Все рубрики
В Омске четверг, 21 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 71,0555    € 82,6162

Елена КАШЛЕНКО: «Субсидированные билеты как антибиотик: пока они есть, туристическое направление хорошо себя чувствует, если отменить – турпоток провалится»

16 февраля 2019 13:18
0
1294

«КВ» продолжают публикацию нетривиальных историй о путешествиях от наших читателей.

На этот раз обозреватель Анастасия ИЛЬЧЕНКО заглянула в туристическое агентство «Мистер Фогг». Руководитель компании Елена КАШЛЕНКО много лет работает в туриндустрии, она рассказала о новых направлениях, которые совсем скоро станут мегапопулярными у омичей, но сначала поведала историю поездки в Ферганскую долину.

– Елена Константиновна, вы обещали поделиться воспоминаниями о своем путешествии в Узбекистан в разгар Ошского конфликта 1990 года.

– В то время я была еще подростком, но довольно хорошо помню события нашей с мамой поездки в июне 1990-го. Мама работала учителем в музыкальной школе, и им каждое лето выделяли социальные путевки. Но в тот раз на курорты Краснодарского края уже не было мест, поэтому нам предложили Среднюю Азию. Есть большая разница между тем, как люди путешествовали в советское время и как это происходит сейчас. Тогда поездки были практически неорганизованными. Я помню, как мама добывала авиабилет до Ташкента, когда он оказался у нас в руках, это было счастье, казалось, что все проблемы решены. Но от Ташкента предстояло добраться на поезде до Андижана, а оттуда еще на двух автобусах до базы отдыха в Ферганской долине.

Уже в Ташкенте выяснилось, что билетов на поезд нет. Ближайшие – через месяц. Но в кассе нам посоветовали подойти к проводникам. Состав в нужном направлении был абсолютно пустой. Обратились к проводнику плацкартного вагона: «Можно, мы заплатим вам и поедем». «Конечно! Но это очень дорого – 15 рублей». Для них это была безумная сумма, для нас – нет, поэтому расплатились, в абсолютно пустом вагоне заняли понравившиеся нижнее и верхнее места и поехали. Проезжаем одну станцию, другую – никого. И вдруг среди ночи просыпаемся от того, что вагон, как муравейник, набит местными жителями. Они сидят по 4-5 человек на сиденье. Вдоль мамы, которая спала на нижней полке, расположились четыре узбека. Когда один из них стал нагло пить нашу сгущенку, я возмутилась в силу своего подросткового возраста. В итоге мама перебралась ко мне наверх. Как оказалось, таким образом узбеки возвращались домой с хлопковых полей. Поскольку проезд был достаточно дорогой, они покупали билеты на сидячие места: на каждую полку, в том числе верхнюю, приходилось по четыре посадочных места.

С горем пополам доехали до Андижана. Дальше нужно было на автобусе добираться до Наймана. Там мы увидели жуткий контраст: нищета на улицах и при этом шикарные автомобили. Узбекистан уже тогда переживал сильное классовое расслоение. Нам, живущим на территории Российской СФСР, было не понятно, как может существовать столько нищеты, попрошаек. После Наймана мы ехали еще на одном автобусе до какого-то поселка. В итоге, когда добрались до крайней точки, нам сказали идти через хлопковое поле, там, за водохранилищем, находится наша база отдыха. Потом ее директор долго выяснял, как нам удалось добраться до них. Дело в том, что мы должны были приехать на сутки раньше, нас встречали в аэропорту, чтобы с комфортом довезти. Но поскольку удалось достать билеты на ташкентский рейс только на дату позже, то пришлось добираться самостоятельно.

– И когда вы узнали о конфликте между киргизами и узбеками?

– Телефонов на базе не было, единственный телевизор мы редко смотрели. Средством связи являлся телеграф, но нам все было некогда отправить телеграмму, что добрались. И вот на пятый день получили из Омска сообщение «по вертушке» (разговорное название закрытой системы партийной и правительственной телефонной связи в СССР. – Прим. ред.): «Что случилось? Почему с вами нет связи?». Тогда и выяснилось, что в Фергане в самом разгаре межнациональный конфликт. Уже объявили комендантский час. Местные жители отстаивали свои права, стреляли, взрывали, а мы, сидя в предгорной долине, ничего не знали. Единственное, что указывало на некие события, нам сказали, что экскурсии возможны не все: в Шахрихан на ткацкую фабрику пожалуйста, а в Ош – нет.

– Кроме отмены экскурсий, вас конфликт как-то коснулся?

– В деревнях все было спокойно, а в города мы не совались. Когда выезжали из Оша, комендантский час чувствовался – на улицах горели костры, сидели солдаты. Даже в нашем ауле слышались канонады.

– Расскажите про базу отдыха.

– При общей нищете в Узбекистане база «Ширманбулак» была неплохо устроена: коттеджи, правда, некруглогодичного функционирования, летняя столовая на 100-150 человек. На территории большое количество экзотических растений, огромные розы. В основном там отдыхали такие же как мы туристы из РСФСР. Место сказочное. Предгорья Памира и Тянь-Шаня с пещерами со сталактитами, водопадами, цитрусовыми садами, хлопковыми полями, поэтому было много экскурсий, в том числе пеших в горы, на лошадях. Посетили ткацкую фабрику, где показали технологию производства шелка и угостили русским обедом. На территории базы работал магазинчик, где купили настоящие хлопковые полотенца. У нас они были редкостью, а там в свободной продаже в маленькой деревеньке. После базы отдыха мы продолжили путешествие – поехали во Фрунзе, столицу Киргизии. Сейчас это Бишкек. Он уже тогда был более развитым по сравнению с Узбекистаном.

– После той поездки вы бывали в Узбекистане?

– К сожалению, нет. Хотя сейчас из Новосибирска отправляется достаточно много авиарейсов в бывшие союзные республики. Идет тенденция к возврату российских туристов в Среднюю Азию. Узбекистан уже спрашивают с определенной регулярностью. Другой вопрос, что туры туда получаются достаточно дорогими из-за перелета через Москву. Как только появится региональный рейс на Ташкент или с нормальной состыковкой в Астане, Узбекистан начнет набирать популярность. За это лето только в нашей компании несколько раз интересовались конкретно Ташкентом.

– И какова стоимость недельного пребывания там?

– Около 70 тысяч рублей на двоих. Такая сумма у людей еще не ассоциируется с Узбекистаном. Хотя по отношению к Грузии народ уже смирился с 70-100 тысячами рублей на двоих. Но в Грузию можно хотя бы из Екатеринбурга попасть, а в Ташкент – только транзитными рейсами.

– Елена Константиновна, а что привлекает людей в Узбекистане? Остались базы отдыха с советских времен?

– Думаю, старые базы пришли в негодность, а новые еще не отстроили. Нашим туристам интересны экскурсионные туры с гастрономическими элементами. У всех эта страна ассоциируется с великолепными пловами, фруктами. Например, в тур «Восточная сказка» входят Ташкент, Самарканд, Бухара. Узбекистан скоро опять станет популярен, но среди тех, кто его помнит, кто там был в советское время. Так же, как с Крымом: когда его открыли, в первую очередь поехали те, у кого остались хорошие воспоминания, т. е. пенсионеры. Молодежь Крым до сих пор не воспринимает. Скоро в Омск придет мода на отдых в Грузии, затем в Азербайджане, Узбекистане.

– Часто слышу, что в зарубежных странах, в том числе бывших республиках, негативное отношение к русским...

– Когда ты турист, который привез деньги, отношение к тебе везде нормальное. Во Вьетнаме, из которого я только что вернулась, этого точно нет, потому что основная платежеспособная часть отдыхающих – русские. Вьетнамцы не говорят по-английски, они днем и ночью учат русский язык: наши названия рыбы, блюд, потому что не видят перспектив развития другого рынка. Конечно, китайцы там тоже есть, но они на выходные заехали и уехали, а русские проживают более длительный срок. Наша публика, которая приезжает во Вьетнам, достаточно платежеспособная. Конечно, те, у кого слишком много денег, выбирают Мальдивы, Сейшелы и т. д. Вьетнам больше для семейного, размеренного отдыха.

– Пару раз за рубежом было очень неловко перед местными за поведение соотечественников. Насколько это типичная ситуация?

– Когда направление становится массовым, публика приезжает разная, в том числе и не самая культурная, от нее не спрячешься. Просто не нужно выбирать массовые направления. Через какое-то время на них начинают портиться как туристы, так и принимающая сторона. Что происходит сейчас в Турции? Стремительно падает качество, потому что отели не в состоянии обеспечивать хорошим сервисом такое количество туристов на протяжении длительного времени. Мы в этом году наблюдали, что отели, которые когда-то предоставляли высоченный уровень, упали. Цена там уже не соответствует качеству.

– А если человек не хочет снижать уровень?

– Просто не нужно ехать в Турцию. Комфортный, качественный отдых даст любая страна, но не массовая.

– Какие направления сейчас можно отнести к массовым?

– Турцию и Крым, судя по продажам этого года. Все остальные – единичные случаи. Ни Черногория, ни Хорватия, ни Албания, ни Греция не являются такими массовыми, как Турция. Они заявили, что этим летом приняли 10 млн. туристов. Это нереально!

– А что с Крымом?

– К Крыму у меня по ряду причин неоднозначное отношение. С детьми там нужно выбирать очень качественные объекты размещения, а их можно перечесть по пальцам. Но стоимость в четырех- или пятизвездочном отеле достаточно высокая. Даже с точки зрения размещения это дороже, чем Турция, а если добавить не субсидированный перелет, то цена получается совершенно неадекватная. Поэтому в прошлом году Крым мы продавали только пенсионерам, добывали для них субсидированные авиабилеты, которых было меньше, чем в позапрошлом году, и еще меньше, чем два года назад. Субсидированные билеты как антибиотик: пока они есть, туристическое направление хорошо себя чувствует, если отменить – турпоток провалится. Не будут ездить в Крым пенсионеры – не знаю, кто их заменит. Видимо, силовики, которым это направление показано, но и у них сейчас есть выбор – Вьетнам, Китай, Куба.

Пенсионерам же размещение нужно демократичное. И такое стало появляться в Крыму, например, туда зашла сеть «Ателика», которая предлагает номерной фонд с удобствами на этаже стоимостью 1700 рублей в сутки. Это новый отель по системе «все включено» – завтрак, обед, ужин с выбором мясных блюд, вина, шампанского, соков, мороженого, сладкой ваты, плюс бассейн, как в Турции. Пенсионерам очень нравится. За 10 дней они платили 17 тысяч за гостиницу плюс 12 за субсидированный перелет и около трех за трансфер, т. е. 32 тысячи на человека.

Но проблема с субсидированными билетами (для детей, молодежи до 23 лет, пенсионеров и инвалидов) в этом году была колоссальная. С 1 апреля их давали дозированно и только в одну сторону, поэтому те, кто не позаботился об отдыхе заранее, туда летел за 5-6 тысяч, а обратно – за 20. Для остальных стоимость проезда, если бронировали в декабре-январе, составляла 18 тыс. рублей в обе стороны, а если за 2-3 месяца, то 40 тыс. рублей. Цена высокая, но перевозчики ее и не пытались снижать.

– Какие еще направления субсидируются сейчас?

– В августе 2018 года в России утверждены правила предоставления субсидий туроператорам по внутреннему туризму. Со следующего года под субсидии круглогодично попадут туры в Карелию, на Алтай, в Бурятию, на Камчатку, на Сахалин, на Байкал и пр. В низкий сезон будут субсидироваться путешествия на курорты Краснодарского края (без Сочи). Этот опыт субсидирования заимствован у Турции. Она всегда поддерживала туроператоров в низкий сезон.

– И за сколько можно слетать в Турцию зимой?

– Неделя в пятизвездочном отеле на двоих обойдется 34 тысячи, две – 50 тыс. рублей. Это по системе «все включено». За эти деньги предлагают действительно хорошие отели. Кроме того, в Турции активно развивается горнолыжный туризм, отели в горах.

– Насколько активно омичи рассматривают Турцию в качестве зимнего отдыха?

– Хороший вопрос! Омичи сейчас в качестве отдыха пассивно рассматривают любую заграницу. Массовые бронирования идут только по отдыху в Омской области. В данный момент можно на неделю отправиться в Эмираты за 50 тыс. рублей на двоих, на Хайнань из Новосибирска за столько же. Но что-то происходит (и уже не первый год) с омичами, что они не могут в это время отдыхать, а едут в августе-сентябре за 200 тысяч. Проводят зимние каникулы в Чернолучье, чтобы четко вписаться в даты и не дай бог не опоздать на работу.

– А едут ли омичи в Европу?

– Не массово. Например, выбирают комбинированные туры в Италию: неделя экскурсий и неделя на море. Не только автобусные: турагентства могут подобрать практически любой маршрут и отправить в любую точку на карте, куда ткнете пальцем. Передвижение может быть как элитным на индивидуальном автомобиле, так и бюджетным – на электричках. Конечно, в такие путешествия отправляются опытные туристы, которые не боятся самостоятельно добраться из аэропорта Рима до отеля в пригороде. На май стоимость перелета практически в любую европейскую страну туда и обратно составляла около 27 тыс. рублей на человека. Мне грустно, хоть мы и развиваем в соцсетях тему путешествий, пишем про Европу, Азию, Россию, и вроде бы люди лайкают посты, но когда дело доходит до покупки, большинство хочет в Омске сесть в самолет, а потом здесь же выйти.

– Елена Константиновна, появятся в ближайшее время новые турнаправления?

– Я верю, что скоро мы будем продавать Сирию – ее острова в Средиземном море. Они не пострадали от военных действий. Сирия готовится к приему туристов в ближайшее время, в частности, на острове Арвад (площадь острова 6 кв. км, население 4,4 тыс. человек), где хорошие песчаные пляжи, интересная экскурсионная программа. В основном они ждут гостей из Ливана и Кипра, но думаю, и наши прилетят.

Еще раньше мы начнем продавать туры в Азербайджан, на курорты Каспийского моря. Будет стремительно развиваться внутренний экскурсионный туризм. На выходные омичи с удовольствием поедут в Тобольск, Тюмень, Екатеринбург по Императорскому маршруту, посетят Кунгурские пещеры, развлекательную программу в «Старине Сибирской» в Большеречье и пр.

– И омичи готовы отправиться туда, где еще вчера летали военные самолеты?

– Я всем нашим туристам советую: ребята, не смотрите российские новости (смеется). В них показывают только пострадавшую часть страны, это необъективно. Интерес к направлению складывается из стоимости и наличия удобного перелета. Если поставят адекватную цену, достаточный сервис, прямой перелет из Омска, турист будет. Вот с 5 декабря начались рейсы из Екатеринбурга в Египет через израильский город Овда. Он расположен недалеко от границы, и через него россияне летят на курорты Египта. Трансфер, правда, длительный из-за ожидания на границе – порядка пяти часов. То есть опять начнет набирать популярность курорт Таба на границе с Израилем, где есть шикарные фешенебельные отели типа Movenpick, Hilton, Sheraton, конечно, популярным будет Дахаб. Россияне соскучились по Красному морю, переживали запрет на полеты в Египет. Понятно, что была объективная причина, но ее устранили, а запрет затянулся.

– Сможет, на ваш взгляд, Египет в будущем посоперничать с Турцией?

– Однозначно! Если откроют прямые рейсы в Египет, он станет сильнейшим конкурентом Турции. Отдых там будет чуть дешевле и за счет этого перетянет на себя поток. Тем более в 2018 году Турция переходит с долларовых расчетов на евро. Это общемировая практика, они только с Россией работали в долларах. И сейчас, поскольку будущее доллара туманно, мы тоже переходим на расчеты в евро.

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.