Все рубрики
В Омске среда, 17 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 88,2824    € 96,2637

Источники вдохновения

9 апреля 2014 09:48
0
4430

Накануне персональной выставки Любовь СЕРОВА рассказала о собственном "освоении Сибири" и о том, как создавались некоторые из ее работ.

 

Любовь СЕРОВА омичкой стала недавно, всего пять лет назад. В Омск ее привели семейные обстоятельства ("Омич привел", — смеется она) и желание как-то поменять сложившийся уклад на определенном этапе жизни.  

            На Урале, в Челябинске, остались друзья-подруги, любимые студенты, родственники и просто много-много людей, которые хорошо ее знали. Здесь все пришлось начинать с нуля. Но легкая на подъем Люба сказала себе: "А почему бы и нет?!" Когда-то в Челябинске с подругой Екатериной САВОЧКИНОЙ они делали совместную выставку "Погружение". Почему погружение? Потому что вспомнили, как в юности ныряли с аквалангом на Сахалине. Так вот, погружение в омскую художественную среду Любови далось достаточно легко. Кафедру "Дизайн" в Южно-Уральском университете она сменила на кафедру "Рисунок" факультета искусств Омского педагогического университета. Кое-как справившись с переездом, с благоустройством нового дома и мастерской, начала работать, и уже первая работа — "Полочка в моей мастерской" — принесла ей признание на областном конкурсе "Лучшее художественное произведение 2011 года".

            СЕРОВА — приверженец станковой графики, недаром изучала ее в свое время в Красноярске. А из разнообразных техник предпочитает авторские — акварель, карандаш, цветные карандаши. Ей нравится экспериментировать с материалами. У художницы сложился уже узнаваемый творческий почерк — спокойно-созерцательный, лирический и в то же время взрывающийся где-то внутри искорками эмоций. Эмоции выражаются в цветных всполохах-линиях, динамичных разводах, а философское настроение — в самих сюжетах. Тут и пейзажи, и натюрморты с посудой, роскошными тыквами, головками чеснока, и ироничные зарисовки, героям которых не чужда тревога дум. Вот деревенские тетки на небо загляделись ("Пролетали мимо облака"). Может быть, гадают, будет ли дождь на их грядки, или, наоборот, не помешает ли он урожай собирать. А может, и что-то более далекое от быта вспомнили. Картинка эта была подсмотрена в Миассе, родилась из дорожных эскизов-зарисовок. А вот уже наше Чернолучье, тоже деревенские пасторали: петухи, коты. Один в кустах спрятался. Как зовут? Без понятия. Не спросила.

            Когда мы разговаривали с Любовью СЕРОВОЙ в ее мастерской, вовсю шла подготовка к выставке, которая откроется сегодня в Доме художника. Это первая персональная выставка художницы в Омске, и вновь совместная с ее челябинской подругой Екатериной САВОЧКИНОЙ. Разбирая работы, Любовь рассказывала о некоторых из них.

 

            "Полочка в моей мастерской"

 

            Собственно, это целая серия из четырех акварельных рисунков. Сложенные вместе, они образуют некую панораму. А полочка — вот она, прямо передо мной, заставленная кувшинчиками, причудливыми бутылочками и керамическими фигурками. Среди них затесались два самовара, старинная лампа-фонарь, а в вазах сбоку — "икебаны", насушенные художницей на собственном огороде.

            — Как я перевозила все эти кувшинчики, лучше не вспоминать! — смеется она. — А бросить невозможно. Это же годами собиралось. Друзья керамисты дарили свои работы на дни рождения, сама покупала что-то яркое, необычное. Это все живет своей жизнью, переставляется, потом в картинки выливается, в мои же.  Все ведь вокруг натюрморта крутится.  Когда я в Омске все уже распаковала, расставила, веревочки сняла, думаю: ну, пора. Пора уже начинать работать. С этого тут мое творчество и началось.

 

            "Федя хорош!"

 

            "Ой, какой чудный!" — вырывается у меня, когда открывается очередной лист, а там — словно живая радуга — индюк в разноцветном оперении. И где ж такие водятся?

            — Это деревня Пороги под Челябинском, — рассказывает Любовь, — очень красивое место. Там много красивых мест: горы, холмы, речка горная. Завод еще старинный есть, это теперь как бы музей. Мы туда ездили на пленэр со студентами. Там семейная пара держит большой дом с верандой, с террасой, они туристов принимают. И вот у них такой красавец ходил в хозяйстве. Мы уже привыкли: утром кофе, потом с Федей поздороваться. А ему очень нравилось позировать, нравилось наше внимание. Он расхаживал всегда довольный — грудь колесом, распускал всю свою красоту. Ну, нормальный такой Федя — индюк. Хороший мужчина. (Фраза заканчивается смехом.)

 

            "На посту" ("Хранители")

 

            В общем-то, хранителями этих двух котов (или кошек) назвала я, когда еще не знала настоящего названия работы. Слово просто просилось. Ну, смотрите, сидят такие таинственные котейки и старый сундук стерегут. Оказывается, дело было так.

            — Вот на этом шкафу они и сидели, — показывает моя собеседница. — Здесь рядом Саши ВЕРГУНА мастерская, и он периодически в этот закуток что-то складывает, потом забирает. А этих кошек кто-то принес зимой. Видимо, это были кошка с котенком, настолько одинаковые, ну один в один, только размер разный. Жалко их было очень. Хотя уже и запах в коридоре стал скапливаться не очень приятный — окон же нет, не выветривается ничего. И тут я как-то прихожу, и никого нет. Кошки  обычно кидались сразу в мастерскую. Я пошла спросить у Саши: неужели их забрали?! Подошла, стучу, а они на меня из-за чемоданов выглядывают. Я засмеялась, хотела фотоаппарат взять, но не успела. Так по памяти и писала. А потом эту парочку все-таки куда-то пристроили.

            "На посту" — одна из немногих живописных работ Любови СЕРОВОЙ (акрил на холсте). Она уже была участницей выставки-конкурса "Лучшее художественное произведение 2013 года".

 

            "Яркое солнце"

 

            Это тоже серия, она еще не окончена и продолжает обрастать листами. Вдохновил художницу стихийный рынок, расположившийся  напротив окон мастерской. Мастерская, кстати, находится на улице Серова — вот такой интересный жизненный каламбур. На рисунках Любови — пожилые торговки. Кто-то прикрывает голову картонной коробкой, кто-то обмахивается непроданным букетом, как веером. Лето, солнце, жара.

            — Рынок был виден прямо из окна, и они тут сидели целыми днями, наши садоводы-огородники, гвардия боевая еще со старой закалкой. Это такие типажи! Сейчас тут все вычистили, окультурили, и рынок за угол переместился, — заканчивает Любовь даже с некоторым сожалением. А сначала ее немножко шокировали и горластые торговки, и шум трамвая, поворачивающего на улицу Труда. Но постепенно все это стало привычным, а главное — перетекающим в творчество. А значит, акклиматизация прошла нормально, и мы можем приветствовать еще одного омского хужожника.

 

            Эльвира КАДЫРОВА

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.