Все рубрики
В Омске воскресенье, 23 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,9595    € 94,2606

Михаил ОСТРОУШЕНКО: «Сегодня в ПО «Полет» 4,5 тысячи работников, к концу 2015 года их будет 4 тысяч., но объем производства возрастет в три раза»

22 апреля 2015 09:53
0
8406

17 апреля традиционные «кухонные посиделки» в газете «Коммерческие вести» посетил Михаил ОСТРОУШЕНКО, в январе 2015 года назначенный руководителем омского ПО «Полет». Михаил ОСТРОУШЕНКО рассказал творческому коллективу «КВ» о себе, о первых впечатлениях от Омска и предприятии, а также о планах по увеличению объемов производства ракет-носителей «Ангара», которые скоро будут полностью собираться на площадке ПО «Полет». Результат этой двухчасовой неформальной беседы за чашкой чаю предлагаем вниманию наших читателей.

– Михаил Викторович, вы много лет работали в ОАО «Новосибирское авиационное производственное объединение им. В.П. Чкалова» и имеете возможность сравнить его с ПО «Полет». В чем, на ваш взгляд, между ними разница? Что-то вас удивило?

– Удивило многое, на самом деле. Давайте я расскажу обо всем по порядку. Я не скрываю, что приехал по приглашению руководителя Государственного космического научно-производственного центра им. М.В. Хруничева КАЛИНОВСКОГО Андрея Владимировича, под руководством которого я проработал в Новосибирске более семи лет. Когда я его спросил, что нужно будет делать в Омске, он сказал, что делать нужно будет то же самое, что мы сделали в Новосибирске. Когда КАЛИНОВСКОГО назначили директором Новосибирского авиационного завода, предприятие находилось в полубанкротном состоянии и производило полтора самолета в год. Когда он уходил, в тот год мы произвели 12 фронтовых бомбардировщиков СУ-34 и 26 комплектов для планера гражданского самолета Sukhoi Superjet 100.

Если считать по деньгам, то за семь лет руководства КАЛИНОВСКОГО объем выручки НАПО им. Чкалова вырос почти в 10 раз. До его прихода у нас было примерно 900 основных производственных рабочих, столько же вспомогательных рабочих и больше тысячи руководителей различного уровня. В настоящее время общая численность работников предприятия осталась такой же, но при этом количество руководителей уменьшилось вдвое, а количество основных производственных рабочих увеличилось до 2300 человек. Когда КАЛИНОВСКИЙ возглавил предприятие, обрабатывающих центров было не больше десятка. Сейчас их порядка 160 единиц. Есть и такие, чья стоимость превышает сотню миллионов евро.

– А как применимо все это, о чем вы рассказываете, к «Полету»? Вроде бы на омском предприятии и оптимизация уже завершилась, и станочный парк был обновлен, и современных обрабатывающих центров закупили уже много.

– Да, порядка 20 современных станков с ЧПУ на предприятии есть. Но работают они с низкой загрузкой – 35% максимум. Такое оборудование должно работать в круглосуточном режиме и без выходных. Вообще сегодня в ПО «Полет» ситуация примерно такая же, какая была в 2007 году в НАПО им. Чкалова. Только в Новосибирске к тому времени уже ряд процессов был автоматизирован, а в Омске даже автоматизация находится в самом зачаточном состоянии, хотя порядка 300 единиц рабочих мест оснащены современной компьютерной техникой. Вот только в этих компьютерах нет необходимого программного обеспечения.

К людям, работающим в ПО «Полет», у меня претензий нет. Они все очень хорошие. Просто им не показали, как можно работать более эффективно, используя средства автоматизации. Меня, например, сильно раздражает, что на предприятии все производственные процессы до сих пор регулируются вручную. При том, что номенклатура таких сложных изделий, как ракета-носитель «Ангара», измеряется десятками тысяч деталей. И с декабря прошлого года мы начали внедрять программный комплекс 1С, который хорошо себя зарекомендовал в Новосибирске. Кстати, КАЛИНОВСКИЙ был, наверное, первым директором в России, кто внедрил 1С на большом предприятии, с численностью работников более 5 тысяч.

– Неужели на «Полете» вообще не пытались автоматизировать управленческий учет?

– Пытались. В 2009-2010 годах предприятие приобрело программный комплекс OEBS от компании Oracle, который, во-первых, сам по себе очень дорогой, в десятки раз дороже, чем аналогичные российские разработки, во-вторых, ему нужны еще серьезные деньги на его поддержку. Видимо, денег на поддержку не хватило, и программу не довели до ума. Сегодня она практически не работает. Более того, даже затрудняет работу.

– Хотите сказать, что ракеты в Омске собирались чуть ли не на коленке?

– Нет, собирались ракеты на станках, но процесс управления их сборкой осуществлялся вручную. Планирование производства, например, происходило так. Сидят за столами женщины с коробками и перебирают карточки, на которых хранится информация по каждой детали многотысячной номенклатуры изделий для каждого подразделения. И я не преувеличиваю. Точно так же планирование было организовано на Ракетно-космическом заводе в Москве, где производят ракеты-носители «Протон». И только с прошлого года на РКЗ стали внедрять автоматизированную систему производственного мониторинга.

– Поэтому и аварии при космических запусках стали такими частыми...

– У аварий все же другие причины, я думаю. Основная – у людей притупился инстинкт производства качественной продукции. Менталитет русского человека – он очень необычный. Казалось бы, ни о чем не задумывайся, делай так, как написано в технической документации. Нет, наш человек обязательно усложнит себе задачу, начнет придумывать какую-нибудь рационализацию, чтобы сделать эту же деталь, как он думает, быстрее и лучше. Вторая причина – низкая заработная плата в отрасли. Я не понимаю, как можно людям, работающим в ракетостроении, в ведущей отрасли страны, платить 22 тысячи рублей в месяц.

– 22 тысячи рублей – это средняя зарплата в ПО «Полете»?

– Она была такой в августе прошлого года. Сейчас уже немного повыше – примерно 26 тысяч рублей. А к концу 2015 году мы увеличим зарплату еще на 17%. И закончим год уже со средней зарплатой на уровне 31,5 тысячи рублей. Во всяком случае, мы поставили себе такую задачу. Если произойдут какие-нибудь очередные катаклизмы с инфляцией и подорожанием продуктов питания,  мы пересмотрим свои цели в сторону увеличения.

– Будут ли сокращения в ПО «Полет»? Каково у вас соотношение между количеством основных рабочих и управленцев?

– Я бы не называл этот процесс сокращениями. У нас будет перераспределение по категориям. Сегодня в ПО «Полет» порядка 4,5 тысячи работников, из которых 900 человек – основные производственные рабочие. К концу 2015 года общая численность снизится до 4 тысяч.  Руководителей у нас сегодня почти 900 человек. К концу года их останется, я думаю, не больше 500-600. Количество специалистов останется на сегодняшнем уровне, вспомогательный персонал мы уменьшим, а количество основных производственных рабочих увеличим в полтора-два раза, исходя из того, что объем производства в перспективе возрастет, как минимум, в три раза.

Что предполагается в ближайшее время? Наше конструкторское бюро, численностью до 200 человек, станет скоро филиалом московского КБ «Салют». Конструкторы будут те же, только у них появится больше полномочий и больше ответственности. А непрофильные виды деятельности мы планируем вывести из состава ПО «Полет». В первую очередь будем переводить на аутсорсинг всех, кто занимается уборкой помещений. Таких у нас немало – порядка 150-200 человек. Вполне может быть, что к концу года выделим в отдельную структуру и отдел общественного питания. Это тоже не наш вид деятельности, и мы с удовольствием поручим задачу по обеспечению питанием наших работников какому-нибудь предприятию малого бизнеса.

– Омскшина, еще в ту пору, когда это предприятие возглавлял Александр ТРИППЕЛЬ, попыталась непрофильные виды деятельности передать на аутсорсинг. Оказалось, что услуги сторонних организаций по той же уборке производственных помещений обходятся еще дороже, чем если убирать цеха своими силами.

– Мы в Новосибирске это тоже проходили. В итоге пришлось создавать дочернюю компанию, набирать в нее людей, которые работали на нашем же предприятии, и ставить им жесткие условия. Главное, чтобы руководителя дочерней компании можно было проконтролировать. Только в этом случае результат будет положительный. Проблемы российского бизнеса – они же хорошо известны. Никто не хочет создавать бизнес долгим и упорным трудом. Все предприниматели хотят получить все и сразу.

– Сейчас многие производственники жалуются на нехватку кадров. Как будете привлекать квалифицированных работников?

– Есть разные способы привлечения. Самый прагматичный и эффективный, на мой взгляд, сделать зарплату больше, чем у других. Люди в Омске есть. И есть достаточное количество учебных заведений, которые могут подготовить технических специалистов. Кто жалуется, тот не умеет работать с учебными заведениями, я считаю.  

– В 2011 году гендиректор ПО «Полет» Григорий МУРАХОВСКИЙ рассказывал в интервью «Коммерческим вестям», что к концу 2014 года «Ангара» легкого класса будет уже полностью изготавливаться в Омске. Эти планы реализованы?

– Вполне может быть, что такие планы у МУРАХОВСКОГО были. Но тогда я не понимаю, почему он за них не бился. Скажу откровенно, даже сейчас, когда генеральным директором ГКНПЦ им. Хруничева принято решение о полном переносе производства «Ангары» в Омск, очень многие возражали. А среди не согласных с планами переноса производства были в том числе, бывшие руководители предприятия.

   – Как будет организовано производство «Ангары» в Омске?

– Мы строим завод на базе 12-го объекта, который находится на нашей территории «Г». Там и будет сосредоточено все производство ракеты-носителя «Ангара». Производство построим поточного типа, как конвейер. С одной стороны будут входить  комплектующие и материалы, а с другой стороны, на выходе, – готовое изделие. На этом же объекте будут производиться и испытания всех ступеней. Чтобы было понятно, ПО «Полет» будет производить самостоятельно все комплектующие для «Ангары», кроме двигателей, которые выпускает  НПО «Энергомаш» в Химках, и разгонного блока «Бриз-М», который производит РКЗ в Москве. Но окончательная сборка будет в Омске. Всех ракет-носителей – и легкого, и тяжелого типа

– А с какого момента вся «Ангара» будет омской сборки?

– На космодроме «Восточный», если интересуетесь, первая площадка строится для старта «Союза», а второй стартовый комплекс – для «Ангары». Первые пуски «Ангары» состоятся там в 2018 году. Эти ракеты у нас уже в производстве. Вот они будут практически полностью сделаны и собраны в Омске.

– Пресс-служба правительства Омской области сообщала в свое время, что «Полет» для организации серийного производства «Ангары» получит почти 12 миллиардов рублей. Эта цифра правильная?

– Правильная. Инвестиции в создание производственного комплекса предполагаются большие. Но надо учесть, что этот объем финансирования рассчитан до 2020 года. В этом году мы планируем запустить в работу три инновационных установки фрикционной сварки. Аргонно-дуговая сварка, к примеру, обеспечивает коэффициент прочности сварного шва на уровне 0,7-0,8, а фрикционная – близкий к единице. В России такой вид сварки на сегодняшний день использует всего одно предприятие.

– Работают ли сейчас в ПО «Полет» его предыдущие руководители – КОВАЛЕВ, МУРАХОВСКИЙ, ИВАНОВ? По нашей информации МУРАХОВСКИЙ уволился только  в декабре 2014 года...

– МУРАХОВСКИЙ работал заместителем главного инженера. Вернее сказать, числился на этой должности. Его попросили уволиться по соглашению сторон, и он уволился. ИВАНОВ, я думаю, скоро появится на предприятии. ИВАНОВ – это человек, преданный космосу, ракетостроению, и он принесет еще много пользы ПО «Полет», я думаю. Есть уже договоренность, что на следующей неделе он возглавит кафедру ракетостроения Омского государственного технического университета, которая будет базироваться на предприятии. Ко всему прочему мы рассчитываем на его помощь в становлении нашей технологической и конструкторской службы.

– Что за проект по строительству жилья для работников ПО «Полет»? Вам уже выделили землю?

– Землю нам не выделяют, строить мы будем на своей земле. Проблема там в том, что наша территория – это земля федеральная, и нужно ее законным способом вывести из государственного оборота и перевести в разряд земель с видом разрешенного использования Ж-4, на которых можно строить жилые дома любой этажности. Осваивать эту территорию мы предполагаем комплексно. Причем вкладывать живые деньги в этот проект предприятие не будет. ПО «Полет» входит в проект землей и коммуникациями. У нас есть избыточные мощности и по электроэнергии, и по теплу, и по воде, что позволит существенно снизить себестоимость готового жилья. С застройщиками уже проведены предварительные переговоры, и мы ориентируемся сегодня на стоимость строительства в 25 тысяч рублей за квадратный метр.

Банки входят в проект со своими программами ипотеки нашим работникам на особых условиях – без залогов, без первоначальных взносов и с низкими процентами. Как, допустим, Сбербанк делает для своих работников. Если для всех 12% годовых, то для своих – 11%. Вот и мы бы хотели получить от банков деньги на таких же условиях. Тем более что они все равно получат выгоду за счет эффекта масштаба. Нуждающихся в жилье и желающих улучшить свои жилищные условия у нас много – порядка 600 человек. К тому же ПО «Полет» выступит гарантом перед банком по этим ипотечным договорам.

– А банки прокредитуют застройщиков, которые захотят строить ваши дома?

– Застрйщики будет строить дома на деньги наших работников, а работники, как я уже говорил, получат деньги на льготных условиях у банка. Мы в Новосибирске уже реализовывали аналогичную жилищную программу. Все остались довольны.

– Вы уже выбрали конкретного застройщика?

– Предварительно мы подписали договор с ЗАО «СМТ-7», который возглавляет КИПЕРВАР Аркадий Григорьевич. Он проявил живой интерес. И цену сразу предложил, которая нас устроила.

– У «Полета» на балансе две огромные территории, которые сегодня используются, на наш взгляд, не очень эффективно. ПО «Полет» вполне может оставить часть земли городу. Вы не планируете освобождать земельные участки, которые предприятие не использует и не намерено использовать в будущем?

– Мы уже с этого года начинаем переселяться на территорию «Г». На территории «О», которая выходит на улицу Богдана Хмельницкого, мы полностью сворачиваем производство. Через 3-4 года эта территория полностью свободна от нашего присутствия. Руководство ГКНПЦ им. Хруничева считает, что нет никакого экономического смысла вкладывать деньги в ремонт старых корпусов. Единственное относительно нестарое здание на этой территории – здание проходной. Все остальное легче снести, чем поддерживать в нормальном состоянии. На территории «О» останется только наша котельная, которая сейчас работает одновременно и на производственную площадку, и отапливает микрорайон. Какое будет принято решение по котельной – город заберет ее себе или она выделится в самостоятельное юридическое лицо, я пока не могу сказать.

– В середине 2000-х, когда у ПО «Полет» были финансовые проблемы, судебные приставы арестовывали недвижимое имущество предприятия и реализовывали его с аукционов. Сейчас на вашей территории много посторонних?

– Много. Особенно их много на территории «О». Причем далеко не все имущество эксплуатируется. Работают, по большому счету, два или три арендатора. Остальные, видимо, выжидают, когда мы окончательно оттуда переедем.

– На территории «Г» в свое время тоже продавались производственные корпуса. Тот корпус, где находится Сиблифт, например...

– Да, Сиблифт есть, но он выгорожен. Есть на территории «Г» еще одна организация, которая прачечную там организовала, но и с ней, я думаю, мы найдем общий язык. Этот участок немного в стороне находится.

– А какова судьба здания бывшей заводской столовой, где несколько лет назад был хлебозавод «РумяновЪ»?

– Это единственное здание, которое вернулось в собственность ПО «Полет». Через несколько лет, когда мы окончательно переедем на территорию «Г», в этом здании будет располагаться заводоуправление.

– Там же небольшое здание...

– А зачем заводоуправлению большие площади? Количество управленцев у нас тоже будет небольшое.

– Вся земля ПО «Полет» уже оформлена?

– Межевание мы провели почти полностью. Осталось только два участка, которые не попадают под стандартную процедуру. Но по ним мы тоже все вопросы решим до того момента, как завершится процедура акционирования ГКНПЦ им. Хруничева.

– Земельными вопросами ваши юристы занимаются?

– Наши тоже занимаются, но в основном для решения земельных вопросов мы привлекаем сторонние организации. Все нужно рассматривать с точки зрения экономической целесообразности. Зачем нанимать на работу дополнительных людей, раздувать штат, если можно привлечь на короткое время профессионалов? Если вы спрашиваете о кадастровом учете, то в этом вопросе нам помогает омская фирма «Лизгунов и Партнеры», с которой у нас подписан договор. До конца года эта фирма сделает всю работу, необходимую для акционирования.

– С малой авиацией «Полет» распрощался уже навсегда?

– Все авиационные программы закрыты полностью. ГКНПЦ им. Хруничева отказалось даже от производства собственных космических аппаратов. Мы сосредоточились на ракетостроении, а спутниками и самолетами пусть занимаются специализированные предприятия. Единственное, что осталось, – это поддержка самолетов, которые были выпущены. Так нам говорит законодательство. Если мы выпускали самолеты Ан-3 и Ан-148, то должны обеспечить постгарантийное обслуживание до тех пор, пока эти самолеты эксплуатируются.

– Почему, на ваш взгляд, не состоялась программа по производству Ан-3 в Омске?

– Потому что Ан-3 оказался неконкурентоспособным. Потому что есть определенные вопросы к конструкции самолета. Но главная проблема Ан-3 – это, конечно, двигатель, который разрабатывался и производился в ОМО им. Баранова. Он очень дорогой и очень ненадежный.  Я думаю, если бы был хороший двигатель, судьба этого проекта могла бы сложиться иначе.  

– А документация на Ан-3 кому принадлежит?

– Права на производство самолетов Антонова, которые выпускались в Омске,  принадлежат, естественно, КБ «Антонова». У «Полета» есть только лицензионный договор на их производство. Теоретически мы можем их производить. Непонятно, кто их будет покупать.

– Все омские спутники уже запущены в космос?

– Остался всего один космический аппарат. Называется он «Канопус». Запустят его в этом году, и будет он 15 лет летать.

– Кто заказчик «Канопуса»?

– Мы его делали для нужд Минобороны РФ.

– ПО «Полет» сейчас вообще не использует аэродром Омск-Северный?

– Нет, аэродром мы не используем никак. Раньше это была территория ПО «Полет», а несколько лет назад его передали Министерству обороны РФ. Сейчас аэродром используется только военными. Вообще, если говорить про Омск-Северный, я очень удивляюсь, что к нему никогда не проявляли интереса ни городские, ни областные власти. Самое ценное имущество любого аэродрома – взлетно-посадочная полоса. А там ВПП шириной 80 метров и длиной 4 километра. С такими характеристиками полоса может принимать самолеты любого типа, которые даже еще и не придуманы пока. ВПП на аэродроме Омск-Северный строилась в свое время как запасная для посадки космического корабля «Буран», и строилась, по советским меркам, очень качественно. Покрытие уже износилось, что вполне естественно, но восстановить его в разы дешевле, чем строить ВПП заново в другом месте. Омск-Северный находится всего в двух километрах от города. Нужно построить только здание аэровокзала. Все остальное уже есть.  

Сейчас много споров идет о том, есть ли потенциал у Омска. На ваш взгляд, у города есть будущее?

– У Омска есть потенциал. И его нужно активнее использовать. В Омске самые низкие цены на продукты питания среди всех городов. Если сравнить с Новосибирском, где я жил много лет, то в Омске ниже цены на 20-30%. Да, здесь ниже зарплаты, но и ниже затраты. Стоимость аренды жилья в Омске тоже одна из самых низких.

– Многие считают тем не менее, что лучше жить и работать в дорогой Москве, но получать зарплату в два раза больше...

– Да, в Москве зарплаты больше. Но за жилье нужно будет отдать в три раза больше, чем за аналогичное жилье в Омске. А сколько тратится времени на дорогу? Если жить в спальном районе и ездить на работу в другой конец города, то на дорогу уходит не один час. И эти часы потом складываются в бесцельно прожитые годы. Из Новосибирска многие тоже едут искать счастье в Москву. И многие возвращаются. Приживаются далеко не все.

– Вы почувствовали разницу между психологией новосибирцев и омичей? Или никакой разницы нет?

– Новосибирск строился как временный город. Туда временно эвакуировали заводы во время войны, временно приезжали люди. А в Омске есть архитектура, есть основательность, есть уважение к своей истории. Я чувствую, что омичи уважают свой город. Поэтому, видимо, они более отзывчивы, более приветливы, чем новосибирцы. В Новосибирске люди живут динамичней, и если им предложат что-то лучшее, они не раздумывая из своего города уедут. Это такой американский принцип: «Я живу здесь, пока мне хорошо». Да, экономика в Новосибирске сильнее диверсифицирована, чем в Омске. Но если в Омске есть машиностроение, нефтехимия и сельское хозяйство, то Новосибирск развивается больше за счет торговли. Промышленные предприятия, даже построенные в Новосибирске в советское время, в последние годы либо перепрофилируются, либо закрываются совсем. Город становится глобальным торговым центром. Даже наука там развивается как-то странно. В общем, как мне кажется, в Омске жизнь полноценнее. Есть куда пойти, есть что посмотреть. 

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.