Все рубрики
В Омске понедельник, 15 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,7427    € 95,7588

Книжный клуб: омское чиновничество узнало себя в некоторых персонажах

16 сентября 2015 11:03
1
3202

«Есть рабы и господа – такова человеческая природа»

ОРЕХОВСКИЙ утверждает, что никаких реальных омских людей в его текстах нет

Петр ОРЕХОВСКИЙ почтой предложил коллегам, друзьям и землякам сборник повестей.

Одна из повестей – «Практики» – была опубликована в омской «Складчине».

Другие также увидели свет. «Неосторожное обращение с огнем» – в «Континенте» (Москва), «Авария (Расчет по безналу)» – в «Вестнике Европы» (Москва), «Симулякры и симулянты» – в журнале «День и Ночь» (Красноярск), «Надежный человек» в «Октябре» (Москва). Все эти тексты свободно выложены в Интернете. Сам автор презентует себя как «Петр Ореховский, гл.н.с. ИЭ РАН, д.э.н., проф., член СЖ РФ, член Союза писателей Москвы».

В городе N

Первой в файле представлена повесть «Неосторожное обращение с огнем». Действие происходит в городе N, где родился и вырос Георгий Харин. «Как и большинство провинциальных столиц, он производил обманчивое впечатление простоты: казалось, что вся жизнь происходит вокруг губернатора и мэра, которому губернатор покровительствовал». Молодой Харин принадлежал к местному высшему обществу, а его отец Леонид Константинович и вовсе был местным олигархом, который получал«определенный кайф от того, что мог откровенно, хорошо поставленным басом, высказать свое кредо: «Есть рабы и господа – такова человеческая природа. Она не социальная, она биологическая». У харинской супруги Ирины Георгий был третьим мужем. Поселившись в городе N, нужный для себя фитнес-клуб Ирина нашла только с пятой попытки, зато не прогадала.«Она не отказывалась от знакомств во время употребления зеленого чая, однако не принимала приглашений на свидания. Ирина выпила чаю и с Георгием Хариным, запомнив на всякий случай эту фамилию: она вообще старалась запоминать фамилии – сказывалась выучка ее первого мужа». Ее второй муж был редактором местной газеты и любил рассуждать отвлеченно,  например, так: «Плохих народов нет, есть плохая интеллигенция. Если умные люди презирают свой народ, то ничего из такой страны не получится. А русская интеллигенция только все время и делала, что ради чужих идей и своей славы на Западе предавала свой народ». Звали журналиста Сергеем КОВЫРШИНЫМ.

Дендропарк

Интрига закрутилась вокруг земель в лесопарке в центре города, которые выделялись под малоэтажную частную застройку, однако «на землях рекреационной зоны города что-либо строить было запрещено. Перевод земель в другую категорию – дело долгое, кроме того, о проекте в этом случае узнавали конкуренты и затраты на получение землеотвода увеличивались в несколько раз. Поэтому оформлять участок и строить надо было начинать сейчас, а перевод земель оформлять задним числом». Иными словам в городе проклюнулся очередной шахер-махер, которому русские словари в качестве синонимов  предлагают аферу, жульничество, лавочку, мошенничество, надувательство, плутовство, проделку, сделку, уловку и шельмовство. Цетростремительные силы притянули всех героев к некоему дендропарку/лесопарку, и колесо судьбы совершило еще один оборот.

Конференция

Еще одна повесть «Симулякры и симулянты» приводит читателя в академический мир конференций, симпозиумов, возлияний и симпатичных аспиранток. «У Анны Мельниковой были модные пухлые губы, вздернутый курносый нос, темные волосы и карие глаза миндалевидной формы. <...> Щеголеватый Белкин остался удовлетворен беглым осмотром. Лощинин представил ее как аспирантку своего сибирского коллеги, приехавшую в Питер в командировку, извинился, сославшись на занятость, и быстро ушел, пожелав им хорошего вечера». Лощинин писал доклад, где решил поведать, что при определенных условиях субъективные интересы руководства городов и регионов заключаются в сохранении стагнации управляемых территорий, а вовсе не в их развитии, как бы ни пытались эти руководители заверить электорат и федеральное начальство в обратном. Лощинину эта мысль показалась несколько вычурной, но тут научная жизнь позвала его на конференцию в Улан-Удэ. По пути на Байкал «организаторы, предусмотрев возможные запросы участников конференции, на одной из остановок разлили водку в пластмассовые стаканчики и предложили закусить. Лощинин с благодарностью принял предложение, к ним присоединились Белкин с шведовской аспиранткой, Татарников и Шведов отказались». Зря отказались – стоило ли ломать традицию?

Взгромождаясь сверху

Повесть «Практики» пера уважаемого господина ОРЕХОВСКОГО, по его же словам, вызвала нездоровый ажиотаж в среде омского чиновничества, которое якобы узнало себя в некоторых персонажах. ОРЕХОВСКИЙ, между тем, твердо заявил, что никаких «реальных людей» в его текстах невозможно найти при всем чьем-либо старании. И то сказать, повесть начинается так: «Противно станет завтра. Утром всегда бывает противно. Но сейчас, лежа cнизу, он старался прислушиваться к каждому вздоху своей партнерши, ловя каждый стон, выискивая подробности изгибов ее тела, сжимал, поглаживал, покусывал. Она благодарно выгибалась, трепетала в ответ на его ласки и двигалась все быстрее, но в решающий момент тормозила, закусывала губы, выдыхала и сбивала темп. Он шел ей навстречу, вместе с ней замедлялся, потом, чувствуя, что остывает, опять ускорялся, меняя позицию и взгромождаясь на нее сверху». Что не устроило омских чиновников? 

Е.К.

Дэвид БРИН

Бытие

М.: АСТ, 2015 год. – 768 стр.

Тираж 2 000 экз.

По минному полю Бытия

Человечество рискует сломать себе шею, столкнувшись с неприятностями, которые само и породило

Последний роман Дэвида БРИНА 2012 года, написанный после 10-летнего молчания, изредка прерываемого отдельными рассказами, имеет и другой перевод – «Существование». Основная линия находки среди космического мусора большого кристаллического овоида, оказавшегося средством связи с инопланетными цивилизациями, многократно прерывается иными сюжетными линиями, а также откровенной публицистикой о многих десятках вероятностей уничтожения нашей планеты плюс дюжиной объяснений парадокса ФЕРМИ. Парадокс – в том, что, если Вселенная огромна, в ней должны существовать миллионы цивилизаций, куда продвинутей нашей, но почему они молчат? И вот находка тысячелетия – овоид, внутри которого электронные личности представителей 92 цивилизаций, которые говорят: присоединяйтесь к нам! «Вот он – долгожданный контакт!» – думают ученые и политики. – Мы можем войти в Галактический Союз, получить новые знания, представив взамен свои сокровищницы культуры». Но инопланетяне утверждают: «Нет никакого Галактического Союза, есть только мы внутри кристалла». Все их 92 планеты уничтожены: «Разумные расы не выживают. Ни цивилизации. Ни породившие их планеты. А что? Вы считали, что ваша цивилизация может выжить?». В это время в ином месте планеты обнаружен овоид с иным инопланетным разумом. И он утверждает: «Они вам лгут». Но его родная планета, похоже, все же уничтожена. И тут начинает подавать признаки жизнедеятельности множество аналогичных кристаллов, тысячелетиями падавших на Землю и находящихся в космосе, но кто-то неизвестный – не с Земли – начинает выжигать эти овоиды. Что же такое происходит в этой Галактике? Какие звездные войны? Какие события? Между тем на Земле далеко не все обстоит благополучно. Есть те, кто требует прекратить опасные исследования, обвиняют ученых, десятилетиями отправлявших в дальний Космос сообщения о Человечестве, не задумываясь, что сигналы могут привлечь и недоброжелателей. Кроме того, появляются иные виды разумных существ – искусственно возрожденные неандертальцы, аутисты, дельфины и искусственные разумы. Как им всем ужиться на тесной Земле?

mif1959

Татьяна УСТИНОВА

Шекспир мне друг, но истина дороже

М.: Издательство «Э», 2015 год. – 320 стр.

Тираж 90 000 экз.

«Ждать весну»

Очередной детектив о театре, провинции и любви к деньгам

«Всю ночь ревел и грохотал запутавшийся в кровле ветер, и ветка старой липы стучалась в окно, мешая спать. А с утра пошел снег. Максим долго и бессмысленно смотрел в окно — просто чтобы оттянуть момент, когда все же придется собираться. Крупные хлопья кружились в ноябрьской предрассветной метели, медленно падали на мокрый почерневший асфальт, фонари мерцали в лужах уродливыми бледно-желтыми пятнами. Москва из последних сил ждала настоящей зимы — чтобы, как только она придет, начать ждать весну. Максим больше всего на свете любил весну — зеленую, жаркую, полуденную, осоловелую, с квасом из бочки и прогулками в Нескучном саду — но до нее еще жить и жить, и как-то не верится, что доживешь». Куда собирается Максим? В командировке в Нижний Новгород режиссеру Максиму Озерову и его напарнику Феде Величковскому предстоит записать спектакль для радио. Старинный драматический театр встретит москвичей загадками и тайнами, а прямо во время чеховского спектакля произойдет убийство.

Максим Озеров начнет собственное расследование, в котором ему поможет молодой напарник Федя. Порой им будет казаться, что они не столько записывают спектакль, сколько сами участвуют в невероятном, фантасмагорическом действе, где есть неуловимый, как тень, злодей, есть красавицы, есть чудовища, есть даже самый настоящий призрак. Но все закончится в общем хорошо. Злодей будет наказан. Федя Величковский встретит в провинции свою любовь, а  брошенная и несчастная Ляля Вершинина наконец-то разглядит в своем соседе Егоре Атаманове героя нового романа.

Е.К.

Комментарии
Елизавета 17 октября 2015 в 11:22:
Было бы интересно узнать, утверждает ли уважаемый Петр Александрович, что читатель не должен искать омские прототипы и в его романе «Из Сибири с любовью». Там, читая, просто лица видишь, хоть автор и пытается наделить их другими внешними признаками.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

Книжный клуб: «Образование, изящество и ум»

Издательство Иностранка; Азбука-Аттикус выпустило книгу Артуро ПЕРЕСА-РЕВЕРТЕ «Последнее дело Холмса» (М.; 2024 год; 384 стр.; тираж 6000 экз.).

14 июля 22:31
0
165

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.