Все рубрики
В Омске четверг, 25 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 86,5502    € 94,3758

ООО "Группа транспортных компаний" взыскала с Росбанка 116 миллионов рублей

12 июня 2013 10:56
1
3195

В деле о банкротстве ООО «Группа транспортных компаний», которое продолжается четыре года, на минувшей неделе случился крутой поворот. 5 июня Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, рассмотрев кассационную жалобу Росбанка, самого крупного кредитора транспортного предприятия, оставил в силе решение омского арбитража о взыскании в пользу банкрота 116 млн рублей убытков. Обозреватель «КВ» Николай ГОРНОВ встретился с конкурсным управляющим ООО «Группа транспортных компаний» Ириной ОВЕРИНОЙ и расспросил, как ей впервые в омской практике банкротств удалось доказать, что банки тоже бывают неправы.

Справка «КВ»

Единственный учредитель ООО «Группа транспортных компаний» (ООО «ГТК») Владимир ШАРОНОВ принял решение о ликвидации предприятия в мае 2009 года. Заявление о признании «ГТК» банкротом было подано в арбитражный суд, в августе 2009 года началась процедура конкурсного производства по упрощенной процедуре ликвидируемого должника. На сегодняшний день срок конкурсного производства продлен до 8 августа 2013 года.

На момент признания банкротом балансовая стоимость имущества «ГТК» составляла 271,6 млн рублей, кредиторская задолженность в размере 320 млн рублей основного долга плюс 180 млн рублей штрафов и процентов будущих периодов. Крупнейший кредитор предприятия — АКБ «Росбанк». Определениями арбитражного суда от 5 ноября 2009 года требования Росбанка в размере 498,5 млн рублей и 6,2 млн рублей были включены в третью очередь реестра кредиторов как требования по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника. Ирина ОВЕРИНА утверждена конкурсным управляющим ООО «Группа транспортных компаний» в июне 2012 года.

— Ирина Анатольевна, не совсем понятен смысл судебного спора между «ГТК» и Росбанком. Откуда вообще возник этот убыток?

— Дело действительно очень сложное, я и сама в нем долго разбиралась. Если излагать кратко, суть спора в договоре цессии, который предполагает передачу права требования. Парадокс в том, что Росбанк по договору цессии переуступил «Группе транспортных компаний» право взыскания уже несуществующих на тот момент долгов, чем и нанес цессионарию убыток. Таких дел у меня, как у конкурсного управляющего, еще не было. Да и у других конкурсных управляющих в Омске, насколько я знаю, не было таких выигранных исков. Процесс уникален как по времени, которое он занял, так и по сумме истребованного убытка. Удивителен сам факт, что деньги отсудили у банка.

— Почему? Потому что банки не проигрывают?

— По опыту работы могу сказать, что банки в процессе банкротства предприятий ведут себя зачастую не вполне корректно. Есть у них, знаете, такая традиция — топить должника. Бывает, предприятие могло бы и дальше работать, чтобы рассчитаться по долгам. Не сразу, конечно, а чуть позже. Однако кредитные учреждения категорически не соглашаются на пролонгацию или реструктуризацию кредитных договоров. В результате заемщик разоряется. При этом банк получает остатки бизнеса, который можно распродать или присвоить, а предприниматель — испорченную репутацию и огромные долги. Случались в моей практике и такие удивительные вещи, когда банки выдавали кредиты под залог техники, даже не числившейся у должника на балансе, а потом пытались эти кредиты взыскивать. Так что Росбанк удивил, скажем так, не своими действиями, а масштабом. И продолжает удивлять. С одной стороны, банк как основной кредитор должен быть заинтересован в формировании конкурсной массы и возврата задолженности. С другой стороны — засыпает суд жалобами на управляющего и максимально тормозит процесс конкурсного производства.

— В правоохранительные органы на вас еще не жаловались?

— Было такое дело. Усмотрели злоупотребления с моей стороны. Якобы я нахожусь в сговоре с бывшим владельцем «Группы транспортных компаний». Хотя, на мой взгляд, злоупотребления усматриваются именно со стороны работников самого Росбанка. О чем я и сообщила в своем заявлении на имя начальника УМВД России по Омской области.

— Как вы считаете, проблема в непрофессионализме банковских работников?

— Думаю, что это было сделано с умыслом. В банке, насколько я знаю, не один человек принимает решение. Каждое принимается коллегиально. И буквально каждое проходит через юридические службы, службу безопасности.

— А сдвинулось как-то дело о банкротстве «ГТК» после того, как вы выиграли иск против Росбанка?

— Конечно, сдвинулось. Во-первых, стала наполняться конкурсная масса. Эти 116 млн рублей уже лежат на счету предприятия и в дальнейшем будут использованы для расчетов с кредиторами. Во-вторых, это не последний судебный процесс. В ближайшее время от имени «ГТК» будут поданы другие иски к Росбанку. Тот иск, что уже выигран, дает надежду отсудить всю сумму убытков, после чего компания сможет полностью рассчитаться с кредиторами. А там уже можно говорить и о восстановлении платежеспособности через процедуру финансового оздоровления.



Владимир ШАРОНОВ,
учредитель ООО «Группа транспортных компаний»:

«Остается вопрос: в чьих действиях искать злой умысел?»

— Платежную дисциплину компании по отношению к кредитору характеризует простой факт: в период с 2005-го по 2008 год только процентов за пользование кредитами мы выплатили больше 100 млн рублей. Ежемесячные платежи по кредитным договорам в 2008 году составляли 5 млн рублей. Предприятие было вполне платежеспособно. Поэтому в ноябре 2008-го Росбанк предложил выкупить задолженность и активы другого должника — компании «МАГ-Авто». Покупка вдвое увеличивала сумму кредиторской задолженности ООО «ГТК» перед банком, со 160 до 320 млн рублей. Соответственно, требовалось пополнение оборотных средств, поскольку 40 единиц техники «МАГ-Авто» не только были разбросаны по всей стране, но и нуждались в ремонте и восстановлении. Руководитель управления из московского офиса банка, с которым велись переговоры, обещал открыть кредитную линию на пополнение оборотных средств, как только восстановленные машины выйдут в линию. Однако в 2009 году, в разгар кризиса, все обещания были забыты. Обслуживать кредиты стало невероятно трудно. Но даже в таких условиях при желании ситуацию можно было удержать под контролем. Однако банк вопреки здравому смыслу и в нарушение всех прежних договоренностей не только отказался реструктуризировать долг, но и потребовал полностью вернуть кредит. Складывалось впечатление, что компанию попросту планируют прибрать к рукам. Что в итоге? Банкротство, разрушенный бизнес, невосполнимый урон деловой репутации. Сегодня, спустя четыре года после признания компании банкротом, в судебном решении, вынесенном в пользу ООО «ГТК» и вступившем в законную силу, прямо говорится о том, что не компания причинила убытки банку, а ровно наоборот. Решением я доволен, остается вопрос: в чьих действиях стоит искать злой умысел?







 

Комментарии
Миха 8 января 2016 в 01:13:
На последний вопрос Центральный районный суд г. Омска дал четкий ответ — в действиях Шаронова В.В. искать злой умысел, признать его крупным и особо крупным мошенником и сидеть ему в колонии 5 лет и 1 месяц.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.