Все рубрики
В Омске понедельник, 23 Мая
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 58,8862    € 60,8953

Валерий ЖИЛЬЦОВ"Мы не боялись расталкивать локтями конкурентов"

13 октября 2003 14:23
0
2019

Программа «СибВПКнефтегаз» по праву стала визитной карточкой нашего региона. Когда в прошлом году по распоряжению губернатора Леонида ПОЛЕЖАЕВА № 283-р от 25 июня 2002 года у программы появилась добавка «ТЭК», ее основные цели и задачи только расширились. О том, как живет и развивается программа «СибВПКнефтегазТЭК», «КВ» решили расспросить исполнительного директора ее управляющей компании Валерия ЖИЛЬЦОВА.

— О программе «СибВПКнефтегаз» столько всего сказано, что трудно не повториться. Но все-таки: что для вас как ее разработчика, научного руководителя и исполнительного директора представляется самым важным?

— Когда по решению администрации Омской области запускалась программа, омская оборонка лежала на боку. Благодаря пусть и сравнительно небольшим заказам нам удалось поддержать омские предприятия, помочь имв тяжелую минуту. На общем фоне объемов омской промышленности заказы в рамках программы особой погоды не делали, но удалось сохранить потенциал и ряд высоких технологий, которые могли быть безвозвратно утеряны.

Основной задачей программы было создание и развитие производства конкурентоспособного импортозамещающего оборудования, в принципе, можно сказать, что она выполнена. В рамках программы «СибВПКнефтегаз-2000» было освоено производство более 270 наименований оборудования, которое поставлялось 160 заказчикам из топливно-энергетического комплекса сейчас уже более 300, что обеспечило сохранение, поддержание и создание более 12 тысяч рабочих мест. Основное достижение программы в том, что создана новая для региона отрасль — машиностроение для ТЭК.

— Подобные программы пытались запустить в других регионах, но из этого ничего не вышло. Чем, на ваш взгляд, обусловлено то, что именно омская программа оказалась жизнеспособной?

— Такую программу запустить очень сложно, попытки делались в Башкирии, Нижегородской и Свердловской областях, но у них ничего не получилось. Очень важно, что у СибВПКнефтегаза были созданы координационный совет и управляющая компания, которые взяли на себя координацию и непосредственную реализацию программы. Мы не боялись локтями расталкивать конкурентов, «промывали»мозги заказчикам, не только сами побывали во всех центрах нефтедобычи, но и вытаскивали в Омск вечно занятых нефтяников. Не у всех омских предприятий, вошедших в программу, маркетинговые службы были на уровне. Пришлось немало потрудиться, чтобы убедить всех, что главная задача не продать то, что лежит на складе, а удовлетворить потребности заказчика.

Если бы не поддержка областной администрации, нас бы и на порог не пустили нефтяные генералы, а благодаря личному участию губернатора многие высокие кабинеты оказались для нас открытыми. На федеральном уровне признают, что нам удалось создать прецедент, наработать опыт, который можно использовать в общероссийском масштабе. Создан некий механизм — научно-технический, производственный, инновационный, маркетинговый, обеспечивающий сохранение и использованиепотенциала предприятий ВПК для нужд российской экономики и ее флагмана — ТЭК.

Этот механизм действовал на региональном, отраслевом и федеральном уровне, благодаря такому синтезу нам и удалось добиться определенных успехов. Нам советуют подавать документы на Госпремию, и я уверен, что наша программа заслуживает официального государственного признания. Но уж больно хлопотное это дело, пока руки не доходят.

— Если сравнить результаты программы «СибВПКнефтегаз» и «сибВПКнефтегазТЭК», можно ли говоритьо неуклонном росте объемов?

— В ходе разработки и реализации программы «СибВПКнефтегаз» нам удалось определить болевые точки нефтегазовой промышленности, выявить узкие места. Программа была открытой, и наши конкуренты внимательно изучали открытую информацию, а потом с нашими концепциями вышли на рынок и даже в чем-то опередили нас за счет своихкапиталов.

В последние годы конкуренция возросла на порядок, потому что произошло насыщение рынка. Если раньше нефтегазовый рынок был свободен на 10-15%, то сейчас осталось 3-5%, поэтому наши задачи многократно усложнились. Пробиться и раньше было нелегко, а теперь речь идет о выживании ряда наших направлений.


Именно потому, что обострилась конкуреция, рост показателей программы замедлился. Вот, к примеру, как изменялся интегральный показатель — пространство инвестиций и работ программы: 1997 — 170,4 млн рублей; 1998 — 540,2; 1999 — 833,6; 2000 — 1 520,2; 2001 — 1 555,5; 2002 — 658; первое полугодие 2003 — 543,7 млн рублей. При росте количества заказчиков до 389 снизилось количество договоров на стадии производства: условиях рынка 1997 — 153; 1998 — 507, 1999 — 900; 2000 — 1273; 2001 — 1760; 2002 — 931, первое полугодие 2003 — 692. Но, несмотря на некоторое снижение темпов, программа развивается и готова к конкуренции в жестких условиях рынка.

— Если брать в региональных масштабах, какие регионы являются основными партнерами и конкурентами нашей программы?

— В рамках Сибирского региона нам в какой-то степени удалось организовать сотрудничество в рамках программы. В Новосибирске работает филиал нашей управляющей компании, мы действуем совместно по многим направлениям, но новосибирцы ревностно смотрят на наше продвижение в области угледобычи. В программе участвуют около 10 томских предприятий, но в основном малые, с ними легче находить общий язык.

С уральскими предприятиями мы пытались вести переговоры, но не сумели договориться о совместных действиях. Нашими конкурентами в первую очередь выступают предприятия Уральского региона, Поволжья, Центральной части России и Москвы. Там сосредоточен очень мощный промышленный потенциал, но нам, благодаря многолетним наработкам в рамках программы, пока удается сдерживать натиск конкурентов.

— Что мешает более эффективному развитию программы?

— Наша главная беда — жесточайшее хроническое недофинансирование инновационных проектов и НИОКР. Дефицит средств привел к замораживанию более 30 перспективных проектов, снижению темпов освоения новой продукции. К сожалению,государственная финансовая поддержка не была большой: за 8 лет нам выделили из бюджетов около 50 млн рублей, благодаря которым удалось завершить целый ряд проектов.

Из негосударственных источников удалось получить тоже около50 млн рублей. Основные инвесторы: ЮКОС, Татнефть, ЛУКойл, Газпром, в которых пробить финансирование было чрезвычайно сложно. Благодаря финансированию ЮКОСа недавно закончили заводские испытания блочной кустовой насосной станции нового поколения. Полевые испытания этой станции проходят на объектах нефтедобычи компании «ЮКОС». Там же уже запущены одни из первых в России пилотные образцы интеллектуальных скважин.

— Чем отличается новая программа от своей предшественницы кроме, добавки аббревиатуры «ТЭК»?

— Согласно новой программе планируется создать и освоить производство 299 видов эффективного энергосберегающего оборудования, направленного на обновление основных фондов и техническое перевооружение отраслей ТЭК. Ожидается сохранение, поддержание и создание 15 тысяч рабочих мест, бюджетная эффективность составит около 4,5 млрд рублей. Основными отличительными особенностями программы «СибВПКнефтегазТЭК» являются диверсификация на все отрасли ТЭК, в том числе энерго-, теплосбережение и угольную промышленность, акцент на создание многоцелевых мобильных технологических комплексов из комплексного компьютеризированного оборудования, широкое применение новейших информационных технологий, глубокой интеллектуализации создаваемого оборудования и систем (типа «умная скважина») с возможностью комплексной автоматизации технологических цепочек и целых производств ТЭК.

Нужно учитывать новые реалии, многие направления и методы, по которыммы работаем, уже не срабатывают. Нам предстоит активное вхождение в проектное пространство предприятий ТЭК. Их техперевооружение идет строго по проектам, на «россыпь» остается совсем незначительная часть средств. Проникновению в проекты крупных компаний будет способствовать создание инженерных научно-технических центров. Так, уже успешно действует внедренческий центр «СибВПКнефтегаз-ЮКОС».

Выйти на другой уровень конкурентоспособности можно за счетрезкого повышения качества нашей продукции. Всем предприятиям, участвующим в программе, предстоит пройти сертификацию системы менеджмента качества. Не имея сертификата качества, уже нельзя рассчитывать ни на что. Сертификация — это капитальная перетряска предприятия, но без нее скоро будет вообще невозможно работать. Знаю это не понаслышке, так как являюсь экспертом Госстандарта. Мы рассчитываем на определенную государственную поддержку, но прежде всего нужно самим трудиться не покладая рук.

— Не тяжело ли вам, достигнув пенсионного возраста, руководить столь хлопотной программой?

— Да, ритм жизни у меня порой чересчур напряженный: научно-исследовательские изыскания, постоянные переговоры, командировки, согласования и прочие «прелести» руководящей работы. Быть в форме помогают ежедневные разминки и пробежки по набережной Иртыша. Вот уже 30 лет я бегаю по утрам — это здорово помогает сохранять работоспособность. Кроме того, стараюсь спать не меньше 8 часов в сутки, потому что недосыпы рано или поздно оборачиваются большими проблемами. Такой режим позволяет мне справляться с серьезными задачами и в 63 года.


— Ну а чем кроме физкультуры и сна занимаете свое свободное время?

— Я большой любитель классической оперной и симфонической музыки. Постоянно хожу на концерты Омского симфонического оркестра, которыйисполняет музыку мирового уровня. Когда бываю в командировках в других городах, стараюсь посещать музеи, галереи. Очень интересуюсь историей православия, потому что сам человек православный.

Беседовал Андрей КОЛОМИЕЦ.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.