Все рубрики
В Омске суббота, 2 Марта
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 91,3336    € 98,7225

Петр ЦЕМЕНТ, генеральный директор завода «Термощит»: «Сколько помню себя маленьким, каждое воскресенье, «папин день», мы начинали с инспекции вверенных отцу строек»

19 июня 2013 10:47
3
7668

Младший представитель одной из самых знаменитых в Омске строительных династий Петр ЦЕМЕНТ в свои 29 лет ни разу не пожалел о том, что пошел по пути деда, заслуженного строителя России Берко ЦЕМЕНТА и отца, председателя координационного совета группы предприятий «Полимерстрой» Евгения ЦЕМЕНТА. В кресле гендиректора завода «Термощит», которое Петр Евгеньевич занял после того как несколько лет был там рабочим, а затем прорабом на омских стройках, он чувствует себя на своем месте. О профессиональном и личном прошлом, настоящем и будущем с Петром ЦЕМЕНТОМ побеседовала корреспондент «КВ» Ирина БОРОДЯНСКАЯ.

— Петр Евгеньевич, вы — строитель в третьем поколении. Евгений Беркович, ваш отец, создал крупнейшее предприятие города, а в честь деда Берко Шмулевича даже названа улица в Омске. Вы о дедушке много знаете?
— К сожалению, об основателе нашей династии и о самой истории фамилии я знаю не много. Кое-что из литературы, кое-что – от отца, от людей, работавших с дедом на стройке. Отец рассказывал о нем мало, что и понятно – ему было 13 или 14 лет, когда Берко Шмулевич погиб на стройке. Я знаю по себе, что это еще не тот возраст, когда интересуют ответвления семейного древа. Мой другой дед, со стороны мамы, был генералом, Героем Советского Союза, развернувшим в Омске ракетные войска. Он умер пять лет назад, но в тот момент, когда я был маленьким, рассказы о прошлом были мне неинтересны, а когда вырос, то уже дедушке стало сложно что-то рассказывать.
— То, что вы строитель, – заслуга отца?
— Сколько помню себя маленьким, каждое воскресенье, «папин день», мы начинали с инспекции вверенных отцу строек. Кино и мороженое были после. Меня в принципе невозможно заставить делать то, что мне не интересно, и о том, что я должен заниматься строительством, мы не говорили. Просто я сам не мог предположить, что пойду по другому пути. Стройка меня всегда буквально завораживала, я знал, что здесь мое место.
— Но ваш старший брат Юрий ведь не стал строителем? Он, кстати, чем сейчас занимается?
— Сейчас он также занят в нашей группе предприятий. По образованию он программист, но в последнее время взял на себя решение всех юридических вопросов: оформляет документы, взаимодействует с юстицией. Юра — человек другой формации, более спокойный, не такой неугомонный, как я, поэтому вряд ли мог стать строителем.
— Для вас отец является примером?
— Да, в моих глазах он – профессионал с большой буквы. Банальный пример — я всегда стремился проводить планерку так же, как он. Это умение у него осталось с советских времен, и сейчас далеко не каждый так умеет общаться с подчиненными. Я, как и он, не любитель разговоров на повышенных тонах, свою точку зрения предпочитаю продвигать упорно, но плавно. Знаю, что путем равноправных переговоров всегда можно добиться своего.
— У вас хороший коллектив?
— Прочный, и я горжусь этим. Текучки ведущих кадров, за исключением рабочих цехов, практически нет. Штат расширяется, но кардинально не меняется. Сегодня завод «Термощит» — это 110 человек, плюс бригады монтажников. За шесть лет моего руководства штат сотрудников вырос почти вдвое, а площадь занимаемых предприятием площадей – в четыре раза.Объемы производства выросли в десятки раз, разработано более 250 наименований оцинкованных профилей и сэндвич-панелей. Удалось создать предприятие полного цикла: наши специалисты проектируют, производят и монтируют, причем максимально эффективным, экономически выгодным для заказчика способом.
— Можете привести конкретный пример проблемы заказчика и ее решения вами?
— Из недавнего – к нам обратились с уже имевшимся немецким проектом возведения салона «Мерседес-Центр» в Астане металлоемкостью 240 тонн. Наша группа конструкторов, не меняя архитектуры и внешнего вида здания, уменьшили ее до 160 тонн. Только представьте, насколько уменьшились затраты на материал, на монтаж, на фундаменты.
— В институте вам нравилось учиться? О чем была ваша дипломная работа?
— По-настоящему интересно стало на старших курсах, когда началось изучение специализированных предметов. К тому времени я уже многое знал на практике из того, что преподавалось. Приходя на экзамен, мог детально говорить с преподавателем о предмете. Закончил вуз хорошо, защитив диплом на тему реконструкции мансардного этажа без приостановки активной эксплуатации здания на примере офисного центра на проспекте Маркса, 20. Там я тогда работал начальником участка.
— До того как возглавить завод «Термощит», вы работали на стройках. Что это были за объекты?
— Стадион «Красная звезда», реконструкция хрущевки на ул. 33-я Северная, надстройка мансардного этажа над зданием торгового назначения на Казачьем рынке и другие. Все это были неординарные объекты – с обычными мы и не связываемся.
— Расскажите поподробней о доме по ул. 33-я Северная. Что это был за прецедент и почему вы больше не занимаетесь реконструкцией ветхого жилья?
— В 2004 году мы реализовали пилотный проект — полная реконструкция жилого дома без расселения. Надстроили этаж, утеплили фасад, сменили все коммуникации. Могу сказать, что проект был выполнен очень неплохо — удалось добиться экономии тепла, собственно говоря, появились новые квартиры. До сих пор там все хорошо. Городская администрация и областное правительство регулярно привозят туда гостей. Но дальше власти решили пойти по более простому пути – аварийные дома стали просто расселять и обшивать. Мансарды больше не строили. Одна из причин — изменения в законодательстве.
— Еще один ваш проект, ставший единичным, – это автоматизированная парковка.
— Да, в 2007 году на ул. Пушкина по проекту Евгения Берковича мы построили первую в России автоматизированную парковку. Без малого, проект опередил время и за годы ее работы доказал, насколько это надежно и выгодно в условиях плотной застройки современного мегаполиса. Сейчас такие парковки начинают строить в Москве и Питере. Для Омска мы запроектировали еще две, но там пока стоит вопрос финансирования. Еще один проект автоматизированной парковки мы сделали для Новосибирска.
— Из того, чем вы занимаетесь сейчас, какой объект самый интересный?
— Участвуем в проектировании и производстве металлоконструкций для аквапарка. Проект сложный, из-за чего еще более интересный — самый крупный крытый аквапарк в Омске, который будет работать круглый год. Открытие запланировано на начало 2014 года. Закончили реконструкцию торговых павильонов на Казачьем рынке. Нельзя не отметить реконструкцию детского сада № 4 в СибНИИСХозе.
— Что необычного в этом проекте?
— Это, по сути, первый садик из металлических конструкций. Сегодня при строительстве детского сада стоимость одного места колеблется в среднем от 800 тысяч до 1,2 млн рублей. Затраты на возведение с применением производимых нами конструкций — около 400 тысяч рублей. Благодаря нашим технологиям удалось снизить себестоимость строительства почти в два раза, но сразу пошли разговоры: «Как же так – привести ребенка в садик не из кирпича?». Это вопрос менталитета, стремления жить по-старинке. Замечу, что при монолитном строительстве, самой массовой технологии возведения нашего времени, подчас по весу используется больше арматуры, чем в проектах из металлоконструкций. Наш проект прошел экспертизу, согласно которой ни экологическая, ни пожарная безопасность садика не вызывают сомнений. Сейчас мы проектируем такие детские сады в Саранске, Мордовии и Магадане.
— Вы занимаетесь мансардным строительством на памятниках архитектуры. Недавние громкие проекты – Юридический институт на Королева и «Бенеттон» на Ленина. Сложно работать в таких деликатных условиях?
— В Омске самый большой опыт работы в этой сфере, пожалуй, у нас. Здание Юридического института необходимо было надстроить без остановки эксплуатации, за лето. Объект был сдан в срок, и, согласитесь, мансарда, как говорят, как там и была. Думаю, для кого-то реконструкция ОмЮИ так и осталась незамеченной, а между тем учебная площадь института увеличилась на 1 500 кв. м. Первый проект надстройки мансарды над магазином «Бенеттон» был выполнен не нашими специалистами, в традиционных черных металлоконструкциях, но оказалось, что осуществить его нельзя из-за невозможности установки крана. Сразу скажу, что монтаж мансарды с применением легких металлических конструкций ведется вручную, без применения тяжелой крановой техники. Как и в большинстве наших проектов, мы отвечали за проектирование, производство металлоконструкций и монтаж. Проект был кардинальный – кроме стен там ничего не осталось.
— Что из себя представляет завод «Термощит» сегодня?
— «Термощит» — это завод полного цикла. Мы производим металлоконструкции, причем как ЛМК (легкие металлоконструкции), так и традиционные черные металлоконструкции, сами варим простую балку и балку переменного сечения, выпускаем более 250 наименований оцинкованных профилей, сэндвич-панели, фасадные системы. Все соединительные элементы также делаем мы. Закупать приходится только металл.
— Вы, насколько мне известно, участвовали в строительстве олимпийских объектов в Сочи. Кто вас привлек к этой работе и что это были за здания?
— Мы постоянно работаем с ООО НПО «Мостовик» — поставляем металлопрофиль, полнокомплектные быстровозводимые здания. Для строительства Большой ледовой арены в Сочи, где «Мостовик» был генподрядчиком, поставили более 600 тонн конструкций. Проектировали и участвовали в возведении пятиэтажного офиса возле Адлерского вокзала — прекрасного примера того, как с применением ЛМК можно строить современные здания в стекле. Еще один проект — штаб строительства олимпийских объектов ГК «Олимпстрой» был смонтирован нашими специалистами за 2,5 месяца.
— Что представляет собой здание штаба?
— Штаб стоит посередине Имеретинской долины, в центре всех олимпийских объектов. Это двухэтажное здание из ЛМК, обшитое сэндвич-панелями. Там проходили все планерки, конференции, собрания, посвященные сочинскому строительству. Туда неоднократно приезжали ПУТИН и МЕДВЕДЕВ.
— Как-то раз вы сказали, что у вас есть мечта построить небоскреб.
— Мы движемся в этом направлении. В прошлом году запустили сварочный цех — установленная здесь линия по производству балок переменного сечения позволяет реализовывать проекты возведения зданий высокой этажности. В этом году заканчиваем проектирование самого объекта. Это не небоскреб – 16-20 этажей, но для Омска и это определенная высота. Архитектура здания вырисовывается очень интересная — и это еще одно преимущество строительства с применением ЛМК. Думаю, до конца года мы, по крайней мере, заложим фундаменты и построим первые этажи.
— Это будет жилой дом?
— Да, это будет наш первый проект в области жилищного строительства. Первые четыре этажа высотки будут иметь офисно-административное назначение, а все, что выше, – жилье.
— Где вы будете строить высотное здание? Это будет более-менее доступное жилье или элитное?
— Наш участок расположен на улице Госпитальной, рядом с МСЧ № 10. Это центр, большинство квартир, кроме прочих удобств, будут иметь панорамный вид на город и реку Омь. Еще рано говорить о конечной стоимости квадратного метра, думаю, она будет выше средней, хотя детально этот вопрос мы еще не прорабатывали. Для нас жилье — это все-таки не основная деятельность, скорее очередной дерзкий проект. Есть участок – будем пробовать.
— Кроме вас самих, у высотки нет заказчиков?
— Да, пока это полностью наш проект. Требуется глобальное финансирование, и поэтому мы движемся не очень быстро. Партнеров особо не ищем, но если найдутся – хорошо.
— Помимо прочего, вы работаете с продуктовым ритейлом. Ваше сотрудничество носит разовый или постоянный характер? Кто самые крупные ваши заказчики?
— Мы являемся официальными поставщиками полнокомплектных зданий для торговых сетей «Холидей» и «Мария-Ра». Для «Мария-Ра» мы запроектировали, произвели и смонтировали более ста магазинов, для «Холидей» – уже порядка 30, и столько же еще запланировано. Потихоньку начинаем сотрудничество с «Магнитом». Для таких сетей мы самые идеальные партнеры. Строим супермаркеты быстро, дешево, надежно и там, где нужно заказчику: в Темиртау, Шерегеше, Бийске, Горно-Алтайске, Новосибирске, Барнауле и других городах и поселках.
— Какую долю в вашей деятельности занимает омский рынок?
— На сегодня Омск – это 20% нашей деятельности. Остальное – это регионы России и Казахстан.
— Сколько зданий вы производите ежемесячно?
— Каждый месяц мы отгружаем порядка 20-30 зданий, из которых лишь 2-3 остается в Омске.
— А каковы физические объемы производства?
— В месяц мы производим от 500 до 1500 тонн металлоконструкций.
— А для себя вы что-то строите?
— Нам не хватает производственных площадей, так что в основном прирастаем цехами и административными зданиями самого завода.
— Что нового от вас стоит ждать в ближайшее время?
— Сейчас мы проводим испытания новой технологии, скоро будем ее патентовать, а в следующем году, надеюсь, уже запустим. Это уникальный профиль из легких оцинкованных металлоконструкций необычного сечения, каких в России точно еще нет. Он даст нам возможность еще более упростить процесс монтажа, да и в целом строительства зданий — и в плане времени, и в плане денег. Внешний вид также улучшится. Этап технических чертежей мы прошли и скоро начнем испытания.
— Чем занимается ваша жена?
— По образованию Наталия журналист. Раньше работала в «Бизнес-Курсе», но после рождения ребенка стало понятно, что ей необходим более прогнозируемый график работы — без съемок в выходные и ночных версток. Сейчас она работает на нашем предприятии. Отвечает за рекламные кампании, участие завода на выставках, конкурсы, заводские соревнования, выпуск фирменной полиграфической продукции.
— Как вы отдыхаете? Путешествуете?
— Мне трудно представить себя на диване, перед телевизором — на это просто нет времени. Будние дни, естественно, всецело отданы работе, а выходные расписаны на несколько недель вперед. В субботу обычно уезжаем к друзьям за город, утро воскресенья традиционно начинается детским завтраком в «Берлин Кафе». Я сторонник живого общения, люблю в межсезонье с друзьями пристреляться в «Охотничьей заимке», играю в Любительской хоккейной лиге, не пропускаю ни одного матча «Авангарда». У нас нет понятия сезонности работ, как у других строителей, поэтому отдохнуть удается только в законные январские и майские праздники. Сразу после Нового года, 2 или 3 января, мы с женой уезжаем в Европу. Составляем маршрут, бронируем отели, берем напрокат машину – и поехали. В разные годы объехали любимую нами Италию, Австрию, Испанию, Швейцарию. Бродим по старинным улочкам, катаемся на горных лыжах. Весной, как правило, едем на море, я — страстный дайвер. Из пассивного пляжного отдыха предпочитаю ОАЭ. Сейчас занимаюсь активным поиском земли, чтобы начать строить свой дом. Чтобы друзья, собаки, кошки и дети на велосипедах — наша квартира всего этого не вмещает. Требований к участку много, так что пока ищу…
— Сколько лет дочке? На стройку ее с собой пока не берете?
— Анфисе 4 года. Про таких говорят: «пацан в юбке», только держи. На выходных иногда по пути куда-нибудь заезжаем с ней на стройплощадку. Вообще она собирается стать ветеринаром, но обещает и мне помогать. Говорит: «Буду папе помогать: возить железки на своей маленькой тачке». Так что смена растет.

Комментарии
ЖЕНЯ 19 января 2017 в 19:10:
Отсутствие заработной платы в ТЕРМОЩИТЕ покидал всех рабочих на достойные деньги.
Долгушин 6 ноября 2014 в 12:14:
Классный завод, отличные технологии. Только приоритеты расставлены неверно: только на свой карман, а не на коллектив и клиентов.
Pavel 16 апреля 2014 в 13:40:
Вы не спросили, почему он вовремя не выплачивает своим сотрудникам ЗП. Заработная плата выдается в конвертах, что означает не белая ЗП. На заводе люди работают в ночные смены, полное отсутствие условий труда.
Показать все комментарии (3)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.