Все рубрики
В Омске суббота, 20 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 59,1321    € 59,3934

Омские зодчие выступили против «архитектурных чудовищ»

26 октября 2011 15:04
0
1159

Омские архитекторы на круглом столе, состоявшемся 13 октября, обсудили проблемы качества городской среды. Круглый стол организовало омское отделение Союза архитекторов России (ООСАР) в рамках выставки «Архобъект», и основной темой для обсуждения стали принимаемые в городе Омске градостроительные и архитектурные решения. Многие из них вызывают профессиональную критику. «КВ» публикуют фрагменты обсуждения по наиболее острым вопросам.

Альберт КАРИМОВ, председатель правления ООСАР: — Главная задача нашей организации Союза архитекторов в том, что она должна обеспечить законодательную основу взаимодействия с городской и областной администрацией на уровне соглашений и так далее. Почему бы мы не могли, например, проводить экспертизу проектов? Это не противоречит законодательству, и такой пакет документов сейчас мы готовим.

Светлана ШЕВЧЕНКО, заместитель главного архитектора города Омска: — Я хочу отметить, что почти за 40 лет моей работы в городе после окончания института более невостребованной профессия архитектора не была никогда, как сейчас. На рассмотрение проектов в департаменте приходит такая халтура! Качеством архитектуры никто не занимается.

Альберт КАРИМОВ: — На Западе одно из средств борьбы с этим – все делается на основе конкурсов. Это позволяет привлечь тех профессионалов, которые способны формировать город, а не так называемых дизайнеров и так далее. Конкурсы – это вполне легальная форма привлечения профессионалов высокого класса. И она не противоречит законодательству. Почему бы нам не договориться с областной и городской администрацией все значимые проекты разрабатывать только на конкурсной основе?

Андрей ГЕТТЕ, руководитель архитектурного бюро «ГЕТТЕ»: — И еще одно предложение: должно быть обязательное общественное обсуждение проектов. Нет обсуждения – как правило, получается отрицательный результат. И тому много примеров – посмотрите на желтое офисное здание на углу улицы Краснофлотской и Больничного переулка. Никто ни разу никому его не показывал, и сразу же построили. Даже градостроительного совета не было. О вкусах не спорят, но здание в принципе отвратительное. Недавно рядом сдали пристройку к мэрии Омска, но посмотрите в деталях, на стекло – оно уже проржавело. Мало кто знает почему: оцинкованная сталь на фасаде была просверлена саморезами, в местах сверления происходит коррозия. И эта ржавчина вытекает на фасадное стекло, а ее уже ничем не вымоешь.
Никогда не рассматривалась работа реставраторов, общественность не обсуждает реставрационные проекты. Пример – Тобольские ворота, здесь отвратительные архитектура и материалы, плохо сделана кровля. Памятник просто утерян.
Затем строятся Омские и Иртышские ворота, реставрируется денежная кладовая – общественного обсуждения не было. Результат неутешительный. Я смотрю на денежную кладовую – кровля у нее точно такая же, как на элитном доме на заднем плане. У меня возникает мысль: значит, это подсобное сооружение этого жилого дома.
Для сравнения я всегда привожу пример Серафимо-Алексеевской часовни. Когда ее восстанавливали, не было ни кирпича, ни раствора, ни кровельных материалов, но было творческое и административное начало. В результате мы получили исключительно красивое сооружение. Там даже брусчатка была сделана. Сейчас же есть все возможности, но чем мы мостим Старую крепость? Плиткой! Возможностей стало больше, а вот совести меньше. И что, в Сибири не нашли ни одной взаправдашней пушки? Почему мы там фанерные ставим?
Сейчас заканчивается реставрация бывшего здания Географического общества на Музейной улице. И что мы получили? Издалека впечатление, что здание покрыто сайдингом. Подходишь ближе – нет, дерево. Но размер досок выбран неправильно. Хотя на старой фотографии все же было нормально отснято в масштабе. И что в итоге: мы деньги затратили, а имеем эрзац. И такое отношение у нас сплошь и рядом.

Альберт КАРИМОВ: — В этом же ряду – реконструкция дома Волкова по улице Ленина под магазин «Бенеттон». Изменилась геометрия старейшего здания в Омске. Заново построены парапеты, изменился профиль кровли. Это уникальный памятник, но он испорчен, изуродован «благодаря» проектировщикам. Далее – бывшая «Яблонька», там городят вход в подвал, который больше, чем сам памятник архитектуры. Изуродовали Юридический институт – надстроили мансарду. Эти проекты также не обсуждаются.

Светлана ШЕВЧЕНКО: — Хочу добавить, что профессиональных реставраторов-архитекторов в Омске всего два человека. Градостроителей – несколько человек, это все люди пенсионного возраста, и дальше никого за ними нет.

Андрей ГЕТТЕ: — Нигде не обсуждаются и не представляются и многие свежие архитектурные проекты. Например, уже надстроили Статистическое управление в центре Омска, здание стало выше, появился выносной остекленный этаж. Но рядом – Успенский кафедральный собор, это ответственное место, но проект нигде не показывался.
У нас есть уникальные здания, например СКК «Иртыш», его архитектура опередила время на много лет. Но в проектах он становится обычной дворовой постройкой – еще немного и его ниоткуда не будет видно. Сейчас планируется гостиничный комплекс, который будет загораживать СКК со стороны улицы Масленникова. И все – объект исчез. Этот проект нигде не показывается.
Далее – это Речной вокзал. Я считаю, что это памятник архитектуры своего времени, он сделан талантливым человеком и с пристрастием. Сейчас можно было бы просто что-то поправить, но его застеклили синим стеклом. А в генплане сделали дорогу по набережной, и Речной вокзал встал во дворе, никакого отношения к реке он уже не имеет, а ведь был как корабль.

Альберт КАРИМОВ: — По существу при этом будет уничтожено историческое место возникновения Омска, где высаживался Бухгольц. Зачем там нужен этот искусственный намыв и полуостров? Вообще в городе нужно развивать профессиональную архитектурную критику.

Олег ФРЕЙДИН, руководитель ООО «Архитектурное ателье «РИМ»: — Вспомните ресторан «Колчак». С точки зрения архитектурной критики этот объект вообще не может рассматриваться как объект городской застройки. Он может рассматриваться, только как рекламная установка, как какая-то кичевая вещь.

Альберт КАРИМОВ: — То, что касается «Колчака», – это высший непрофессионализм, тем более что сегодня он обезображивается разностильными пристройками. Появление такого архитектурного чудовища в историческом центре просто не допустимо.

Алла ГУМЕНЮК, кандидат искусствоведения: — В исторической зоне должны быть соответствующие правила строительства. Но охранные зоны с определенным регламентом пока не разработаны. Однозначно подходить к каждому кусочку исторической среды нельзя. Везде разная ситуация. Где-то даже необходимо вводить современное строительство, ведь есть здания, которые рушатся, исчезают эволюционным путем. Должна быть не только реставрация, но и реновация, или воссоздание объектов. Как примеры, это Успенский кафедральный собор, Тарские ворота, Серафимо-Алексеевская часовня.

Олег ФРЕЙДИН: — Но опять же, эти решения должны приниматься обществом, а не одним человеком. В каждом случае это нужно обсуждать. Восстановление Омских ворот – совершенно ненужная вещь. Городская ситуация изменилась, и именно на этом месте никаких ворот никогда не было. Однако с нами никто восстановление этих ворот не обсуждал. Но кто в этом виноват? Прежде всего мы, архитекторы. Кто-то работает во властных структурах, в департаменте, в крупных институтах, кто-то – в частных мастерских, и между собой мы договориться не можем.
Вот, например, проект велотрека, ради которого сносится здание клуба «Металлист». Этот проект выполнен архитектором, членом правления Омской организации Союза архитекторов. Мы спрашиваем – как так? Ответ: мне директор института сказал, и я сделал. Но таких примеров стиля конструктивизма в Омске – перечесть по пальцам, а ДК было построено на очень хорошем уровне. Здание является историческим, там была отличная акустика, и во время войны выступала сталинградская оперетта. Однако по проекту оно сносится под стоянку.
Далее, кто-нибудь знает, какой архитектор занимается реставрацией Дома Батюшкова и реконструкцией ЗАГСа под исследовательский центр Гражданской войны? Почему ЗАГС был перенесен на улицу Музейную, в результате чего она из пешеходной превратится в транспортную?

Алла ГУМЕНЮК: — Итак, виноваты мы – Союз архитекторов. Что делать?

Альберт КАРИМОВ: — Нужно вернуться к ряду спорных объектов, с моей точки зрения, реализация которых не должна быть на основе прежних предложений. Это прежде всего площадь у Речного вокзала, размещение огромного торгового комплекса «Планета», высотное здание на улице Маршала Жукова. Обязательно нужно проведение архитектурного конкурса на улицу Щербанева, площадь Победы.
Гнаться за Екатеринбургом, Новосибирском с точки зрения размещения высотных акцентов нам нет смысла. Мы должны найти инвестиционную привлекательность с точки зрения сохранения историко-архитектурного наследия. Для этого мы давно предлагали создать историко-краеведческий сценарий. И мы планируем провести научно-практическую конференцию, посвященную мифам, традициям, сказаниям, известным именам, связанным с градостроительным пространством Омска. Например, вот Достоевский штукатурит казарму, вот алебастровый сарай, где Достоевский спорит с поляками о судьбах России, вот первый комендант Омской крепости разоблачил фальшивомонетчиков – таких сюжетов можно собрать много. Их можно воплотить в топонимике, памятниках и памятных знаках и так далее.
Думаю, что результатом нашей деятельности совместно с администрацией города и области должно быть постановление о развитии архитектуры и градостроительства, основанного на сохранении историко-архитектурного наследия в связи с 300-летием Омска.  

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.