Все рубрики
В Омске четверг, 13 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 89,0214    € 95,7391

Мастер трепетного стиля

3 сентября 2014 09:49
1
4102

Он вырабатывал его годами: от соцреализма 1960-х до свободы 1990-х

На десятой юбилейной выставке-конкурсе "Мой город" в нынешнем году главный приз достался художнику Георгию ПИЛИПЕНКО за работу "Омские ворота. Взгляд из прошлого". Георгий Георгиевич любит писать Омск, хотя родился и вырос на воспетой классиками литературы Полтавщине.

Война под крышами

Свой родной поселок Семеновку он даже не запомнил. В полуторагодовалом возрасте родители увезли его к бабушке в село Рудка. Люди бежали от войны, но она настигала повсюду. Вскоре и в Рудку вошли немцы.

— Хата у бабушки была хорошая. Ставни, наличники резные, — вспоминает Георгий Георгиевич. – Она на две половины делилась. В одной жили мы – шесть человек, включая детей, на второй поселили немецких солдат. В конторе тоже были немцы, наводили порядки. Нас они, правда, особо не трогали, давали даже конфетки монпансье. Потом снова был бой, наши вышибли немцев, и в хате поселились русские танкисты. Под окном стоял танк. Старший брат и другие мальчишки вытаскивали остатки пороха из гильз и поджигали сложенные пучком соломины – длинные, как макароны. Такие вот были нехитрые развлечения. Потом армия пошла дальше немцев гнать, а мы остались.

Отец Георгия Георгиевича имел бронь, но тем не менее ушел на фронт. Дошел до Берлина и вернулся домой с победой. Он любил рисовать, писал небольшие акварельки. Эта тяга передалась и сыну. ПИЛИПЕНКО-младший уже в школе делал неплохие копии известных картин – «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», «Охотники на привале».

Закончив десятилетку, поехал поступать в Одесское художественное училище, но там принимали после седьмого класса. Пришлось вернуться и устроиться на работу. А примерно через год его мать случайно услышала по радио, что при Киевском художественном институте открываются подготовительные курсы. ПИЛИПЕНКО поехал на те курсы, прошел их и – поступил.

       

 Город художников

Сибирь и конкретно Омская область для этой семьи всегда была каким-то знаковым местом. Во время коллективизации сгинул где-то здесь один из дедов Георгия Георгиевича, объявленный кулаком. А в 1960-е годы старший брат поехал осваивать целину и после Казахстана осел в Русской Поляне. Потом женился, перебрался в Омск. Побывав у него в гостях, Георгий ПИЛИПЕНКО тоже решил остаться

— Я работал в то время в училище под Киевом, — рассказывает он. – Ничего серьезного, толкового я там не делал. Приехал – тут другая обстановка, другая атмосфера. Я пошел к Алексею Николаевичу ЛИБЕРОВУ на кафедру живописи старшим преподавателем, дали мне комнату в общежитии. Я тогда уже женат был.  Здесь творческое окружение, творческая атмосфера, и я стал расти как художник.

Конец 1960-х – начало 1970-х годов – время сурового стиля, трудовой и героической тематики в советском изобразительном искусстве. Не избежал этого и ПИЛИПЕНКО. Первая тематическая картина, с которой он участвовал в нескольких выставках, — «Комсомольцы 20-х годов», навеянная романом «Как закалялась сталь». Опытные художники советовали писать еще и небольшие пейзажи, портреты. К жанровой картине предъявлялись большие требования, с ней можно было и не пройти выставком, а с пейзажем где-нибудь проскочишь. Участие же в выставках, зональных, областных, республиканских, было необходимо, чтобы стать членом Союза художников. Но ПИЛИПЕНКО не слушал, продолжал писать масштабные полотна – «Фронтовая бригада», «Летучий отряд», «Бабье лето», где героинями стали работницы Омской кордной фабрики. Членом Союза художников он стал в 1975 году. А первая лирическая нотка, наверное, прозвучала в его «Пейзаже со скворечниками».

Совет писать небольшие пейзажи и натюрморты ПИЛИПЕНКО вспомнил во время перестройки. Тут уж действительно пришлось крутиться. С педагогической работы он ушел, так как она почти не оставляла места для творчества. Надеялся на заказы в Художественном фонде – «подсобном хозяйстве» Союза художников. И заказы действительно были до определенного момента. Но грянула перестройка, фонд лопнул и заказов не стало. Вот тогда Георгий Георгиевич начал делать небольшие работы и продавать их через художественные салоны.

Куклы вместо комсомольцев

Все-таки в этой встряске был и положительный момент. Предоставленный сам себе, оставшись без давления идеологии, без необходимости писать многофигурные композиции на производственные темы и портреты героев соцтруда, художник понял, чего он действительно хочет. ПИЛИПЕНКО стал писать город: «Вид на Любинский», «В одной знакомой улице», «Город на Оми», «Набережная. Утро». У него появилось любимое место: участок улицы Пушкина за Либеров-центром, там, где дорога спускается к оптовке. Почти одновременно с этим в творчестве ПИЛИПЕНКО возникла православная тематика: «Оплакивание», «Спас», «Дмитрий Солунский». Суровый стиль уступил место, по собственному выражению художника, стилю трепетному. И по-другому, кажется, действительно нельзя назвать эту узнаваемую мерцающую фактуру всех работ ПИЛИПЕНКО двух последних десятилетий. Она создана наслоением: на более темный тон неплотно наносится светлый, но думать о технике не хочется, когда видишь эту нежную рябь. В жанровые композиции плотно вошла лирика, и этот тоже узнаваемый пилипенковский излом объятий, напоминающий Густава КЛИМТА («Мама», «Друзья»), и надрыв Серебряного века в серии «Куклы».

История создания «кукольной» серии, впрочем, весьма забавна. Кукол нарисовала дочь знакомых, одаренная девочка Аллочка (сегодня уже дизайнер одежды). «Она нарисовала их пастелью, — рассказывает ПИЛИПЕНКО. — И что-то меня в этом рисунке зацепило. Я спрашиваю: «Аллочка, можно я, подражая тебе, маслом напишу? Не будешь против, если я повторю твою работу?» Нет, говорит, давай. И я быстро написал «Куклы под дождем», потом еще один вариант сделал, отнес в галерею и через день работу купили. А тогда у нас как раз миллионы были в ходу, и я получил там три миллиона. В одночасье миллионером стал. Ну, один миллион Аллочке отдал – заработала. Пошутил еще, говорю: на и пиши расписку о получении».

 

Юбилейные каникулы

Нынешняя победная работа берет начало от маленькой старой фотографии, опубликованной в газете. На ней просто были запечатлены Омские ворота, а ПИЛИПЕНКО придумал еще казаха на лошади, только что приехавшего в Омск, валяющегося на улице пьяного мужичка и собаку, с удовольствием облаивающую приезжего. «Немного развеселить хотелось зрителей, — улыбается ПИЛИПЕНКО, — я же жанрист».

Осенью Георгий Георгиевич отметит 75-летний юбилей. Запланирована небольшая выставка в Либеров-центре. Небольшая, потому что семь работ уйдут на Сибирскую региональную выставку «Евразия», которая откроется в это же время в Экспоцентре. А еще просили работы в Новосибирск на выставку «Красный проспект». «Не люблю долгие выставки, — хмурится ПИЛИПЕНКО. – Заметил: пока выставка идет, мне не работается. Там выставка – у меня простой, вынужденные каникулы. Поэтому стараюсь их не затягивать, десять дней и хватит». Но, наверное, по случаю юбилея все же можно позволить себе каникулы подольше.

Комментарии
омчанин 6 сентября 2014 в 00:12:
Чем хороша и щедра сибирская земля, что становится творческой родиной и для такого тонкого, чуткого художника, как Георгий Георгиевич! У него свой неподражаемый живописный взгляд и на историю города, и на его обитателей
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

В Омске состоялся гала-концерт «Дружба на всех языках»

10–12 июня в Омске прошел Международный форум приграничных территорий Российской Федерации и стран СНГ «Да будет дружба искренней и честной!»

13 июня 12:33
0
119

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.