Все рубрики
В Омске понедельник, 18 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 71,2371    € 82,7276

Вячеслав КОРЯГИН: «Наиболее низкомаржинальной является печать газет – от 2 до 5%. Более рентабельна печать журналов, особенно глянцевых, но их все меньше и меньше»

14 октября 2015 10:25
0
4959

На днях в Омске очередной раз побывал руководитель новосибирского полиграфического комбината «Советская Сибирь» Вячеслав КОРЯГИН. Как известно, именно это предприятие сегодня управляет типографией, ранее принадлежавшей банкротящемуся Омскому дому печати. Корреспондент «КВ» Лев АБАЛКИН встретился с Вячеславом Александровичем и задал ему ряд вопросов.

– Вячеслав Александрович, насколько я понимаю, вы сейчас занимаете два поста. Чем вы управляете?

– Действительно, я занимаю две должности. 16 лет руковожу крупнейшим за Уралом государственным полиграфическим предприятием "Советская Сибирь" в Новосибирске. А последние пять лет параллельно приходится исполнять функции заместителя генерального директора государственного холдинга ЗАО "Российские газеты", куда входят все бывшие "партиздатовские" типографии. Это те предприятия, которые партия строила в каждом областном центре.

– Почему на вашей визитке написано исполнительный директор "Советской Сибири", а не генеральный?

– ЗАО "Российские газеты" сегодня является управляющей компанией и генеральным директором для всех этих предприятий включая "Советскую Сибирь". Соответственно, я одновременно являюсь и исполнительным органом, и руковожу отдельным полиграфическим центром в Новосибирске.

– А в Омске вы кем являетесь?

– В Омске я представляю ОАО "Советская Сибирь". Мы реализуем здесь проект, который в документах называется "Удаленное обособленное подразделение ОАО "Советская Сибирь" в Омске". Отдельного юридического лица мы в Омске не создавали.

– Тем более что то отдельное юридическое лицо в Омске, которое, кстати, управлялось "Российскими газетами", обанкротилось.

– Омский дом печати вошел в процедуру банкротства буквально через три месяца после создания холдинга. Поуправлять этим предприятием холдингу кредиторы времени не предоставили.

– Но почему «Омский дом печати» обанкротился?

– Вы о бизнесе давно пишете и хорошо знаете, что много советских государственных заводов, пройдя акционирование, обретя современную организационно-правовую оболочку, по начинке, по содержанию, к началу 2000-х годов остались старыми «совковыми» предприятиями. На них не изменились технологические процессы, не была проведена модернизация основных средств, не изменилось отношение персонала к работе в условиях рынка. То есть они оставались на рынке такими мастодонтами из прошлого, проедали активы, планомерно накапливали убытки. А когда эти активы стали заканчиваться, они стали банкротиться. История Омского дома печати, к несчастью, такова, что собственник здесь в свое время не провел кадровую реформу. И руководитель, который назначался еще издательским отделом ЦК КПСС, у которого были совершенно другие требования к руководству, продолжал жить иллюзиями, что выполнение плана и поддержание производственной дисциплины – это самое главное. План спускался сверху, сырье спускалось сверху, оборудование завозилось из центра. Только эти требования, которые предъявлялись к так называемым красным директорам в советские годы, в 90 -х годах были уже абсолютно неактуальны. Когда ЗАО «Российские газеты» начало управлять Омским домом печати, у него уже были накоплены просроченные обязательства перед кредиторами на 140 млн руб., что по объему приближалось к годовой выручке. Было понятно, что спасти предприятие можно было двумя путями: либо взять кредит в коммерческом банке, заложив недвижимость, а потом остаться без этих активов, так как заработать эти деньги в производстве в короткий срок было невозможно, либо взять кредиты на другие, не омские предприятия группы, инвестировать их в Омск и потом 25 лет ждать их возврата. Ни первый, ни второй путь тогда не был одобрен. Поэтому Омский дом печати обанкротили. Но не мы, а кредиторы.

– Правильно я понимаю, что помещения магазинов на первом этаже со стороны проспекта Маркса были проданы еще до прихода «Российских газет» в Омск?

– Задолго. Еще бы пара лет, и осталось бы лишь название «Омский дом печати», а вся недвижимость госпредприятия была бы в собственности разнообразных коммерческих структур.

– Омский дом печати успел войти в сферу вашей ответственности?

– Я стал заместителем генерального директора в 2010 году, а банкротство произошло в 2009-м. Реализация в Омске проекта по созданию обособленного подразделения началась по инициативе Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Меня вызвал заместитель руководителя агентства Владимир ГРИГОРЬЕВ и настоятельно рекомендовал обратить внимание на необходимость сохранить производство газет в Омске, городе-миллионнике, исключив возможность влияния негативных процессов банкротства на производственный процесс печати федеральных и местных изданий. В результате нами был разработан бизнес-план по созданию в Омске подразделения ОАО «Советская Сибирь», состоящий из нескольких этапов. Первый этап инвестиционного проекта включал в себя сделку по приобретению активов: зданий, земельных участков и оборудования, которое входило в конкурсную массу банкротящегося Омского Дома печати. Этап приобретения был реализован осенью 2014 года.

– Что было приобретено и каким юридическим лицом? 

– Приобретало государственное предприятие ОАО "Советская Сибирь", причем используя собственные средства. Мы приобрели два здания, два земельных участка и весь комплекс оборудования, необходимого для поддержания технологического процесса. Информация о сумме сделки всем известна: 65 млн рублей. Сделка была профинансирована и оформлена. Все юридические процессы, связанные с этим, мы осуществили в III–IV квартале 2014 года. Это то, что касается первого этапа бизнес-плана. Вторым этапом предусматривалось решение задачи концентрации производства, ранее дислоцированного в нескольких административных, производственных и складских корпусах ОДП. Перед нами стояла задача разместить на 2,5 тыс. кв. м производство, которое раньше занимало до 10 тыс. кв. м. Для этого нужно было провести капитальную реконструкцию корпуса, который мы приобрели, организовать компактное хранение и обработку сырья. Уточню, что здания, которые видны с проспекта Маркса (бывший производственный корпус) и с улицы Циолковского (редакционный корпус), нам не принадлежат. Мы купили здания во дворе – их с этих улиц не видно.

С января по апрель 2015 года велись строительные работы: устройство наливных полов, замена окон, перегородок и инженерных коммуникаций, создание новых систем вентиляции и поддержания влажности и так далее. Был проведен полный ремонт. С апреля по начало июня мы переместили весь производственный парк с арендованных площадей в реконструированный корпус. Сосредоточение производства в одном помещении дало сразу два эффекта. Первый – уход от непроизводительных потерь времени, которое раньше тратилось на перемещение сырья, полуфабрикатов и готовой продукции с одного этажа на другой, из одного корпуса – в другой. Второй – высвобождение вспомогательного персонала, который занимался этим перетаскиванием. В результате с июня этого года весь технологический процесс обеспечивают 65 человек.

– Сколько человек работало в штате Дома печати?

– Сто пятьдесят. Мы централизовали функцию снабжения, функцию логистики. Довольно хорошо была оптимизирована управленческая надстройка. Понятно, что сейчас здесь не нужна отдельная бухгалтерия, отдельные экономисты.

– Они теперь сидят в Новосибирске?

– Они там и раньше сидели, новых управленцев мы не добавилиВ штате Омского УПУ остались те, кто работает с конкретным сегментом рынка: общаются с заказчиками, выполняют технологическое обслуживание заказов – производственный персонал и тот, который выполняет вспомогательные функции в печатном процессе.

– На месте все равно должен кто-то руководить. Кто это?

– Тот, кто руководил производственным процессом в ОДП, тот и руководит. Это Сергей КУКОБА, бывший главный инженер Омского дома печати. Сегодня он начальник участка "Советской Сибири" в Омске. С точки зрения кадровой преемственность полная. Конечно, новая метла всегда метет по-новому и наши требования к персоналу отличаются от требований предшественников. У нас по-другому отстроен процесс приема заказов, контроля и так далее.

– С какого времени "Советская Сибирь" в Омске занимается печатью газет, журналов и всего остального?

– С 9 октября 2014 года. Уже год.

– Второй этап бизнес-плана уже завершился? 

– Да. Сконцентрировав все технологические процессы в одном помещении, мы приступили к третьей фазе – организации внутреннего режима по периметру производственной территории. Для этого потребовалось согласовать с властями города схему въезда на площадку со стороны ул. Пушкина, решить вопрос со сносом деревьев в одном месте и посадкой в другом, договориться с дорожными службами, организовать КПП с системой допуска и режимом наблюдения и так далее. Мы эти задачи решили.

– Что сегодня представляет собой предприятие "Советская Сибирь" в Новосибирске?

– ОАО "Советская Сибирь" – это юридическое лицо, у которого три производственные площадки. Основная находится в Новосибирске по адресу ул. Немировича-Данченко, 104. Площадь ее составляет около ста тысяч кв. м, численность персонала – порядка 350 человек. Основная часть помещений используется под производство, а избыточные непроизводственные площади сдаются в аренду. Предприятие знаковое, с историей, ему скоро исполнится 95 лет. С 2001 года, когда я стал руководителем, мы провели серьезную модернизацию активов. Приобрели оборудование, отказались практически от всех устаревших технологий. Численность персонала была уменьшена более чем в два раза, а производственная мощность и объемы производства выросли в несколько раз.

– В Омске находится ваше первое обособленное подразделение?

– Нет, с 2012 по 2013 год мы реализовали первый такой проект в Кемерове на базе государственного предприятия "Кузбасс". Оно еще не находилось в стадии банкротства, но все к тому шло. Дабы не доводить до этого, мы реализовали следующую схему. Собственно "Кузбасс" со своими избыточными активами, а именно недвижимостью, был выведен из производственного процесса. Туда был назначен руководитель, чья задача ограничилась эффективным использованием государственного имущества: сдачей в аренду, получением дохода, уплатой налогов, дивидендов и так далее. Производство мы взяли на себя. Сократили производственный персонал, а все средства – порядка 65 миллионов рублей – инвестировали в оборудование. Поставили туда современные печатные машины, организовали технологический процесс.

– Кемеровский рынок сильно отличается от новосибирского?

– Кемерово – город поменьше, с меньшим объемом рынка. И специфика рынка там своя. Достаточно интересная система взаимоотношений между СМИ и местными властями. И сами власти местные там специфические.

– 96 процентов ТУЛЕЕВ набрал на выборах губернатора, кажется.

– Да, при беспрецедентной явке. Тем не менее нам удалось эту специфику преодолеть и сегодня с нами работают крупнейшие региональные издатели. Все положенные налоги мы платим в местный бюджет исправно. С этой точки зрения бюджет вместо убыточного предприятия в центре города получил в нашем лице нормального платежеспособного игрока на своем рынке. Более того, в городе появился платежеспособный местный владелец активов под названием ОАО "Кузбасс", который стал зарабатывать на сдаче в аренду госплощадей. По результатам 2014 года его прибыль составила 7 млн рублей. Для него это первый прибыльный год за последние 20 лет.

– Как обстоят дела в Омске?

– В Омске ситуация немножко другая, так как здесь, к моменту нашего входа на рынок, в ОДП уже шел процесс банкротства. С одной стороны, мы справились с задачей, которую перед нами ставило Федеральное агентство, – сохранили производство газет. С другой стороны, решили проблему погашения долгов перед группой кредиторов, большая часть которых является представителями государства ( ФНС, Росимущество и т.д.). Деньги, которые мы инвестировали, позволили ОДП покрыть те долги, которые копили не мы.

– Что увидела модернизированная новосибирская "Советская Сибирь" при первом взгляде на Омский дом печати? С точки зрения оборудования, возможностей это был позавчерашний день?

– Нет. Оборудование для печати газет, которое было приобретено еще «Омским домом печати», – это современное оборудование. Я не буду вдаваться в подробности, по какой цене оно приобреталось, это не мой вопрос. Но оборудование хорошее и в хорошем состоянии. Персонал квалифицированный. Люди за оборудованием следят и понимают, что это их хлеб на завтра и послезавтра.

– Был период, когда ряд омских газет и журналов печатались в "Советской Сибири" в Новосибирске. Потом стало дороговато.

– "Советская Сибирь" модернизировала свое газетное производство в период с 2003 по 2007 год. В этот момент в Омске не было своего современного газетного оборудования. Мы с самого начала высоко подняли планку качества и скорости производства – поставили "Унисеты" концерна MANRoland, которые в своем сегменте до сих пор являются одними из лучших машин на рынке. Это самые автоматизированные и производительные 16-страничные ротации для печати газет в мире. Каждый год мы покупали по новой «башне», наращивая мощности по запросу рынка. На тот момент, если помните, сегмент газетной печати прирастал ежегодно на 20-25%. Рынок рос, и каждая следующая «башня» окупалась за 2,5 года. Это при том что цена каждой составляла 3,5 млн евро. С 2008 года процесс пошел в обратную сторону и рынком стали востребованы более бюджетные китайские и индийские машины. На смену «унисетам» пришли индийские Cityline Express и китайско-американские Goss Community.

– Они намного дешевле?

– Намного. Они менее надежные с точки зрения срока эксплуатации. «Унисет» проработает 30-35 лет, а эти не больше пятнадцати.

– Вы отказались от «унисетов» или продолжаете на них работать?

– Все «унисеты» по-прежнему работают. Они окупили себя еще до 2008 года, и сегодня мы можем работать на них с более гибким ценообразованием. Рынок Новосибирска больше омского. Это позволяет использовать их по-прежнему эффективно.

– Но что-то мы все о Новосибирске. Давайте вернемся к Омску.

– По состоянию на сегодняшний день бизнес-план в части запланированных инвестиций в омскую площадку можно считать выполненным. Теперь встает вопрос: что делать дальше? Мы не только вложили деньги в выкуп имевшегося на площадке оборудования, но уже начали потихонечку завозить дополнительное. Сюда на замену стареньким Planetaм из Новосибирска привезли современную японскую листовую печатную машину Ryobi 924, под печать обложек и рекламной продукции. 

– Качество обложек улучшилось?

– Да, и обложек и всего сегмента продукции, производимой листовым офсетом. Задача номер один для нас сегодня – максимизировать загрузку на фоне падающего в целом рынка. Мы намерены активно и агрессивно заходить на рынок, предлагая издателям выгодное соотношение цены-качества.

– Кто-то уже загрузил заказами это новое оборудование?

– В Омске есть крупный заказчик на полиграфическую продукцию – ИП БУРМАК. У него издательский дом, который производит многочисленные детские раскраски, кроссворды, журналы для дачников. Регулярный ассортимент его продукции исчисляется тремя десятками. Все это журнальный формат: А4 на скрепку или на термоклей. Раньше он частично у нас в Новосибирске размещал заказы, частично на Алтае. Сейчас стараемся все это делать в Омске.

– Полиграфический рынок съеживается на глазах, особенно СМИ.

– Со вторым согласен, с первым – нет. В целом рынок полиграфический растет.

– За счет каких сегментов?

– За счет упаковки и транзакционной печати. Каждый день, проезжая по улицам наших городов, мы наблюдаем огромное количество камер видеофиксации нарушений ПДД. Как вы думаете, чем это заканчивается? Печатью соответствующего протокола видеофиксации. Такая печать называется транзакционной. Ее объем растет огромными темпами. Если в прошлом году в Новосибирске начинали печатать эти протоколы для ГИБДД тиражами около двух тысяч в день, то сегодня их уже более 7 тысяч ежедневно.Второй пример. Что бы кто ни говорил плохого про импортозамещение, но для полиграфистов в части производства упаковки это благо. Мы начинаем получать все больше и больше заказов на печать пищевой упаковки на экологически чистых материалах, таких, как сплошной картон и микрогофрокартон для тех продуктов, которые раньше не производились в России. Говоря о полиграфическом рынке, мы должны понимать, что сегмент медиа – это лишь 17% от общего объема производства в мире. Падение в этом сегменте с лихвой перекрывается ростом в других.

– Вы говорите об общих трендах. А в Омске есть своя специфика? Что перспективно здесь?

– Конечно есть. Пищевая промышленность в Омске гораздо мощнее, чем в том же Новосибирске. Понятно, пока мы ничего, кроме газет, делать не можем, но только на СМИ делать ставку было бы неправильно. Я считаю, что в Омске нужно развивать упаковку. Как к ней подойти – другой вопрос. На этом рынке уже работают довольно сильные, с хорошим оборудованием типографии.

– Это небольшие, насколько я понимаю, производства.

– Да, небольшие специализированные производства, но свою нишу они занимают прочно.

– У вас уже есть конкретные планы на новые виды производства? Каков, кстати, срок окупаемости вашего бизнес-плана?

– Срок окупаемости бизнес-плана – шесть лет начиная с момента инвестирования. В этом бизнес-плане ничего, кроме газет, нет, но, если ничего больше не делать, то при падающем на 15-20% в год газетном рынке мы не получим никакой окупаемости. Точно пока сказать ничего не могу, но сидеть сложа руки мы не будем, потому что многое из того, что сейчас происходит в стране, полиграфистам только во благо. Нужно только держать нос по ветру. Сейчас наш месячный оборот в Омске – около 15 млн рублей.

– На бланках типографии тоже всегда неплохо зарабатывали.

– Это мнение распространенное, но ошибочное. Бланочная продукция – самая низкомаржинальная.

– А что самое высокомаржинальное?

– Печать денег. Особенно крупных купюр.

– Этим Гознак занимается. А из того, что делается на новосибирской площадке или на кемеровской?

– Кемеровская только газеты производит, а на новосибирской производятся журналы, книги, учебные брошюры в мягком переплете, упаковка из сплошного картона и мигрогофрокартона. Микрогофрокартон марок Е и Ф мы также продаем в качестве сырья. Самым выгодным на сегодня является, пожалуй, производство предвыборной продукции.

– Но это временный, непостоянный заработок.

– Если брать ординарную продукцию, то сегодня сверхприбыли нет нигде. Маржа упала по всем категориям. Среднеотраслевая рентабельность по России в 2014 году составила 8-9%. Наиболее низкомаржинальной является, конечно, печать газет – от 2 до 5%. Производство упаковки тоже не слишком рентабельно – 3-5%. Более рентабельна печать журналов, особенно глянцевых, но их все меньше и меньше становится. Еще более выгодно производство корпоративных книг.

– Но книгу можно и в Новосибирске заказать. Наверное, нет смысла запускать это производство в Омске.

– Емкость рынка маленькая, согласен. По моим данным, в Омске книгу в твердом переплете не делают вообще. То есть ее, может быть, и делают на коленке каким-либо ремесленным способом, но промышленным способом – нет. А в книге ведь главное – переплет. Это технологически самое сложное изделие – до 13 операций. Если тренд книг взять, то в Омске есть смысл ставить салоны оперативного производства Print on demand – печать по требованию. Это некий аналог цифрового салона для производства книг в мягком переплете.

 

– А множество омских салонов оперативной полиграфии вам конкуренты?

?– Газеты они делать не могут. Оборудование не то.

– Вы сказали, что на окупаемость проекта вы должны выйти через шесть лет. А на операционную рентабельность когда?

– Уже вышли.

– Для Омска многие больные вопросы начинаются с "что было бы, если бы..." Думаю, вы в курсе, что на территории нынешнего "Каскада" начинали строить новый полиграфический комплекс. Но началась перестройка.

– Тот, на который самолет упал?

– Да, на который самолет упал. Насколько я понимаю, когда-то у Омска был шанс стать более передовым в области полиграфии городом, чем Новосибирск.

– В моем понимании все решают люди. С точки зрения географии Омск не многим уступает Новосибирску. Новосибирск удобен, так как равноудален от Кемерова, Новокузнецка, Барнаула. У Омска свое преимущество – близость к Казахстану. Во-первых, полиграфический центр строился с учетом потребностей не только одного Новосибирска. Во-вторых, в Новосибирске к тому моменту уровень спроса на полиграфическую продукцию, как это ни парадоксально, был выше, чем в Омске. Имелась жестко детерминированная потребность на переход в цвет. Если в ряде городов, таких, как Барнаул, Новокузнецк, еще пять-семь лет газеты выходили в ч/б без всяких вопросов, то нам издатели заявили: "Нам нужен цвет". Появился тренд, который из Новосибирска стал расходиться кругами по региону. Появился спрос. Тому, кто приходит вторым на этот рынок, всегда тяжелее. Начали бы в Омске развивать – было бы все то же самое.

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.