимся – пройдя тюрьму, сельские распутные дороги, каннибализм, армию, где — единственный – остался в живых после боя и не стал банкой тушенки.

Кончается роман строфой из Поля ВАЛЕРИ про то, что «ветер крепчает и надо стараться жить», той самой, которое дало название божественному фильму Хаяо МИЯДЗАКИ.

Первая публикация на портале «Фантлаб».

18+



Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.