Все рубрики
В Омске вторник, 27 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,6321    € 100,1776

О БЛЮДЕЧКЕ С ГОЛУБОЙ КАЕМОЧКОЙ, или Кто должен работать за судебных приставов?

20 августа 2008 16:09
0
1720

Там, где кончается государство, наступает беспредел. 

В «лихие», как сейчас принято говорить, девяностые государство благополучно самоустранилось от решения проблем бизнеса, бизнес начал разруливать свои проблемы самостоятельно. К чему все это привело, мы отлично помним.

Однако со временем как-то все потихоньку утряслось: ушли в прошлое бандитские крыши, конкуренты перестали заказывать друг друга, предприятия начали платить налоги. Из налогов образовался вполне приличный бюджет, в котором появились достаточные средства на финансирование институтов государства, обязанных по определению решать те самые проблемы бизнеса. Ну, хотя бы в сфере цивилизованного разрешения конфликтных споров в арбитражных судах и взыскивания долгов с проигравшей стороны. И, казалось бы, жизнь наладилась: отказывается контрагент платить по долгам – идешь в суд, суд выносит решение в твою пользу, возбуждается исполнительное производство, судебные приставы возвращают тебе искомую сумму. Все просто и законно. Тем более, что служба судебных приставов у нас работает просто замечательно. Достаточно набрать в поисковике «судебные приставы Омск», как Интернет, не задумываясь, выдает длинный список ярких заголовков: «В Омске судебные приставы забрали ребенка из цыганского табора», «В Омске судебные приставы ловят должников на перекрестках», «В Омске судебные приставы описали имущество журналиста», «В Омске судебные приставы приостановили добычу «неправильного песка», «В Омске судебные приставы пытались вернуть двум актрисам театра их роли»… Ну, и так далее. К тому же редкая телевизионная неделя обходится без бравурных сюжетов о благородной работе управления, руководимого Сергеем Устьянцевым.
В общем, стороннему наблюдателю совершенно ясно, что омские судебные приставы денно и нощно стоят на страже законности и исполнительного производства. Правда, у тех, кто знаком с принципами работы ведомства господина Устьянцева не по газетным публикациям и телевизионным сюжетам, мнение о результатах его деятельности далеко не столь оптимистическое. В подтверждение готов привести несколько наглядных примеров.
Вероятно, многие омичи неоднократно видели на своих телеэкранах предупреждение о том, что компании «РЕ-Агент» (Решение по делу А46-15427/2007 от 22.02.2008 года Арбитражного суда Омской области), «АИР-2000» (Решения по делам А46-1188/2007 от 19.04.2007 года, № А46-1189/2007 от 19.04.2007 года, А46-1190/2007 от 19.04.2007 года) и индивидуальный предприниматель Н.Г. Ахмедова (Постановление по делу А46-2850/2007 от 15.11.2008 года Восьмого арбитражного апелляционного суда) имеют обыкновение не выполнять своих долговых обязательств, это подтверждается соответствующими решениями арбитражных судов. Таким способом мы пытались помочь службе судебных приставов. Вышеозначенные бизнес-структуры задолжали производителям рекламы «Видео Интернешнл — Омск», «КП-Мастер», «Алькасар — Омск» и ИП Бадмаева П.А. в общей сложности почти 720 тысяч рублей. И получить с них эту сумму, как выяснилось, нет никакой возможности, несмотря на возбуждение исполнительного производства в каждом конкретном случае. Нам не оставалось ничего другого, как прибегнуть к антирекламной кампании, которая, с одной стороны, должна была подтолкнуть должников к выполнению своих обязательств, с другой – предупредить омское бизнес-сообщество о последствиях сотрудничества с этими фирмами и господами, их возглавляющими. Отчасти данная задача была решена – надеюсь, теперь репутацию вышеперечисленным предприятиям и предпринимателям исправить будет очень непросто. Хотя, как я убедился, репутация для них пустой звук. А как быть с репутацией Управления федеральной службы судебных приставов, ума не приложу.
Сухие факты. С 18 июня 2007 года в производстве отдела судебных приставов по Советскому административному округу находятся исполнительные листы группы наших предприятий о взыскании с ООО «АИР–2000» невеликих сумм на 6 323, 9 435 и 20 196 рублей. Результат нулевой.
27 ноября 2007 года вынесено решение о возбуждении исполнительного производства в отношении Ахмедовой Н.Г. на общую сумму в размере 198 906 рублей. Судебные приставы отдела Октябрьского округа сумели взыскать целых 10 822 рубля.
В производстве отдела судебных приставов по Кировскому АО с 22 апреля текущего года находится исполнительный лист о взыскании с ООО «РЕ-агент» 486 444 рублей. Ни копейки на счет стороны, выигравшей процесс, до сих пор не поступило. Понятно, что докладывать широкой общественности о многотрудной работе по восстановлению в ролях драматических актрис интереснее, чем заниматься скучным делом возвращения долгов предприятиям, но во всем нужно меру знать. Никто не против пиара, если он отражает подлинные достижения Управления господина Устьянцева. Но когда реальная работа подменяется победными реляциями и бюрократическими отписками, тут, извините, молчать себе дороже. В прямом, собственно, смысле.
Данная публикация не ставит своей целью поставить под сомнение деятельность всего Омского управления службы судебных приставов, среди которых, вероятно, есть немало достойных сотрудников, старающихся выполнять свои должностные обязанности. Скажем, изначально довольно рьяно взялся за дело молодой пристав Кировского отдела Б. Досмагулов, которому было поручено взыскать задолженность с ООО «РЕ-агент». Когда мы предоставили ему телефон и адрес директора фирмы А. Воробьева, свою машину, своих юристов, пристав произвел некоторые действия по исполнительному листу – встретился с должником, запросил учредительные документы, нашел дебиторскую задолженность. Затем дело перешло к отделу розыска и на этом благополучно застопорилось. Звонишь разыскнику – тот говорит, что информацию может дать только Б. Досмагулов, звонишь приставу – тот отправляет тебя обратно к разыскникам, звонишь им – там просто неделями перестают брать трубку. Хорошо, не удалось вам установить умысел в деяниях А. Воробьева (хотя для нас это очевидно), но почему не наложить арест на имущество? Отвечают – нет имущества, не нашли. Позвольте, а автомобиль стоимостью под миллион рублей, на котором разъезжает должник? А сайт, который он открывает в Интернете? А новые операции на рекламном рынке, которыми он занимается через посредников, несмотря на решение арбитражного суда? Если вы думаете, что все эти сведения были получены в результате разыскных мероприятий службы судебных приставов, то вы очень ошибаетесь. Это мы собрали данную информацию и передали ее государственному ведомству. С вполне предсказуемым результатом. Но здесь еще хоть какая-то работа обозначается. В Советском подразделении Управления сидят матерые зубры, которые вообще предпочитают не общаться со взыскателями. Типа, не мешайте нам работать! «Работа» же заключается в том, что приставы меняются, в процессе их замены теряется (?!) дело, и в конечном итоге – очередная отписка о том, что все необходимые действия совершены с нулевым результатом. Наши юристы им объясняют: нет, не все — по закону можно и нужно сделать то, другое и третье, возбудить, наконец, уголовное дело… Внимательнейшим образом слушают, записывают даже — «опросить свидетелей», «сделать запрос в Кемеровскую область по месту нахождения должника»… И штампуют очередную отписку о невозможности выполнить работу, за которую приставы, между прочим, зарплату получают.
Можно, конечно, считать, что у отдельных неправильных пчел неправильный мед, но когда неправильных пчел в улье подавляющее большинство, может быть, дело не в пчелах, а в пасечнике? Ведь доходит до смешного. Нашли доблестные приставы в конечном итоге госпожу Ахмедову, пришли к ней домой и сумели описать один принтер. Ни телевизора, ни холодильника, ни музыкального центра в квартире почему-то не оказалось. Не оказалось даже компьютера. То есть принтер есть, а компьютера нет – чудеса. И это притом, что Н. Ахмедова не только нам деньги должна, а еще и нескольким сторонним организациям. А за принтер нам вернули 300 (Триста) рублей!!! Интересно, кто его так реализовал. За такие деньжищи.
Мы изложили все свои претензии к службе судебных приставов в письме на имя начальника Управления. Через положенные по закону 30 дней получили очередную отписку о том, что работа ведется, но пока не время, товарищи, рапортовать об успехах. Ждите, вам помогут…. Насчет «ждите» — очень точно подмечено. По одному из дел мы ждали взыскания год. Целый год судебные приставы взыскивали двадцать три тысячи двести восемьдесят рублей. Но факт взыскания произошел только потому, что мы просто замучили судебных приставов, принуждая их выполнить решение арбитражного суда, то есть выполнить свои прямые обязанности.
Почему пострадавшая сторона, выигравшая арбитражный суд, должна еще и проводить разыскные мероприятия в отношении должника, жечь бензин своих автомобилей, предоставляя их государственной структуре, устанавливать банковские счета должников и их местонахождение – совершенно непонятно. Нет, определенную логику в действиях управления службы судебных приставов найти можно: вам, ребята, нужно – вы и ищите. Найдете – молодцы, мы вернемся к исполнительному производству. А на нет и суда нет. В общем, вот вам блюдечко с голубой каемочкой, будьте любезны принести на нем если не самого Корейко, то хотя бы его миллион. А дальше мы уж сами как-нибудь справимся.
И то не факт. Можно найти должника, местонахождение имущества должника, можно найти новый банковский счет должника, передать все эти сведения в Управление на блюдечке с голубой каемочкой … – и стать свидетелем внутриведомственной разборки, когда приставы и разыскники начинают перекладывать друг на друга свои должностные обязанности.
А в результате мы имеем взысканных 10 822 рубля и ответ руководителя Управления федеральной службы судебных приставов по Омской области: «По результатам исполнения судебным приставом-исполнителем принято решение об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю по основаниям, указанным в пп.4 п.1 ст.46 ФЗ «Об исполнительном производстве»…
Там, где кончается государство, начинается беспредел. Но в «лихие девяностые» эффективность бандитских крыш в отношении взыскивания долгов была намного выше эффективности нынешней работы омского управления службы судебных приставов, которая легко и просто управляется с дворниками и пенсионерками, создавая иллюзию бурной общественно значимой деятельности. Однако как только дело доходит до таких деятелей, как Н. Ахмедова, А. Воробьев, и им подобным, спасение утопающих становится делом рук самих утопающих. Они же должны предоставлять спасателям катера, весла, спасжилеты и спасательные круги. И после этого, тем не менее, вытаскивать себя за волосы из критической ситуации самостоятельно.
Внимание, вопросы!
Вопрос первый — нельзя ли найти более правильное применение той части наших с вами налогов, которые уходят на содержание структуры, с маниакальным упорством уклоняющейся от возложенных на нее государством задач?
Вопрос второй – как же быть с заявлением наших президентов и иных правителей о борьбе с коррупцией и очередным усилением власти, если эта самая власть не может решить вопрос с теми, кто безнаказанно занимается финансовыми махинациями. Ведь по большому счету они воруют не только у нас, но и у нашего омского бюджета. Местные власти так любят говорить, что они заботятся о нас и о бюджете города и области, вот только реально мало что для этого делают.
Вопрос третий – эффективность бандитских крыш была связана с тем, что они брали свой процент с суммы возвращенных долгов. От двадцати до сорока процентов, если братки не беспредельничали. Согласно закону и тому, что говорят бывшие сотрудники управления судебных приставов, они должны получать семь процентов от взысканной суммы. Возможно, это слишком мало. Может быть, судебным приставам необходимо снимать больший процент за эффективность своих действий и тогда у них будет больше желания и рвения при выполнении государственных задач, возложенных на их плечи. Тогда об этом необходимо объявить официально, и, возможно, над этим задумаются наши законодатели.
Ведь на самом деле мы знакомы с деятельностью наших судебных приставов не только по вышеназванным делам. У нас большая судебная практика, и еще можно долго рассказывать, с какими казусами в деятельности этой организации мы столкнулись. Вполне понятно, что в ответ на данный материал мы получим залп от пресс-службы судебных приставов, на который они также потратят государственные и иные возможности. Любой государственный чиновник, работающий в федеральном ведомстве, но на региональном уровне, всегда старается так работать с прессой, так как пиар в региональной прессе, есть некая форма отчета перед федеральным ведомством, которая идет ему в зачет.
Смею вас заверить, что если вместо этого мы получим реальные действия по исполнению решений арбитражного суда, вынесенных по нашим искам, я немедленно напишу о данном факте везде, где это только будет возможно.
А пока с огромным интересом я прочел отчет о пресс-конференции главного судебного пристава Омской области, опубликованный в прошлом номере газеты «Коммерческие вести». На пресс-конференции он красочно описал, как взыскал за первое полугодие один миллиард рублей. Как арестовал, задержал, изъял и не пущал… Здорово. Готов предположить, что все наши вышеописанные дела попали в исключения. Но проблема остается, так как общеизвестно, что исключения лишь подтверждают правила. А правила работы этого ведомства описаны опять же выше.
А господина Устьянцева можно поздравить с тем, что он достиг высочайших высот в пиаре. Здорово работает со СМИ, видимо, в этом и есть главная задача государственной власти. Наложить хороший макияж, а что под ним — неважно.



НЕМИРОВИЧ-ДАНЧЕНКО М.Г.
Генеральный директор
ЗАО «Видео Интернешнл — Омск»

Шахнович М.Я.
Генеральный директор
ООО «Алькасар Регион Омск»




 

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.