Все рубрики
В Омске вторник, 26 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 70,1345    € 81,7418

Максим ЗУЕВ, технический директор ООО "Омскбланкиздат": "В Омске не любят платить за мозги"

11 октября 2006 12:32
0
2695

Омский полиграфический рынок представлен рядом крупных игроков. Среди них ООО «Омскбланкиздат». Корреспондент «КВ» Юлия НЕНАШЕВА побеседовала с техническим директором компании Максимом ЗУЕВЫМ, который поделился своими мыслями об омском полиграфическом бизнесе:

— Максим Александрович, можно ли в Омскбланкиздате выделить основные направления деятельности? Или компания берется за любую полиграфию?

— Компания специализируется на трех основных направлениях. Мы занимаемся производством рекламно-сувенирной продукции: листовки, журналы, календари и прочая атрибутика с фирменной символикой; упаковочной продукции: коробки, этикетки, рулонная упаковка; а также бланков в очень больших объемах — достаточно сложный, динамично развивающийся рынок, поскольку нормотворчество наших чиновников неиссякаемо.

— Среди этих направлений какое самое доходное?

— Пожалуй, оперативная полиграфия. Ее доходность может достигать 400 %. Правда, смотря от какой суммы. Например, на изготовлении визиток высокая рентабельность, исходя из стоимости визитки пять рублей, но в абсолютном выражении прибыль невелика.

— Компания планирует осваивать новые сегменты рынка?

— В планах расширение журнального производства.

— А сегодня среди вашей продукции какова доля журналов?

— Точно не могу сказать. По-разному. Десяток журналов мы выпускаем постоянно, стабильные издания не экономят на качестве, работают по долгосрочным договорам, неустойчивые в постоянном поиске более дешевых вариантов переходят из одной типографии в другую.

— В целом какую долю рынка занимает компания?

— Вопрос, конечно, интересный. Если посмотреть официальную статистику, получается? что Омскбланкиздат чуть ли не самое крупное полиграфическое предприятие в области. Почему? Я могу предположить, что причиной является наша открытость. Мы как некоторые не платим «серые» зарплаты, платим все налоги. Отсюда высокие показатели, которые делают нас лидерами рынка. Как, на самом деле, сказать сложно, потому что «черным налом» грешат многие фирмы.

— А кто основные заказчики Омскбланкиздата?

— В месяц обслуживаем порядка тысячи. Много среди них мелких, но это не говорит о том, что к ним относятся неуважительно. Мне не хотелось бы афишировать имена своих клиентов. Зачем красной тряпкой махать перед лицом конкурентов? Есть, как и у других, среди заказчиков Омсквинпром, «Оша», банки.

— Почему эти компании размещают заказы у разных фирм?

— Я же тоже не беру бумагу у одного поставщика. Да и зачем? Никогда нет 100%-й гарантии, что кто-то сможет обеспечить постоянно растущие потребности. В целом достигается высокая надежность, что и нравится клиенту. Работает принцип: «Не класть все яйца в одну корзину».

— То есть омские типографии не могут обеспечить выполнение заказов того же Омсквинпрома в полном объеме?

— Могут. Но дело не в этом. Возьмите, например, тот же «Росар». Практически все типографии Сибири, работавшие с этим предприятием по этикеточной продукции, имеют проблемы. Большой объем дает хорошую загрузку. Можно работать без проблем, но до поры до времени. Наступает момент, когда объем сдвигается. Тогда это ощущают на себе все. Наши омские коллеги, к примеру, проиграли тендер в Москве, и все остальные типографии сразу почувствовали, что на рынке есть сильный игрок, который выходит на те рынки, где работают другие. Поэтому работать с большими компаниями — большой риск. Возьмешь все заказы «Росара», а потом ему кто-то предложит на копейку дешевле — он возьмет и уйдет. Что тогда?

— Но есть же какие-то договоренности?

— Их мало кто соблюдает. Не любят у нас долгосрочное сотрудничество на договорной основе. Я это говорю, потому что мы уже обжигались. В свое время у нас были проблемы с «Омским беконом». В 1999 году Омскбланкиздат специально под заказы этого предприятия купил машину, печатающую на колбасной оболочке и термочеках.

Договоренность о размещении заказов с предприятием была, но вся беда, что устная. К сожалению, оно ее не выполнило. У «Омского бекона» поменялись планы, и они отказались от наших услуг. Потом уже через посредников до нас дошел этот заказ. Машину мы, конечно, окупили. Частенько приходится предвидеть ситуацию на рынке мясопродуктов или пива за производителя и инвестировать в спецоснаcтку. Хотя проще было бы договорится заранее, спокойно подготовиться, приобретя соответствующий комплект оборудования, и дать низкую цену. В результате они же сами потом переплачивают, что в итоге отражается на конечной цене продукта. Помогает то, что техника, работающая на предприятии, высокого класса и достаточно универсальна, специалисты могут в короткий срок разработать и освоить новую технологию.

— Как вы оцениваете омский полиграфический рынок?

— Если говорить о рынке периодической печати, в целом он достаточно развит. К примеру, печатать глянцевый журнал тиражом до десяти-двадцать тысяч экземпляров нужно в Омске. Можно, конечно, печатать более высокие тиражи, но это уже менее эффективно, потому что оборудования специального в Омске нет. И ставить его не имеет смысла. Все-таки численность населения меньше, чем в Новосибирске или Екатеринбурге.

Что касается рекламной продукции — рынок развит. Но, опять-таки, если сравнивать с другими регионами, чувствуется отставание. Не потому, что полиграфисты не могут, просто сказывается общее состояние экономики. Взять, к примеру, строительный рынок. Строят много, но конкуренции нет. Отсюда низкий спрос на рекламно-полиграфическую продукцию.

На газетном рынке я вижу всего три-четыре сильных игрока местного уровня: Дом печати, «Иртыш-пресс», типография в Тавричанке. Я не скажу, что большой специалист газетного рынка, но, думаю, проблемы у нас есть. Поэтому многие газеты, выходящие в регионе, печатаются в Новосибирске.

— Продажа Дома печати изменит ситуацию на рынке?

— Начнем с того, что вряд ли найдется покупатель, который купит его за 180 млн рублей. Полиграфистам он точно не нужен. То оборудование, которое там стоит, не стоит тех денег, за которые его продают. Поэтому скорее всего Дом печати купят как объект недвижимости. Его дальнейшая судьба — очередной торговый комплекс или что-то в этом роде.

— А как это отразится на рынке? Те издания, которые печатались там, куда уйдут?

— Перейдут в другие типографии, без особых трудностей.

— А в чем, на ваш взгляд, проблема нашего полиграфического рынка?

— Каждый должен заниматься своим делом. Типография должна печатать. Мы, по идее, не должны заниматься, к примеру, дизайном. Но мы вынуждены заниматься и дизайном, и поиском заказчиков, и другими несвойственными делами. Почему? По моим наблюдениям, в Омске не любят платить за мозги, за идею. Вы, наверно, в своей работе с подобной проблемой сталкивались, когда вам говорили: «Ну, что стоит написать? Ерунда. У вас же все в компьютере заложено». Мы тоже с этим сталкиваемся. Иногда, простите, приносят такие «шедевры», потом просят доработать дизайн, но за эту работу не платят — только за печать. При этом еще требуют скидки на печать. За что? Но приходится частично уступать — сложилась такая порочная практика.

Дизайн — дело специализированных агентств, профессионалов. Наши заказчики должны приносить готовые эскизы. Но беда в том, что в городе развелось много псевдодизайнеров, которые гробят рынок. Покупают пиратское программное обеспечение и начинают работать. Как правило, файлы от таких дизайнеров поступают к нам неготовыми к печати. Есть и настоящие профи, немного их, с именем, с хорошей репутацией, справедливо получающих вознаграждение за работу, с ними иметь дело приятно, получаются отличные издания.

— Это проблема Омска или вообще всего рынка полиграфических услуг?

— Да, на мой взгляд — это чисто омская проблема. Мне, к сожалению, в своей практике ни разу не приходилось сталкиваться с тем, чтобы за наши дизайнерские разработки заплатили столько, сколько они в действительности стоят. Не все заказчики понимают, что качество печати закладывается в допечатном процессе на 85%. Все остальное — это техника и технология.

— А что вам мешает выделить дизайнеров в отдельное производство и нормально зарабатывать на этом деньги?

— Ситуация на рынке. Мы просчитывали такой вариант. Допустим, вывели дизайнеров в отдельное производство. Если это будет дочернее предприятие Омскбланкиздата, то оно должно быть прибыльным, его работа должна быть прозрачна. Начинаем считать. Получается, что стоимость работы дизайнера неконкурентна, она не вписывается в цены, которые сложились на рынке дизайнерских услуг города.

Мы на самом деле устали бороться с этой проблемой. Надеюсь, что рынок перевоспитает. Хотя потом, может быть, будет поздно.

— Есть на омском рынке полиграфии что-то лучше, чем в Новосибирске?

— Флексография. На фоне соседей мы выглядим очень даже хорошо.

— Говоря в целом о доходности рынка, что можно сказать?

— Доходность падает. Это естественный процесс. Число игроков постоянно увеличивается, нового никто ничего предлагать не хочет. Зато демпинг — явление частое. Это видно в тендерах, особенно по госзаказу.

Заказчики, которые проводят тендеры, не прописывают в своих заявках качественные характеристики. Главное — цена.

— Вы хотите сказать, что продукция, которая идет по госзаказу, низкого качества?

— Нет. Но просто поле для обходных маневров большое. К примеру, указываются в заказе как условия плотность бумаги и полноцветная печать. А на какой машине будет печататься, какими красками, какой специалист будет это делать и еще масса критериев, помните про допечатную подготовку? Никого это не интересует. В связи с этим претензий по качеству предъявить никто не может. На самом деле — это проблема. Законодательство позволяет закладывать в условия тендеров всевозможные характеристики, но этого никто не делает.

На Западе есть такая профессия, как принт-байер (print-buyer). Он занимается тем, что заказывает всю полиграфическую продукцию. Тендеры на металл, горючее, медикаменты, полиграфию и другие группы товаров готовят люди. Специалистов, досканально разбирающихся во всех этих товарах, способных учесть технологические моменты, просто нет в природе и тем более у госзаказчика.

— Перспективы рынка?

— Теле-и радиореклама стремительно дорожают. Для продвижения продукции на первый план выходит Интернет. Но есть люди, которые совсем не принимают Интернет, да и не всякий товар через Интернет можно найти. Как до потребителя донести информацию? Почтовые ящики. В данном случае речь идет не о кучах мукулатуры, а оперсонализированной рекламе. Для этого надо иметь базу данных клиентов, формировать которую достаточно сложно, но вполне реально, проверено на собственном опыте.

Что касается газетного рынка, думаю, постепенно произойдет переход на цветную печать. За исключением, может быть, деловой прессы, которой перейти на цвет не позволяет формат. Хотя, например, ваша же газета имеет цветное приложение, поскольку есть клиенты, которые готовы платить за рекламу в цвете.

— Какой полиграфией вам не интересно заниматься?

— Если честно, газетной полиграфией. Газета есть газета. Не очень весело заниматься тем, что тебе не интересно. Хотя если бы этот вид бизнеса был сверхдоходным...

Максим Александрович родился 20 июля 1974 года в Омске. В 1991 году окончил гимназию №19 и поступил в Омский автодорожный институт на факультет промышленного гражданского строительства. Окончил вуз в 1996 году по специальности «инженер-строитель» и по рекомендации поступил в аспирантуру. С 1994 года начал работать на предприятии «Омскбланкиздат». Прошел путь от рабочего-строителя до поста технического директора, который занимает по сей день. В 1998 году обучался по Президентской программе переподготовки управленческих кадров.

Женат. Двое детей.  

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.