Все рубрики
В Омске воскресенье, 24 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 70,8623    € 82,4979

Евгений ЦЕМЕНТ: «Средства инвесторов ООО «АДЦ-Офис» были заменены на виртуальные активы несуществующего ЗАО»

18 сентября 2013 12:41
0
4408

Как стало известно «КВ», уголовное дело, возбужденное по статье о мошенничестве в особо крупном размере в отношении председателя совета директоров компании «Термощит», заслуженного строителя России Евгения ЦЕМЕНТА, вернулось на дополнительное расследование. Интересы предпринимателя представляет адвокат Станислав РОДИОНЦЕВ, который периодически обжалует в суде действия прокуратуры. О сути уголовного дела и взаимоотношениях со своим бывшим деловым партнером Валерием КАЗИМИРОВЫМ Евгений ЦЕМЕНТ рассказал обозревателю «КВ» Алексею ПАНТЕЛЕЕВУ.

— Евгений Беркович, когда вас начали подозревать в мошенничестве и по какому поводу?

— 19 июля 2011 года в отношении меня возбудили уголовное дело № 301906 по обстоятельствам, связанным со строительством, вводом в эксплуатацию и продажей мансардного этажа здания по проспекту Маркса, 20. Сейчас это дело возвращено для дополнительного расследования в связи с многочисленными нарушениями, допущенными в ходе следствия. А в постановлении о возвращении дела прямо указано, что фактически имеют место быть гражданско-правовые отношения.

Суть претензий Валерия КАЗИМИРОВА ко мне в том, что якобы я, не поставив его в известность, за его деньги выполнил надстройку мансардного этажа над зданием по проспекту Маркса, 20 и затем эту надстройку продал.

Напомню, что первоначально ПКФ «Престиж» провела реконструкцию офисов в этом здании общей площадью около тысячи квадратных метров и надстроила мансардный этаж площадью 785 квадратов. Разрешение на ввод этих помещений было получено в сентябре 2008 года. По состоянию на 4 августа 2009 года участниками ООО «ПКФ «Престиж» являлись Юрий ГЛЕБОВ, я и Валерий КАЗИМИРОВ. 20 марта 2009 года на внеочередном общем собрании участников ООО «ПКФ «Престиж» была одобрена сделка по продаже одного из обновленных офисов площадью 763,5 кв. метра фирме «Ирина» за 15,5 млн рублей. Валерий КАЗИМИРОВ в одобрении сделки между «Престижем» и «Ириной» не участвовал. Но арбитражный суд нарушений в ее проведении не нашел.

Еще один из судебных процессов в арбитраже касался непосредственно надстроенной мансарды на здании по Маркса, 20. ООО «ПКФ «Престиж-сервис», являвшееся заказчиком реконструкции и где я также выступаю соучредителем, подало иск к ООО «ПКФ «Престиж» (генподрядчик) о расторжении договора по надстройке мансардного этажа и взыскании с ответчика произведенной оплаты в размере 17,2 млн рублей и почти 5 млн рублей процентов. Истец указывал, что генподрядчик отказался передавать ему результат работ и оформил ввод мансарды без участия заказчика. Затем ООО «ПКФ «Престиж» оформило объект на свое имя и продало его ООО «Ирина». В итоге требуемые 22,1 млн рублей «Престиж-сервис» отсудил по решению от 11 февраля 2010 года.

— Что же посчитали следователи?

— В процессе следственных дел нам удалось доказать, что, во-первых, в этом деле нет потерпевших. Г-н КАЗИМИРОВ как физическое лицо занял ООО «ПКФ «Престиж-Сервис» деньги на строительство этого мансардного этажа, и эти средства он получил назад – 17 млн рублей предприятие КАЗИМИРОВУ вернуло. Что касается «Престиж-Сервиса» как юридического лица-заказчика, то задолженность «Престижа» в сумме 22 млн рублей судом была признана, и потом этот долг «Престиж-Сервис» переуступил фирме «АДЦ-Офис» в счет погашения задолженности за площади, полученные «Престиж-Сервисом» в офисном здании на Пушкина, 67. То есть, КАЗИМИРОВ и как физическое лицо не потерял ничего, и как руководитель юридического лица (фирмы «Престиж-Сервис») также получил полную компенсацию.

Но уже после всего этого они сделали переоценку мансарды, которая раньше оценивалась в 20 млн рублей. По новой оценке мансарда оценивается уже в 35-40 млн рублей, и теперь они заявляют, что все-таки потерпели ущерб на 20 млн рублей.

— Валерий КАЗИМИРОВ был соучредителем одних и тех же компаний с вами, он знал о реконструкции?

— Разрешительная документация на строительство мансарды и реконструкцию здания была оформлена на фирму «Престиж». Претензии были в том, что КАЗИМИРОВ якобы не знал об этом, ведь в роли заказчика выступал «Престиж-Сервис», а «Престиж» выполнил эти работы и продал мансарду, якобы не поставив его в известность. Но в материалах следствия есть лист согласований – реконструкцию надо согласовать со всеми собственниками здания, и КАЗИМИРОВ согласовывал работы два раза — как частный предприниматель и как руководитель одной из фирм. Но почему-то почерковедческая экспертиза не дала результатов — достоверность его подписи оказалось подтвердить невозможно в связи с малым объемом материала. Однако  мы считаем, что у нас более чем достаточно доказательств того, что КАЗИМИРОВ знал об оформлении разрешительной документации на ПКФ «Престиж», и он сам этим занимался.

— Как продвигалось следствие и какие выводы были сделаны?

— Почему-то это уголовное дело то прекращается, то возобновляется – за два года расследования это происходило не менее восьми раз. На стадии утверждения обвинительного заключения прокурор отказался его утверждать и вернул дело на дополнительное расследование. Следователем к производству оно до сих пор не принято, следственных действий по нему не проводится, и они опять чего-то ждут, возможно, приезда КАЗИМИРОВА из Сочи. Мы обжаловали эту ситуацию с нарушением всех разумных сроков расследования дела, а также необоснованное постановление городского прокурора, которым он отменил ранее принимавшееся решение о прекращении дела. Судебная практика пока идет по пути невмешательства. А по существу дело лежит у следователей без движения. Впрочем у меня тоже есть претензии к г-ну КАЗИМИРОВУ, которым не дается хода.

— Что это за претензии?

— Они связаны с захватом 1 апреля 2010 года нового офисного здания ООО «АДЦ-Офис», построенного по улице Пушкина, 67. С КАЗИМИРОВЫМ у нас были заключены инвестиционные договоры о долевом участии на строительство этого здания, и я полагаю, что у КАЗИМИРОВА остается неисполненная обязанность выплатить мне более 40 млн рублей вложенных мной средств. Вместо этих денег в процессе банкротства ООО «АДЦ-Офис» реальные активы были заменены на акции, выпущенные под развалины азотно-кислородной станции.

— Можно об этом поподробнее?

— ООО «АДЦ-Офис» занималось строительством и вводом офисного центра по улице Пушкина, 67. Я выступал организатором деятельности фирмы и его крупным инвестором-кредитором. Проговаривалось, что инвестиции в строительство здания будут паритетными и оставшиеся после реализации площади — около 4 тысяч кв. метров — будут разделены между мной и КАЗИМИРОВЫМ согласно затратам. Затем решением арбитражного суда от 13 апреля 2010 года с ООО «АДЦ-Офис» в пользу ИП ЦЕМЕНТА Е.Б. была взыскана сумма основного долга по займу и проценты в общем размере 43 млн 687 тысяч 565,02 рубля. Но в конце марта — начале апреля 2010 года со стороны КАЗИМИРОВА были совершены действия по захвату бизнеса ООО «АДЦ-Офис» и завладению активами общества на общую сумму не менее 130 млн рублей — это приблизительная стоимость нереализованных офисных площадей и автоматизированной парковки на 64 автомобиля. В конце марта мне и моим коллегам, которые занимали часть офисных помещений, КАЗИМИРОВ лично запретил доступ в здание с помощью охраны. С этого момента ООО «АДЦ-Офис» перестало оплачивать налоги, коммунальные платежи, вносить арендную плату, появилась значительная кредиторская задолженность и предприятие целенаправленно загонялось в долговую яму.

В итоге в октябре 2010 года по заявлению гражданской жены КАЗИМИРОВА Анны КУГУШЕВОЙ в ООО «АДЦ-Офис» была введена начальная стадия банкротства – наблюдение. В пользу г-жи КУГУШЕВОЙ решением Советского районного суда с «АДЦ-Офис» было взыскано более 57 млн рублей по договорам займа, и этот долг включили в реестр требований кредиторов. Мои требования на сумму свыше 43 млн рублей также включили в реестр, но позднее кредиторская задолженность выросла до 175 млн рублей за счет появления в списке кредиторов специально введенных КАЗИМИРОВЫМ обществ, где руководители и собственники являются номинальными фигурами, а фирмы фактически управляются КАЗИМИРОВЫМ. Затем, используя созданное большинство в составе кредиторов ООО «АДЦ-Офис», КАЗИМИРОВ якобы с целью восстановления платежеспособности общества разработал инвестиционный проект по организации производства 80 тысяч тонн бензина в год из мазута методом озонирования.

— Как его планировалось осуществить?

— КАЗИМИРОВ через ООО «Гелиос» продал ООО «АДЦ-Офис» развалины азотно-кислородной станции по Красноярскому тракту за 60 млн рублей. А зарегистрированное в Томской области ООО «Промсервис» за 43,66 млн рублей продало ООО «АДЦ-Офис» право собственности на объект интеллектуальной собственности — ноу-хау технологического способа переработки углеводородов. Глубокую переработку мазута в бензин планировалось вести на реконструированной азотно-кислородной станции. И в итоге, с использованием искусственно созданного большинства из мнимых кредиторов ООО «АДЦ-Офис», в деле о банкротстве было заключено мировое соглашение, утвержденное арбитражным судом в мае 2012 года. В результате процедура банкротства АДЦ-Офис была прекращена.

— В чем суть этого мирового соглашения?

— Было создано новое акционерное общество — ЗАО «Озон-нефтепереработка», в уставный капитал которого вошли неликвидные активы — разваленная азотно-кислородная станция и бензиновое ноу-хау, которые принадлежали ООО «АДЦ-Офис». Кредиторам же в счет погашения долга предложили акции этого ЗАО, и вместо 41 млн рублей я получил 24% акций ЗАО «Озон-нефтепереработка». В прошлом году прибыль предприятия должна была исчисляться 200 или 300 млн рублей, и в 2013 году эта компания уже со всеми кредиторами должна была рассчитаться. Я пытался свои акции получить, однако это не удалось – предприятие зарегистрировано в одном из районов Омской области, мы отправили туда необходимые документы, но через два месяца письмо вернулось невостребованным.

В итоге денежные средства, которые должны были возвратиться мне в результате инвестиционной деятельности ООО «АДЦ-Офис», были заменены на развалины и так называемое ноу-хау, которое не может быть претворено в жизнь в коммерческих проектах. Сегодня развалины азотно-кислородной станции так и стоят, и те сроки, за которые в рамках мирового соглашения должны были быть погашены долги, прошли, а воз и ныне там.

В результате реальные активы — еще не реализованные площади в офисном здании на сумму не менее 118 млн рублей — были замещены на несуществующие акции несуществующего общества, якобы созданного для осуществления мифической идеи. Зачем нужно было заключать мировое соглашение и замещать активы в ходе банкротства, если, продав только часть имеющихся помещений, можно было погасить задолженность перед кредиторами? При очевидности всей этой аферы она не расследуется.

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.