Все рубрики
В Омске среда, 21 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,3490    € 99,5589

В Первомайском суде искали калькулятор, чтобы сосчитать миллионы НПО «Мостовик»

26 октября 2016 12:05
0
3572

В ходе судебного следствия найдена бухгалтерская ошибка стоимостью 117 млн рублей

19 октября в Первомайском суде на судебном заседании по делу экс-министров Риты ФОМИНОЙ и Олега ИЛЮШИНА в качестве свидетеля выступили мэр города Омска Вячеслав ДВОРАКОВСКИЙ и заместитель мэра Омска, директор департамента финансов и контроля Инна ПАРЫГИНА. Напомним, экс-министров Риту ФОМИНУ и Олега ИЛЮШИНА обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 285 УК РФ, п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (злоупотребление и превышение должностных полномочий).

ДВОРАКОВСКИЙ о ШИШОВЕ

Первым к кафедре вышел градоначальник. На вопрос прокурора Дмитрия КАЗАННИКА о сути отношений, связывающих их с Олегом ШИШОВЫМ, Вячеслав ДВОРАКОВСКИЙ ответил: «Это руководитель предприятия, с которым я проработал 21 год. У нас нормальные, можно сказать, дружеские отношения».

Затем гособвинитель стал расспрашивать мэра о звонке Олега ШИШОВА в марте 2014 года, и градоначальник припомнил:«Ситуация была следующая. Он (ШИШОВ. –От ред.)испытывал колоссальные затруднения в финансировании объектов. Их было много, и они все очень значимые, ему нужно было получить за выполненные работы из бюджета города энную сумму. Он называл, что проблема касается 200 млн рублей. Якобы он условился с Райффайзенбанком, что погасит эту сумму, а ему потом выдадут новые кредиты. Таким образом он выходит из положения, и объекты не страдают. Я ему сказал, посмотрим, что у нас есть, потому что были городские объекты, где работал «Мостовик». Позвонил в департамент финансов, мне сказали, что есть выполненные работы, подтвержденные соответствующими справками, и можно перечислить 25 миллионов. Я сказал: если можно, давайте сделаем. Вот обстоятельства этого события. Я, по-моему, звонил Рите Францевне, спросил, как можно помочь. Но она говорит, что наши дела – это наши, у нас свои объекты, поэтому кроме, что называется, человеческого сочувствия в этом разговоре никаких других обстоятельств не было».

Позднее Вячеслав ДВОРАКОВСКИЙ пояснил, что Рита ФОМИНА ему сказала, что повлиять на процесс она не может, поскольку прямых взаиморасчетов между минфином и «Мостовиком» нет, все происходит через министерство (развития транспортного комплекса). Он точно не помнит, были ли перечислены «Мостовику» хотя бы эти 25 млн рублей, но полагает, что были.

Воспользовавшись присутствием в зале суда мэра города, адвокат Риты ФОМИНОЙ Александр ЖЕЛЕЙЩИКОВ решил обратиться к противоречиям в показаниях мэра и своей подзащитной. Для этого он сначала обратился к ней с вопросом:«Рита Францевна, у вас был разговор с Вячеславом Викторовичем по поводу ситуации с «Мостовиком»? Если был, то шла ли речь о Райффайзенбанке?»

ФОМИНА.У меня не было разговора на эту тему с мэром, только с Инной ПАРЫГИНОЙ. Она спрашивала, есть ли у нас возможности. Про Райффайзенбанк у меня разговора вообще ни с кем не было, даже с ШИШОВЫМ.  Я узнала о Райффайзенбанке, только когда летала на очную ставку к Олегу Николаевичу. А в телефонном разговоре он говорил: мне нужно перекредитоваться. По поводу перекредитовки у меня разговора с Вячеславом Викторовичем вообще не было. В этот день (18 марта 2014 года) я с ним не разговаривала. Я говорила с ПАРЫГИНОЙ».

ЖЕЛЕЙЩИКОВ.Вячеслав Викторович, вы точно помните, что именно 18 марта 2014 года был разговор, или предполагаете?

ДВОРАКОВСКИЙ.Я не знаю, у меня такое ощущение, что я к Рите Францевне обращался.

Позднее, после прослушивания записей телефонных разговоров мэра с ШИШОВЫМ и с ПАРЫГИНОЙ, Вячеслав ДВОРАКОВСКИЙ вернулся к этой теме и, смущенно извиняясь, отметил, что, вероятно, он спутал и разговор у него состоялся не с Ритой ФОМИНОЙ, а с Инной ПАРЫГИНОЙ. Такая забывчивость может показаться странной, но на деле мало кто помнит телефонные разговоры двухлетней давности.

Муниципальный бюджет

Допрос Инны ПАРЫГИНОЙ, как и мэра, был непродолжительным. В частности, прокурор поинтересовался:«Существовала ли практика, что вы согласовывали расчеты по муниципальным контрактам, допустим, с органами финансового контроля области либо должностными лицами правительства Омской области?» Вопрос удивил свидетеля: «Нет, я от области же не завишу, у нас муниципальный бюджет».«Понимаю, – откликнулся прокурор КАЗАННИК, –но у нас такая версия возникла, что администрация города, департамент финансов с первым заместителем правительства области согласует вопросы в рамках своих контрактов». Эту версию ПАРЫГИНА не подтвердила, и гособвинитель приступил к главной теме допроса.

КАЗАННИК. Предметом настоящего уголовного дела являются события марта 2014 года, связанные с определенной просьбой НПО «Мостовик» о выделении средств. По этому поводу что-нибудь помните?

ПАРЫГИНА. Да, меня вызвал мэр ДВОРАКОВСКИЙ в марте 2014 года и попросил рассмотреть возможность либо авансирования, либо оплаты выполненных работ по заключенному муниципальному контракту строительства путепровода на улице Торговой. У нас на тот момент был действующий долгосрочный контракт. Я вернулась на свое рабочее место, открыла необходимые документы и увидела, что у нас недостаточно лимитов, бюджетных обязательств. На тот момент еще не поступило уведомление из федерального органа Росавтодора по поводу доведения лимитов, а собственных средств на финансирование либо авансирование не было. Кроме того, я уточнила в департаменте строительства – звонила КОЗУБОВИЧУ, есть ли у него выполненные работы и есть ли целесообразность и необходимость оплаты этих выполненных работ. Получила отрицательный ответ, поэтому оснований для оплаты не было. У нас практикуется возможность финансирования объектов капитального строительства с авансированием, как правило, 30-процентным, если это предусмотрено в муниципальных контрактах, т.е. если проходит соответствующую процедуру в рамках федерального закона. Я доложила мэру, что у нас вообще отсутствуют лимиты федерального финансирования. Своими деньгами мы рассчитались в полном объеме. И нет возможности провести никакой вид платежа.

КАЗАННИК.Вы эту информацию, кроме мэра еще, до кого-то довели?

ПАРЫГИНА. Он меня попросил позвонить Рите Францевне. Кроме того, на меня, по-моему, выходила главный бухгалтер «Мостовика» Наталья КРАВЧЕНКО. Спрашивала, есть ли такая возможность. Я ответила, что у нас отсутствует возможность оплаты по данному объекту.

КАЗАННИК.Вам было дано поручение созвониться с Ритой Францевной? Почему?

ПАРЫГИНА. Потому что существует еще ряд строек областного значения, где генподрядчиком было НПО «Мостовик». Нужно было спросить у них, возможно ли выполнить задачу, которую поставил мне мэр, через областные стройки. Если на областные стройки были действующие контракты и у области были приняты обязательства, не зависящие от федерального финансирования… У них лимиты годовые были открыты, и если была обоснованная возможность оплаты какой–то суммы «Мостовику», то… Вот он меня и просил позвонить.

КАЗАННИК. Какую информацию вы довели до Риты Францевны?

ПАРЫГИНА. Я сказала, что у нас отсутствуют лимиты. Нет возможности ни рубля оплатить.

И снова свидетель ШУБКИНА

Третьим свидетелем в этот день к кафедре суда вышла главный бухгалтер КУ «Управление заказчика по строительству объектов омского метрополитена» Светлана ШУБКИНА. Она уже не первый день давала показания в суде и, как выяснилось, не последний. Ее подробно и прокурор, и судья Елена ШТОКАЛЕНКО, и адвокат Олега ИЛЮШИНА  Елена МУТЬЕВА расспрашивали о финансовых операциях, дебиторской и кредиторской задолженности и – главное – об ошибке, которая была совершена бухгалтером.

ШУБКИНА.Когда пришел аванс на сумму 242 млн рублей, я посчитала его только как остаток от федерального бюджета, т.е. если от федерального бюджета сумма аванса была 718 млн рублей минус 476 ранее выплаченного, получается 242 млн рублей – остаток аванса по федеральному бюджету.

МУТЬЕВА.Фактически эта сумма должна была быть меньше?

ШУБКИНА.Если брать два бюджета с учетом уменьшенных лимитов, то сумма как раз имеет разницу 117 млн рублей.

МУТЬЕВА. Ошибка составила 117 млн рублей?

ШУБКИНА. Да.

МУТЬЕВА.Эта ошибка была допущена вами?

ШУБКИНА. Эта ошибка была допущена мной, о ней я узнала из акта.

МУТЬЕВА. Вы об этой ошибке доложили своему руководителю?

ШУБКИНА.На тот момент? На декабрь 2013 года я не сомневалась, что это правильно и никакой ошибки не допустила. Если бы я хоть немножко сомневалась, естественно, был бы запрошен аванс на меньшую сумму.

МУТЬЕВА.Вы при расчетах ошиблись на 117 млн рублей. Вы 23 декабря отправляете им 242 млн, а должны были (242 минус 117), грубо говоря, 125 млнрублей?

ШУБКИНА.Аванс федерального бюджета был переплачен. По идее я должна была уменьшить аванс по федеральному бюджету на 117 млн.

МУТЬЕВА. Правильно, а вы этого не сделали, и все эти деньги ставятся в вину ИЛЮШИНУ. А  по сути это ваша ошибка?

ШУБКИНА. Я ошиблась, и получается, что я переплатила деньги. Я не отрицаю, что ошиблась.

Свидетеля Светлану ШУБКИНУ допрашивали в зале суда более двух часов, в какой-то момент понадобился калькулятор и перерыв, чтобы понять суть всех сложений и вычитаний, проделываемых с миллионами рублей. Однако в конце судебного заседания оказалось, что еще не все вопросы заданы, и свидетельницу пригласили на дачу показаний еще раз. Теперь уже прокурор и адвокаты вооружатся документами и будут более конкретно уточнять детали финансовых операций, проведенных казенным учреждением в 2013-2014 годах.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.