Все рубрики
В Омске понедельник, 15 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,7427    € 95,7588

Олег КУЧИН: «ЕВСЕЕНКО не мог не знать какие денежные средства на что и куда выделяются»

20 апреля 2016 11:16
1
3933

В прошлом номере газеты от 13 апреля было опубликовано интервью с бывшим заместителем руководителя Управления Федеральной налоговой инспекции по Омской области Сергеем ЕВСЕЕНКО в связи с уголовным делом о халатности, возбужденном в его отношении. Следственное управление СК РФ по Омской области не согласилось с рядом высказываний Сергея Викторовича. Вот что сообщил по этому поводу корреспонденту «КВ» Льву АБАЛКИНУ руководитель третьего отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Омской области Олег КУЧИН.

– Сергей Викторович утверждает, что ревизор из Росфиннадзора, осмотрев территорию Кировской налоговой инспекции, первым делом потребовал документы по пандусу?

– Насколько я его понял, он намекает: не заказ ли это? В ходе расследования мы допрашивали представителя Росфиннадзора, и, по его словам, истребование в Кировской инспекции документов на этот пандус было абсолютно нормальным рядовым моментом проверки, поскольку проводилась инвентаризация товарно-материальных ценностей. Далее в интервью есть горькая нотка, что ни звонков, ни писем, ни обращений от руководителей и бухгалтеров районных инспекций о пандусах к нему не поступало – то есть де ни у кого претензий не было. Но этих претензий в районах и не могло быть, потому что инспекции не являлись субъектами этих отношений: проводило конкурсы, заключало госконтракты и подписывало сметы вышестоящее УФНС. Риторический вопрос ЕВСЕЕНКО, почему подрядчик ЕРМИЛИН после недобросовестного (согласно решению суда уже можно сказать незаконного или преступного) выполнения данных госконтрактов продолжал выполнять различные работы для налоговиков вплоть до конца 2015 года, я бы задал самому Сергею Викторовичу, потому что именно он являлся председателем комиссии по размещению заказов для нужд УФНС вплоть до увольнения. А посему он не мог не видеть и не знать, кто и как исполняет эти подряды.

Нецелевое расходование бюджетных средств, которое поминает Сергей ЕВСЕЕНКО, пытаясь перевести стрелки на вышестоящее руководство, с точки зрения уголовного законодательства отсутствует, поскольку денежные средства, выделенные по госконтракту, направлялись по всем документам на строительство этих пандусов. А вот недостоверное отражение в бухгалтерском учете, что нашли ревизоры, то есть нарушение финансовой дисциплины – это не область уголовного права.

– ЕВСЕЕНКО говорит, что не может нести уголовной ответственности, поскольку, будучи заместителем руководителя управления, он был председателем отборочной комиссии и работа комиссии была завершена в момент подписания контракта с подрядчиком. Представителем заказчика является УФНС в лице Владимира РЕПИНА, который подписывал эти госконтракты. По мнению ЕВСЕЕНКО, с этого момента вся ответственность по исполнению возлагается на того, кто подписал госконтракт.

– В той ситуации, когда в ведомстве, на госслужбе регламентирована, расписана ответственность сотрудников и выделены специальные лица, на которых возложены специальные полномочия, не исполняющие свои обязанности, – в этой ситуации ответственность за неисполнение будет нести тот, на кого возложены эти обязанности, а не руководитель, который должен, по мнению ЕВСЕЕНКО, нести за все ответственность. В нашей ситуации мы как раз и руководствовались тем, что у ЕВСЕЕНКО помимо должности председателя комиссии были еще обязанности по должностному регламенту. Он, как заместитель руководителя управления, нес ответственность за работу и осуществлял контроль работы не только финансового, но и хозяйственного блока. Это как раз те два отдела, через которые эта ситуация и протекала: первый отвечал за исполнение работ, второй – за их оплату. Кроме того, имеется распоряжение УФНС от 20 июля 2012 года об утверждении сметной документации на объекты по капитальному ремонту административных зданий и сооружений, находящихся в ведении УФНС. Контроль за ходом капитального ремонта в соответствии с этой сметой возлагался на начальника хозяйственного отдела. А контроль исполнения распоряжения был возложен на заместителя руководителя управления ЕВСЕЕНКО. В дополнение к сказанному хотелось бы отметить, что вся переписка с Федеральной налоговой службой о выделении денежных средств, суммах осуществлялась от имени ЕВСЕЕНКО. То есть ему делегировали эти полномочия, и он не мог не знать, какие денежные средства на что и куда выделяются. Должен был встать только один вопрос по результатам: выполнены ли они и в том ли объеме?

– Но он утверждает: выполнено. Говорит, что сам, будучи в районных налоговых, не раз видел эти пандусы – стоят.

– Допрошенный ревизор Росфиннадзора и следователь, которая лично побывала в инспекциях, говорят, что мы даже невооруженным взглядом и не имея технического образования понимали, сколько здесь на самом деле затрачено денег.

– Но то, что следователь посмотрела, – это не доказательство, она не специалист. Экспертиза должна быть специальная.

– Мы в ходе следствия провели экспертизу.

– Но ЕВСЕЕНКО говорит, что не было экспертизы.

– Он говорит о другом: сначала, по его мнению, надо было сделать экспертизу, а только потом предъявить претензии – тогда подрядчик добровольно все эти вопросы бы урегулировал, зачем возбуждать дело?

– А-а, то есть экспертиза была сделана после возбуждения…

– Начнем с того, что Росфиннадзор провел такие исследования, мы, соответственно, уже имели данные, что там не 4,9 млн руб. освоено, а на 3,6 млн меньше. И, безусловно, в ходе расследования мы провели строительные экспертизы. Омская лаборатория судебной экспертизы привлекалась в качестве эксперта. Они выезжали на каждый объект, производили замеры, расчеты. Та сумма, которая предъявлена согласно обвинению как похищенная ЕРМИЛИНЫМ, установлена из расчетов, которые сделал эксперт. ЕРМИЛИНА осудили за хищение. Но возбуждение следующего уголовного дела стало следствием того, что следователь выяснил причины и условия, способствующие совершению преступления. А причиной стало ненадлежащее исполнение должностными лицами УФНС своих обязанностей. Это халатность, ответственность, предусмотренная статьей 293-й УК. Эмоциональная фраза, что можно поставить подпись на любом документе и попасть под дело, рассчитана на неспециалистов. Нужно понимать, где ты ставишь подпись. Если на справке об объеме выполненных работ – КС-2, то мы все должны прекрасно понимать, что, ставя такую подпись, сначала необходимо убедиться, что эти работы выполнены.

– Но Сергей Викторович говорит, что из 9 платежек он подписал семь, а две подписал руководитель УФНС.

– Первый и последний документы действительно подписывались РЕПИНЫМ, но объемы по этим двум объектам в своей совокупности по сумме не образуют состава преступления, предусмотренного статьей «халатность», поэтому вопрос об уголовной ответственности руководителя управления не может стоять. А позиция ЕВСЕЕНКО, что раз руководитель подписал, по первому госконтракту документы, значит, я могу и все остальные спокойно подписывать – это детский сад. Человек, ставя подпись, должен убедиться, что работы выполнены в том объеме, который указан в документации.

– Но он говорит, что у него не было причин в чем-то сомневаться в документах, уже подписанных его подчиненным СОЛОГУБОВЫМ.

– Если бы подпись СОЛОГУБОВА являлась той подписью, на основании которой работниками бухгалтерии производилось финансирование, я бы с вами согласился, что подпись поставило лицо, надлежащим образом уполномоченное. Тогда неважно было Сергею ЕВСЕЕНКО что-либо проверять – сделано или не сделано. Но проблема в том, что бухгалтерия обязана была перечислить денежные средства не после того, как СОЛОГУБОВ свою подпись поставит, а только когда подпишет ЕВСЕЕНКО. Поэтому он должен был не просто доверяться своим подчиненным, а сам убедиться в этом. Поэтому его попытка переложить свою ответственность на других несостоятельна.

– Действительно ЕРМИЛИН вернул 471 тысячу рублей переплаты?

– Да, вернул, заявив, что это и есть вся переплата. К сожалению, на предложение следователя возместить бюджету весь объем ущерба он отказался, сообщив, что налоговики ему должны по иным работам. Справедливости ради надо сказать, что в сумму, которую предъявило УФНС, он действительно включил и те работы, которые не являлись предметом данного госконтракта. И поэтому свои затраты по данному контракту он завысил. Но мы делали расчет согласно тем документам, которые имели отношение к данным пандусам и к этому госконтракту. Безусловно, его другие подряды, которые он выполнял для УФНС, не должны были и не могли быть смешаны с нашими расчетами. Таков закон.

– Правда, что по ЕВСЕЕНКО срок давности для наказания закончился?

– Когда проводилась проверка, неоднократно Сергею Викторовичу задавался вопрос о волеизъявлении и согласии с решением об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду истечения срока давности. На что он написал письменное заявление, что не согласен с решением об отказе в возбуждении дела, поскольку считает себя невиновным. В такой ситуации следователь вынужден дело возбудить. В ходе следствия снова выяснялась его позиция, но он ее не изменил.

Комментарии
Василий Михайлов 20 апреля 2016 в 16:37:
За пандусы должны судить Репина!
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.